Церковь Животворящей Троицы в Антарктиде (станция Беллинсгаузен, остров Ватерлоо)
Церковь Животворящей Троицы в Антарктиде (станция Беллинсгаузен, остров Ватерлоо)
Церковь Животворящей Троицы в Антарктиде (станция Беллинсгаузен, остров Ватерлоо)

Российский храм, освященный во имя Святой Троицы в Антарктиде, долгое время был самым южным из православных храмов на планете. И хотя к настоящему времени южнее него были построены болгарская часовня святого Иоанна Рыльского на острове Климент и украинская — равноапостольного князя Владимира на станции Вернадский, российская церковь Святой Троицы на острове Ватерлоо, имеющая статус Патриаршьего подворья Свято-Троицкой Сергиевой лавры, по-прежнему остается самым южным постоянно действующим православным храмом в мире.

Идея строительства храма Русской Православной Церкви на самом южном континенте планеты появилась ещё в последнем десятилетии прошлого века — её озвучивали и капитан женской полярной команды «Метелица» Валентина Кузнецова, и блаженной памяти патриарх Московский и всея Руси Алексий II. После того, как идея получила поддержку руководителя Антарктической авиакомпании Петра Задирова (он впоследствии осуществлял финансирование строительства), был учреждён фонд «Храм Антарктиде», объявивший конкурс на лучший проект. Лучшим был признан концепт барнаульского архитектора Светланы Рыбак, выдержанный в традициях русского деревянного зодчества. Руководитель творческой студии, в которой работала Светлана Густавовна, П.И. Анисифоров возглавил работу по созданию храма и привлёк к проекту конструктора А.Б. Шмидта.

Сосны и кедры для храма Животворящей Троицы были срублены на Алтае, на берегу Телецкого озера. Здесь же здание собрали и ровно год дали ему отстояться. После этого сруб разобрали и перевезли по автодорогам в Калининград, а оттуда, по морю — в Антарктиду, где за два месяца усилиями бригады из восьми человек храм был собран вновь. Рядом с ним возвели небольшой жилой дом для священнослужителей. Иконы для иконостаса храма написал коллектив дмитровских мастеров под руководством Валерия Гришанова В 2004 году состоялся чин Великого освящения храма Животворящей Троицы, который совершил в присутствии полярников, паломников и попечителей прибывший специальным авиарейсом из чилийского Пунта-Аренаса наместник Свято-Троицкой Сергиевой лавры, епископ Сергиево-Посадский Феогност.

Постоянного настоятеля в храме на полярной станции нет, священники служат здесь по очереди, ежегодно сменяя один другого. Как правило, исполняют обязанности настоятеля иеромонахи. В обязанности священника, служащего в Троицком храме, входят духовное окормление полярников — российских и с других станций — а также поминовение соотечественников, отошедших в мир иной в ходе изучения самого южного континента планеты. Всего таких имён в помяннике у настоятеля шестьдесят четыре.

Священники прибывают на место служения в составе российской антарктической экспедиции; кроме выполнения своих основных обязанностей они помогают и в работе по станции, где во время зимовки каждая пара рук на счету. Летом, когда на станцию прибывают ученые из России и других стран, все они в свободное от своей основной деятельности время также принимают участие в общих работах (кстати, никаких выходных здесь нет) — многие из них приходят и в храм. Пребывание в замкнутом коллективе «на краю земли» связано с определенными проблемами, касающимися психологической совместимости людей — и задача по их разрешению во многом ложится на священника, часто выполняющего в коллективе примиряющую, объединяющую роль.

Богослужения в храме Живоначальной Троицы начинаются с вечера субботы, когда совершается всенощное бдение. В воскресные и праздничные дни с утра служится литургия — в среднем в месяц главное христианское богослужение здесь, в Троицком храме бывает шесть-восемь раз. Утренняя служба начинается, как правило, очень рано, ведь всем молящимся в течение дня предстоит выполнить большой объем работ. Учитывая, что зимовщиков на станции обычно полтора десятка человек, семь-восемь молящихся за богослужением прихожан считается обычным делом.

На службы в православный храм на станции Беллинсгаузен нередко приходят и чилийцы — христиане католического исповедания. На их станции тоже есть церковь, но в ней священника. Поэтому Святое Евангелие за службой читается на двух языках; дублируются основные молитвы и ектении, настоятелем заранее готовится испанский вариант проповеди. Так что храм Живоначальной Троицы на острове Ватерлоо вполне можно назвать миссионерским. Кстати, в январе 2007 годаздесь, в храме состоялось первое в Антарктиде таинство браковенчания по православному чину: узами церковного брака сочетались дочь механика станции, россиянка Ангелина Жулдыбина и чилийский полярник Эдуардо Алиаг Илабак.

В 2016 году храм Живоначальной Троицы на российской антарктической станции Беллинсгаузен посетил патриарх Московский и всея Руси Кирилл. На встречу с ним кроме российских полярников пришли их чилийские и китайские коллеги, а также учёные и специалисты из других стран, судьбы которых связала Антарктида. Обращаясь к ним, предстоятель Русской Православной Церкви сказал замечательные слова: «Антарктида — это единственное место, где нет оружия, где нету никакой военной деятельности, где не ведётся никаких научных исследований, направленных на то, чтобы появились новые средства уничтожения людей. Это некий образ идеального человечества. И это свидетельство о том, что люди могут так жить: они могут жить без границ, без оружия, без враждебной конкуренции, сотрудничать и чувствовать себя членами одной семьи».


 

 



загрузка карты...

Комментарии 2

Написать
В Антарктиде — два
Ответить
Всегда мечтал побывать в Антарктиде
Ответить
Написать
Церковь Животворящей Троицы в Антарктиде (станция Беллинсгаузен, остров Ватерлоо) Российский храм, освященный во имя Святой Троицы в Антарктиде, долгое время был самым южным из православных храмов на планете. И хотя к настоящему времени южнее него были построены болгарская часовня святого Иоанна Рыльского на острове Климент и украинская —  равноапостольного князя Владимира на станции Вернадский, российская церковь Святой Троицы на острове Ватерлоо, имеющая статус Патриаршьего подворья Свято-Троицкой Сергиевой лавры, по-прежнему остается самым южным постоянно действующим православным храмом в мире.
Российский храм, освященный во имя Святой Троицы в Антарктиде, долгое время был самым южным из православных храмов на планете. И хотя к настоящему времени южнее него были построены болгарская часовня святого Иоанна Рыльского на острове Климент и украинская — равноапостольного князя Владимира на станции Вернадский, российская церковь Святой Троицы на острове Ватерлоо, имеющая статус Патриаршьего подворья Свято-Троицкой Сергиевой лавры, по-прежнему остается самым южным постоянно действующим православным храмом в мире. Идея строительства храма Русской Православной Церкви на самом южном континенте планеты появилась ещё в последнем десятилетии прошлого века — её озвучивали и капитан женской полярной команды «Метелица» Валентина Кузнецова, и блаженной памяти патриарх Московский и всея Руси Алексий II. После того, как идея получила поддержку руководителя Антарктической авиакомпании Петра Задирова (он впоследствии осуществлял финансирование строительства), был учреждён фонд «Храм Антарктиде», объявивший конкурс на лучший проект. Лучшим был признан концепт барнаульского архитектора Светланы Рыбак, выдержанный в традициях русского деревянного зодчества. Руководитель творческой студии, в которой работала Светлана Густавовна, П.И. Анисифоров возглавил работу по созданию храма и привлёк к проекту конструктора А.Б. Шмидта. Сосны и кедры для храма Животворящей Троицы были срублены на Алтае, на берегу Телецкого озера. Здесь же здание собрали и ровно год дали ему отстояться. После этого сруб разобрали и перевезли по автодорогам в Калининград, а оттуда, по морю — в Антарктиду, где за два месяца усилиями бригады из восьми человек храм был собран вновь. Рядом с ним возвели небольшой жилой дом для священнослужителей. Иконы для иконостаса храма написал коллектив дмитровских мастеров под руководством Валерия Гришанова В 2004 году состоялся чин Великого освящения храма Животворящей Троицы, который совершил в присутствии полярников, паломников и попечителей прибывший специальным авиарейсом из чилийского Пунта-Аренаса наместник Свято-Троицкой Сергиевой лавры, епископ Сергиево-Посадский Феогност. Постоянного настоятеля в храме на полярной станции нет, священники служат здесь по очереди, ежегодно сменяя один другого. Как правило, исполняют обязанности настоятеля иеромонахи. В обязанности священника, служащего в Троицком храме, входят духовное окормление полярников — российских и с других станций — а также поминовение соотечественников, отошедших в мир иной в ходе изучения самого южного континента планеты. Всего таких имён в помяннике у настоятеля шестьдесят четыре. Священники прибывают на место служения в составе российской антарктической экспедиции; кроме выполнения своих основных обязанностей они помогают и в работе по станции, где во время зимовки каждая пара рук на счету. Летом, когда на станцию прибывают ученые из России и других стран, все они в свободное от своей основной деятельности время также принимают участие в общих работах (кстати, никаких выходных здесь нет) — многие из них приходят и в храм. Пребывание в замкнутом коллективе «на краю земли» связано с определенными проблемами, касающимися психологической совместимости людей — и задача по их разрешению во многом ложится на священника, часто выполняющего в коллективе примиряющую, объединяющую роль. Богослужения в храме Живоначальной Троицы начинаются с вечера субботы, когда совершается всенощное бдение. В воскресные и праздничные дни с утра служится литургия — в среднем в месяц главное христианское богослужение здесь, в Троицком храме бывает шесть-восемь раз. Утренняя служба начинается, как правило, очень рано, ведь всем молящимся в течение дня предстоит выполнить большой объем работ. Учитывая, что зимовщиков на станции обычно полтора десятка человек, семь-восемь молящихся за богослужением прихожан считается обычным делом. На службы в православный храм на станции Беллинсгаузен нередко приходят и чилийцы — христиане католического исповедания. На их станции тоже есть церковь, но в ней священника. Поэтому Святое Евангелие за службой читается на двух языках; дублируются основные молитвы и ектении, настоятелем заранее готовится испанский вариант проповеди. Так что храм Живоначальной Троицы на острове Ватерлоо вполне можно назвать миссионерским. Кстати, в январе 2007 годаздесь, в храме состоялось первое в Антарктиде таинство браковенчания по православному чину: узами церковного брака сочетались дочь механика станции, россиянка Ангелина Жулдыбина и чилийский полярник Эдуардо Алиаг Илабак. В 2016 году храм Живоначальной Троицы на российской антарктической станции Беллинсгаузен посетил патриарх Московский и всея Руси Кирилл. На встречу с ним кроме российских полярников пришли их чилийские и китайские коллеги, а также учёные и специалисты из других стран, судьбы которых связала Антарктида. Обращаясь к ним, предстоятель Русской Православной Церкви сказал замечательные слова: «Антарктида — это единственное место, где нет оружия, где нету никакой военной деятельности, где не ведётся никаких научных исследований, направленных на то, чтобы появились новые средства уничтожения людей. Это некий образ идеального человечества. И это свидетельство о том, что люди могут так жить: они могут жить без границ, без оружия, без враждебной конкуренции, сотрудничать и чувствовать себя членами одной семьи».