Виртуальный тур "Церковь Святого Александра Невского" Виртуальный тур "Церковь Святого Александра Невского" Отсюда для тысяч православных паломников из России и других стран бывшего СССР начинается путь к святыням Иерусалима.
Вход Среди русских владений Святого города есть одно, находящееся особенно близко — всего в семи десятках метров — от Храма Гроба Господня. Это Александро-Невское подворье. Иначе его называют Русским домом — ведь именно отсюда для тысяч православных паломников из России и других стран бывшего СССР начинается путь к святыням Иерусалима и всей Святой земли. Как подворье целиком, так и его домОвая церковь наречены именем святого благоверного князя Александра Невского — фигуры в русской истории яркой, и, одновременно, противоречивой. Носивший в разные годы жизни титул князя Новгородского, Киевского, Переяславль-Залесского и Владимирского, четырехлетний Александр по настоянию своего отца, великого князя Ярослава Всеволодовича, в 1225 году прошел обряд воинского посвящения. Именно воинское служение князя и защита им православия в русских землях и обеспечили ему со временем не только церковную канонизацию, но и статус народного героя. До сего дня имя Александра Невского носит один из высших орденов Российской Федерации. А в 2008 году именно его персона была выбрана в качестве победителя всероссийского телевизионного конкурса «Имя России», заметно опередив при голосовании кандидатуры Пушкина и Гагарина. Но все это будет после, века спустя. При жизни же великий князь эффективно противостоял шведской экспансии в русские земли и натиску могущественного тогда Тевтонского Ордена, нанеся им ряд поражений. Именно он, как считают историки, почти на пол тысячелетия развернул Русь с Запада на Восток, предпочтя вассальные отношения в веротерпимой Ордой союзу с Римской церковью, деятельно желавшей обращения Руси в католичество. Этот факт можно оценивать по-разному, но несомненно одно: святость Александра Невского для русских православных верующих совершенно естественна и бесспорна — а его значение в истории России сопоставимо разве что с ролью двух или трех других исторических фигур за все времена, не более. Именно поэтому домовый храм русского подворья в Иерусалиме, у входа в которое мы с вами находимся, освященный в 1896 году, получил имя святого благоверного князя Александра Невского — небесного покровителя российского императора Александра III, принимавшего в строительстве церкви самое деятельное участие. И совсем немного, буквально пару лет, не дожившего до начала богослужений в ней. Но мы забежали чуть вперед. Давайте войдем внутрь и продолжим знакомство. Арка Адриана Участок, на котором находится подворье, еще в 1856 году был продан эфиопским духовенством русскому сенатору Борису МАнсурову — одному из попечителей влиятельного Императорского Православного Палестинского общества. Как предполагалось изначально — под строительство консульства. Однако археологические раскопки, предпринятые на средства Великого князя Сергея Александровича Романова (который посещал Иерусалим паломником), заставили пересмотреть назначение участка. В ходе работ, которые предприняли лучшие мировые археологи — граф Вогюэ, Крермондор, Шик, Кондор, Уилсон — здесь были обнаружены фрагмент второй обводной иерусалимской стены времен царя Ирода Великого, порог древних иерусалимских ворот (так называемых Судных врат) и арка – предположительно времен римского императора Адриана. Одной из самых значительных находок стало обнаружение части византийской базилики четвертого века, времен императора Константина — ее колонн и пропилей, а также просторной комнаты с толстыми стенами, относящейся к той же эпохе. Мнения историков и археологов насчет найденной арки разошлись. Одни считали ее частью величественной византийской базилики, возведенной при Константине Великом. Другие относили ее к эпохе римского владычества, когда император Адринан предпринял грандиозные работы по восстановлению разрушенного его предшественником Титом Флавием Иерусалима — правда на свой, римский манер. По их мнению, найденная арка относилась к Капитолию Адриана, а именно — была одним из пролетов большой арки, которая вела к храму Юпитера. Впрочем, если вдуматься, одна версия другой совсем не противоречит: в разные эпохи найденная арка могла служить частью и одного, и другого сооружения. Так или иначе, теперь здесь было решено строить храм. Однако непосредственная близость места к Храму Гроба Господня могла вызвать несогласие турецких властей с подобным решением. Поэтому строить взялись тайно. В частности, колокола для храма женщины на катках по ночам возили в Иерусалим из Яффы — их и сегодня можно видеть в примыкающей к зданию небольшой звоннице, рядом с двумя древними гранитными колоннами... Снаружи здание напоминало сотни домов в далеком Санкт-Петербурге — но его интерьер был характерным именно для церковного сооружения. В качестве архитектора проекта был приглашен Георгий Франгья, на счету которого уже числились русское Сергиевское подворье в западной части Иерусалима и храм Марии Магдалины в Гефсимании. Подрядчиком строительства стал православный грек Николай Вальсамаки. Пока Императорское Палестинское общество строило, русские дипломаты предпринимали усилия по согласованию постройки церкви с турецкими властями. Наконец в 1887 году соответствующий фирман был получен — и вскоре состоялась церемония закладки первого камня. Впрочем, чисто формальная — ведь строительство «на русских раскопках» давно велось. Здание площадью 1342 метра с еще не благоустроенной церковью в 1891 году освятил начальник Русской Духовной Миссии в Иерусалиме архимандрит Антонин (Капустин). При этом присутствовали уполномоченный Императорского Палестинского общества Михайлов и все его сотрудники. И, наконец, пять лет спустя 22 мая 1896 года патриархом Иерусалимским Герасимом был совершен чин великого освящения завершенного Александро-Невского храма. Интересно, что при этом событии присутствовали как консулы России и Греции, так и секретарь турецкого губернатора Бешара-эфенди. В небольшом музее, примыкающем к зданию подворья, можно увидеть как свидетельства, относящиеся ко временам строительства и освящения храма, так и куда более древние экспонаты: церковные вериги, древние светильники, монеты и многое другое. Порог Судных Врат История Александро-Невского подворья неразрывно связана с Россией: все драматические события в истории страны, которых в двадцатом веке было немало, отражались и на жизни ее маленького островка, расположенного в сердце Святой земли. С началом Первой Мировой подворье было разграблено подданными Турции, с которой Россия находилась в состоянии войны. А в последующие безбожные десятилетия здесь едва теплилась жизнь, поддерживаемая на скудные пожертвования… Только с наступлением нового, двадцать первого века это место будто бы обрело свое второе дыхание. На подворье были проведены масштабные восстановительные и ремонтные работы, на крыше — установлен новый крест. В начале лета 2006 года при большом стечении иерархов Русской Православной Церкви и Русской Православной Церкви Зарубежом состоялось новое освящение подворья и домового храма святого благоверного Александра Невского. Однако мы пока вернемся во времена, когда все только начиналось. По замыслу вдохновителя строительства подворья, архимандрита Антонина (Капустина) центром «Русского дома», как его тогда называли, должен был стать Александро-Невский храм. Центром же самого храма — Порог Судных врат, которыми Господь Иисус Христос в последний раз в своей земной жизни покинул Иерусалим. Судными эти ворота именовались потому, что у их Порога римский чиновник в последний раз зачитывал приговор и затем вешал его на шею осужденному. Дальше же ведомый на казнь следовал к ее месту только в окружении своих палачей и стражи. Так это было и со Спасителем. До недавнего времени на стене храма находился живописный этюд Репина «Несение креста», изображающий этот драматический момент. Сохранившаяся часть Порога Судных врат вместе с прилегающим к ней фрагментом древней мостовой закрыты стеклом и с трех сторон огорожены ажурной металлической решеткой. На стоящем здесь же камне, привезенном из иерусалимских окрестностей, возвышается кипарисовый крест с распятием работы Пантелеимоновского монастыря на горе Афон. Крест будто указывает любому вошедшему в храм, где пребывает главная святыня. На самим Порогом висят семь лампад, две из которых — Царская и Палестинского общества — негасимые. На особых табличках за каждой из лампад можно прочесть, кто их пожертвовал: это монастыри, епархии и духовные братства из Америки, Европы и России. Работы другого русского художника, Николая Кошелева, находящиеся в храме, — 18 больших полотен — выполнены на тему Страстей Христовых. Это полотна размером два на три метра, цикл которых открывается пронзительным «Молением о чаше» и завершается величественной картиной «Сошествие во ад»... Интересно, что великие русские живописцы того времени — Васнецов, Нестеров, Ге — не видели решения столь масштабной задачи доступными в то время художнику выразительными средствами. Лишь Кошелев, к своим пятидесяти годам поработавший в московском Храме Христа Спасителя и в петербургском — Спаса на Крови, принял этот вызов. Он решил расположить сцены Страстей последовательно и почти вплотную друг другу. В то же время он воспользовался известным еще византийскому искусству приемом, когда значительное расстояние от картин до смотрящего не позволяет вкрасться искажениям. Именно поэтому картины Страстей Христовых находятся так высоко. Поднимая к ним взгляд, смотрящий и сам как бы мысленно поднимается к каждому из мест, изображенных на этих грандиозных полотнах — будь то пленение Учителя в Кедронской долине, допрос у Понтия Пилата или встреча Жен-мироносиц с ангелом у опустевшего гроба Спасителя. Расположив свои живописные иконы точно под рядом проходящих выше окон, Кошелев таким образом соединил в единый ансамбль архитектуру интерьера и последовательный изобразительный сюжет Христовых Страстей. Справа от Порога Судных врат на стене находится икона святого преподобного Сергия Радонежского в изумительном киоте из розового мрамора с белыми и серыми прожилками. Киот с иконой и негасимой лампадой перед ней был изготовлен русскими мастерами и установлен в храме по просьбе великой княгини Елизаветы Федоровны после убийства ее мужа революционером Каляевым. Надпись под иконой гласит: «В память Его Императорского Высочества Великого Князя Сергия Александровича – основателя и Председателя Императорского Православного Палестинского Общества. 1882 – 1905». Перед киотом горит лампада. Та самая, что была зажжена в Москве, месте гибели Великого князя, и затем привезена его женой в Иерусалим. С того времени и до сего дня она называется Елисаветинской неугасимой лампадой. Урожденная принцесса Гессен-Дармштадтская, Елизавета Федоровна своими руками собирала по частям разорванное бомбой тело своего мужа. Позже она нашла в себе силы встретиться с убийцей Великого князя, говорить с ним и, наконец, простить его и даже подать царю прошение о его помиловании... До конца жизни она будет продолжать дело мужа в Иерусалиме — пока в 1918 году не примет мученическую смерть от рук большевиков, сброшенная с другими членами царской семьи в глубокую шахту. Тело великой княгини, вывезенное из России белоэмигрантами, проделав путь через пол мира, будет, по ее завещанию, погребено на Святой Земле. Сама же Великая княгиня под именем преподобномученицы Елисаветы будет прославлена Церковью в 1992 году. Продолжая знакомство с интерьером Александро-Невского храма, мы никак не пройдем мимо расположенного в центре каменного престола. Как считают ученые, это дошедшая до наших времен часть одной из больших колонн византийской базилики Воскресения (Анастасиса), построенной в четвертом веке по указу императора Константина Великого. Престол покрыт красным бархатом; сегодня на нем служат молебны и совершают церковные требы. Еще одна здешняя достопримечательность — расположенные неподалеку от Порога Судных врат черные мемориальные доски. Их больше двух десятков. На каждой золотыми буквами указано имя одного из жертвователей и дата его упокоения. Некоторые из этих имен широко известны. Например, это уже упомянутый нами архимандрит Антонин (Капустин) — глава Русской Духовной Миссии в Иерусалиме, знаток библейской археологии и древних рукописей, отошедший ко Господу в 1984 году, за 2 года до великого освящения Александро-Невского храма и подворья. Среди других упоминаемых имен — император Александр III и известный государственный деятель России XIX Константин Петрович Победоносцев. Церковь Что ж, продолжим экскурсию по домовой церкви Александро-Невского подворья. Или, как будет правильнее сказать — по его литургическому залу. Ведь в здании, кроме храма, есть и множество других помещений. Кроме уже упомянутых звонницы и музея, здесь также располагается приемная, которая называется царской — хотя ни один из русских царей здесь никогда не бывал. Также имеются библиотека, архив, комнаты для духовенства и служащих и общие палаты для размещения паломников. В центре подворья — квадратный тенистый дворик, в который выходят окна цокольного, первого и второго этажей здания. Однако сегодня мы с вами все эти примечательные места посещать не будем, а вернемся в храм. Он достаточно просторный: его высота составляет десять метров, а длина — двадцать два. Очень не мало, если учесть, что в общей сложности площадь иерусалимского Александро-Невского подворья составляет 1433 квадратных метра. Центральной частью пространства православного храма — местом, куда обращены взоры верующих во время богослужений — является иконостас. Здесь он двухрядный, резной, старинного типа, который по-гречески называется темплоном. В иконостасе три десятка икон. Среди них — образы Спаса Нерукотворного и Божией Матери, русских святителей Ионы, Петра и Алексия, а также ряд других — первомученика Стефана, Архангела Гавриила и иконы с сюжетами Великих праздников. На Царских Вратах — изображение сцены Благовещения и лики четырех Евангелистов. Непосредственно над вратами — икона Тайной Вечери. За иконостасом находится алтарь, тройное окно которого украшено витражом в стиле русский модерн. Он изображает Распятие с предстоящими ему Приснодевой Марией и апостолом Иоанном Богословом. Такое решение не часто для православного храма — но именно здесь витраж не почему-то не смотрятся чужеродно, а, скорее, наоборот. Теперь давайте обернемся в противоположную от алтаря сторону. Здесь, в торце западной стены храма располагается своего рода иконографическая галерея, состоящая из четырнадцати икон в черных рамах одинакового размера. Все эти образы были созданы замечательным мастером — петербургским живописцем Пасхиным. Фигуры святых разных времен и народов написаны в полный рост, изображенные на них подвижники полны внутреннего покоя и духовного величия. Паломник из России сразу узнает среди них Василия Великого и Александра Невского, Марию Магдалину и Марию Египетскую, святую равноапостольную княгиню Ольгу и преподобного Сергия Радонежского… Две оставшиеся стены, северная и южная, опоясаны чередой почти трехметровых икон, расположенных между окнами и равными им по высоте. Среди изображенных на этих иконах святых — Предтеча и Креститель Господень Иоанн, великомученик Георгий Победоносец, Иоанн Дамаскин, Савва Освященный — и, конечно, святые равноапостольные император Константин и его мать, царица Елена. К слову, Императорское Православное Палестинское общество, которому Александро-Невское подворье обязано своим появлением, никуда не делось. Интересно, что деятельность этой организации не прекращалась даже в безбожные годы. В советскую эпоху она носила имя Российского Палестинского общества и относилась к Академии наук. В начале новейшей истории России, а именно — в 1992 году, организации было возвращено ее историческое название. А в 2005 году общество получило юридическую регистрацию в государстве Израиль и, как некоммерческая организация, возобновило свою деятельность на Святой Земле. Хотя здание подворья в необарочном стиле позволяет довольно точно определить время его постройки — конец XIX века, наша эпоха тоже кое-что к ней добавила. В двухтысячных на подворье была создана (и освящена в 2008 году) часовня в честь Феодоровской иконы Божьей Матери. Примерно в те же годы — в 2007-м и 2008-м — Александро-Невское подворье дважды становилось местом проведения важного для Русского православия на Святой земле культурно-духовного мероприятия — Первых и Вторых Сергиево-Елизаветинских чтений. Таким образом, исторический девиз Императорского Православного Палестинского общества — строки из книги пророка Исайи — наполняет смыслом деятельность нынешних сотрудников Александро-Невского подворья и сегодня. Слова эти звучат так: «Не умолкну ради Сиона и ради Иерусалима не успокоюсь». Так оно и есть, ведь именно отсюда по всей Святой Земле и далеко за ее пределы разносится голос тысячелетнего Русского православия. ...Выход из храма Александра Невского, расположенный рядом с Порогом Судных врат, ведет на Русскую улицу.

Виртуальный тур "Церковь Святого Александра Невского"

0
3931
Включить
виртуальный тур

Расположение и конфессия

Страна Израиль
Регион Иерусалим
Конфессия Православный
Дата создания
виртуального тура
2017 Год

О виртуальном туре

Вход

Среди русских владений Святого города есть одно, находящееся особенно близко — всего в семи десятках метров — от Храма Гроба Господня. Это Александро-Невское подворье. Иначе его называют Русским домом — ведь именно отсюда для тысяч православных паломников из России и других стран бывшего СССР начинается путь к святыням Иерусалима и всей Святой земли.

Как подворье целиком, так и его домОвая церковь наречены именем святого благоверного князя Александра Невского — фигуры в русской истории яркой, и, одновременно, противоречивой. Носивший в разные годы жизни титул князя Новгородского, Киевского, Переяславль-Залесского и Владимирского, четырехлетний Александр по настоянию своего отца, великого князя Ярослава Всеволодовича, в 1225 году прошел обряд воинского посвящения. Именно воинское служение князя и защита им православия в русских землях и обеспечили ему со временем не только церковную канонизацию, но и статус народного героя. До сего дня имя Александра Невского носит один из высших орденов Российской Федерации. А в 2008 году именно его персона была выбрана в качестве победителя всероссийского телевизионного конкурса «Имя России», заметно опередив при голосовании кандидатуры Пушкина и Гагарина. Но все это будет после, века спустя. При жизни же великий князь эффективно противостоял шведской экспансии в русские земли и натиску могущественного тогда Тевтонского Ордена, нанеся им ряд поражений. Именно он, как считают историки, почти на пол тысячелетия развернул Русь с Запада на Восток, предпочтя вассальные отношения в веротерпимой Ордой союзу с Римской церковью, деятельно желавшей обращения Руси в католичество. Этот факт можно оценивать по-разному, но несомненно одно: святость Александра Невского для русских православных верующих совершенно естественна и бесспорна — а его значение в истории России сопоставимо разве что с ролью двух или трех других исторических фигур за все времена, не более.

Именно поэтому домовый храм русского подворья в Иерусалиме, у входа в которое мы с вами находимся, освященный в 1896 году, получил имя святого благоверного князя Александра Невского — небесного покровителя российского императора Александра III, принимавшего в строительстве церкви самое деятельное участие. И совсем немного, буквально пару лет, не дожившего до начала богослужений в ней. Но мы забежали чуть вперед. Давайте войдем внутрь и продолжим знакомство.

Арка Адриана

Участок, на котором находится подворье, еще в 1856 году был продан эфиопским духовенством русскому сенатору Борису МАнсурову — одному из попечителей влиятельного Императорского Православного Палестинского общества. Как предполагалось изначально — под строительство консульства. Однако археологические раскопки, предпринятые на средства Великого князя Сергея Александровича Романова (который посещал Иерусалим паломником), заставили пересмотреть назначение участка. В ходе работ, которые предприняли лучшие мировые археологи — граф Вогюэ, Крермондор, Шик, Кондор, Уилсон — здесь были обнаружены фрагмент второй обводной иерусалимской стены времен царя Ирода Великого, порог древних иерусалимских ворот (так называемых Судных врат) и арка – предположительно времен римского императора Адриана. Одной из самых значительных находок стало обнаружение части византийской базилики четвертого века, времен императора Константина — ее колонн и пропилей, а также просторной комнаты с толстыми стенами, относящейся к той же эпохе.

Мнения историков и археологов насчет найденной арки разошлись. Одни считали ее частью величественной византийской базилики, возведенной при Константине Великом. Другие относили ее к эпохе римского владычества, когда император Адринан предпринял грандиозные работы по восстановлению разрушенного его предшественником Титом Флавием Иерусалима — правда на свой, римский манер. По их мнению, найденная арка относилась к Капитолию Адриана, а именно — была одним из пролетов большой арки, которая вела к храму Юпитера. Впрочем, если вдуматься, одна версия другой совсем не противоречит: в разные эпохи найденная арка могла служить частью и одного, и другого сооружения.

Так или иначе, теперь здесь было решено строить храм. Однако непосредственная близость места к Храму Гроба Господня могла вызвать несогласие турецких властей с подобным решением. Поэтому строить взялись тайно. В частности, колокола для храма женщины на катках по ночам возили в Иерусалим из Яффы — их и сегодня можно видеть в примыкающей к зданию небольшой звоннице, рядом с двумя древними гранитными колоннами...

Снаружи здание напоминало сотни домов в далеком Санкт-Петербурге — но его интерьер был характерным именно для церковного сооружения. В качестве архитектора проекта был приглашен Георгий Франгья, на счету которого уже числились русское Сергиевское подворье в западной части Иерусалима и храм Марии Магдалины в Гефсимании. Подрядчиком строительства стал православный грек Николай Вальсамаки.

Пока Императорское Палестинское общество строило, русские дипломаты предпринимали усилия по согласованию постройки церкви с турецкими властями. Наконец в 1887 году соответствующий фирман был получен — и вскоре состоялась церемония закладки первого камня. Впрочем, чисто формальная — ведь строительство «на русских раскопках» давно велось. Здание площадью 1342 метра с еще не благоустроенной церковью в 1891 году освятил начальник Русской Духовной Миссии в Иерусалиме архимандрит Антонин (Капустин). При этом присутствовали уполномоченный Императорского Палестинского общества Михайлов и все его сотрудники.

И, наконец, пять лет спустя 22 мая 1896 года патриархом Иерусалимским Герасимом был совершен чин великого освящения завершенного Александро-Невского храма. Интересно, что при этом событии присутствовали как консулы России и Греции, так и секретарь турецкого губернатора Бешара-эфенди. В небольшом музее, примыкающем к зданию подворья, можно увидеть как свидетельства, относящиеся ко временам строительства и освящения храма, так и куда более древние экспонаты: церковные вериги, древние светильники, монеты и многое другое.

Порог Судных Врат

История Александро-Невского подворья неразрывно связана с Россией: все драматические события в истории страны, которых в двадцатом веке было немало, отражались и на жизни ее маленького островка, расположенного в сердце Святой земли. С началом Первой Мировой подворье было разграблено подданными Турции, с которой Россия находилась в состоянии войны. А в последующие безбожные десятилетия здесь едва теплилась жизнь, поддерживаемая на скудные пожертвования… Только с наступлением нового, двадцать первого века это место будто бы обрело свое второе дыхание. На подворье были проведены масштабные восстановительные и ремонтные работы, на крыше — установлен новый крест. В начале лета 2006 года при большом стечении иерархов Русской Православной Церкви и Русской Православной Церкви Зарубежом состоялось новое освящение подворья и домового храма святого благоверного Александра Невского.

Однако мы пока вернемся во времена, когда все только начиналось. По замыслу вдохновителя строительства подворья, архимандрита Антонина (Капустина) центром «Русского дома», как его тогда называли, должен был стать Александро-Невский храм. Центром же самого храма — Порог Судных врат, которыми Господь Иисус Христос в последний раз в своей земной жизни покинул Иерусалим. Судными эти ворота именовались потому, что у их Порога римский чиновник в последний раз зачитывал приговор и затем вешал его на шею осужденному. Дальше же ведомый на казнь следовал к ее месту только в окружении своих палачей и стражи. Так это было и со Спасителем. До недавнего времени на стене храма находился живописный этюд Репина «Несение креста», изображающий этот драматический момент.

Сохранившаяся часть Порога Судных врат вместе с прилегающим к ней фрагментом древней мостовой закрыты стеклом и с трех сторон огорожены ажурной металлической решеткой. На стоящем здесь же камне, привезенном из иерусалимских окрестностей, возвышается кипарисовый крест с распятием работы Пантелеимоновского монастыря на горе Афон. Крест будто указывает любому вошедшему в храм, где пребывает главная святыня. На самим Порогом висят семь лампад, две из которых — Царская и Палестинского общества — негасимые. На особых табличках за каждой из лампад можно прочесть, кто их пожертвовал: это монастыри, епархии и духовные братства из Америки, Европы и России.

Работы другого русского художника, Николая Кошелева, находящиеся в храме, — 18 больших полотен — выполнены на тему Страстей Христовых. Это полотна размером два на три метра, цикл которых открывается пронзительным «Молением о чаше» и завершается величественной картиной «Сошествие во ад»... Интересно, что великие русские живописцы того времени — Васнецов, Нестеров, Ге — не видели решения столь масштабной задачи доступными в то время художнику выразительными средствами. Лишь Кошелев, к своим пятидесяти годам поработавший в московском Храме Христа Спасителя и в петербургском — Спаса на Крови, принял этот вызов. Он решил расположить сцены Страстей последовательно и почти вплотную друг другу. В то же время он воспользовался известным еще византийскому искусству приемом, когда значительное расстояние от картин до смотрящего не позволяет вкрасться искажениям. Именно поэтому картины Страстей Христовых находятся так высоко. Поднимая к ним взгляд, смотрящий и сам как бы мысленно поднимается к каждому из мест, изображенных на этих грандиозных полотнах — будь то пленение Учителя в Кедронской долине, допрос у Понтия Пилата или встреча Жен-мироносиц с ангелом у опустевшего гроба Спасителя. Расположив свои живописные иконы точно под рядом проходящих выше окон, Кошелев таким образом соединил в единый ансамбль архитектуру интерьера и последовательный изобразительный сюжет Христовых Страстей.

Справа от Порога Судных врат на стене находится икона святого преподобного Сергия Радонежского в изумительном киоте из розового мрамора с белыми и серыми прожилками. Киот с иконой и негасимой лампадой перед ней был изготовлен русскими мастерами и установлен в храме по просьбе великой княгини Елизаветы Федоровны после убийства ее мужа революционером Каляевым. Надпись под иконой гласит: «В память Его Императорского Высочества Великого Князя Сергия Александровича – основателя и Председателя Императорского Православного Палестинского Общества. 1882 – 1905». Перед киотом горит лампада. Та самая, что была зажжена в Москве, месте гибели Великого князя, и затем привезена его женой в Иерусалим. С того времени и до сего дня она называется Елисаветинской неугасимой лампадой.

Урожденная принцесса Гессен-Дармштадтская, Елизавета Федоровна своими руками собирала по частям разорванное бомбой тело своего мужа. Позже она нашла в себе силы встретиться с убийцей Великого князя, говорить с ним и, наконец, простить его и даже подать царю прошение о его помиловании... До конца жизни она будет продолжать дело мужа в Иерусалиме — пока в 1918 году не примет мученическую смерть от рук большевиков, сброшенная с другими членами царской семьи в глубокую шахту. Тело великой княгини, вывезенное из России белоэмигрантами, проделав путь через пол мира, будет, по ее завещанию, погребено на Святой Земле. Сама же Великая княгиня под именем преподобномученицы Елисаветы будет прославлена Церковью в 1992 году.

Продолжая знакомство с интерьером Александро-Невского храма, мы никак не пройдем мимо расположенного в центре каменного престола. Как считают ученые, это дошедшая до наших времен часть одной из больших колонн византийской базилики Воскресения (Анастасиса), построенной в четвертом веке по указу императора Константина Великого. Престол покрыт красным бархатом; сегодня на нем служат молебны и совершают церковные требы.

Еще одна здешняя достопримечательность — расположенные неподалеку от Порога Судных врат черные мемориальные доски. Их больше двух десятков. На каждой золотыми буквами указано имя одного из жертвователей и дата его упокоения.

Некоторые из этих имен широко известны. Например, это уже упомянутый нами архимандрит Антонин (Капустин) — глава Русской Духовной Миссии в Иерусалиме, знаток библейской археологии и древних рукописей, отошедший ко Господу в 1984 году, за 2 года до великого освящения Александро-Невского храма и подворья. Среди других упоминаемых имен — император Александр III и известный государственный деятель России XIX Константин Петрович Победоносцев.

Церковь

Что ж, продолжим экскурсию по домовой церкви Александро-Невского подворья. Или, как будет правильнее сказать — по его литургическому залу. Ведь в здании, кроме храма, есть и множество других помещений. Кроме уже упомянутых звонницы и музея, здесь также располагается приемная, которая называется царской — хотя ни один из русских царей здесь никогда не бывал. Также имеются библиотека, архив, комнаты для духовенства и служащих и общие палаты для размещения паломников. В центре подворья — квадратный тенистый дворик, в который выходят окна цокольного, первого и второго этажей здания. Однако сегодня мы с вами все эти примечательные места посещать не будем, а вернемся в храм. Он достаточно просторный: его высота составляет десять метров, а длина — двадцать два. Очень не мало, если учесть, что в общей сложности площадь иерусалимского Александро-Невского подворья составляет 1433 квадратных метра.

Центральной частью пространства православного храма — местом, куда обращены взоры верующих во время богослужений — является иконостас. Здесь он двухрядный, резной, старинного типа, который по-гречески называется темплоном. В иконостасе три десятка икон. Среди них — образы Спаса Нерукотворного и Божией Матери, русских святителей Ионы, Петра и Алексия, а также ряд других — первомученика Стефана, Архангела Гавриила и иконы с сюжетами Великих праздников. На Царских Вратах — изображение сцены Благовещения и лики четырех Евангелистов. Непосредственно над вратами — икона Тайной Вечери. За иконостасом находится алтарь, тройное окно которого украшено витражом в стиле русский модерн. Он изображает Распятие с предстоящими ему Приснодевой Марией и апостолом Иоанном Богословом. Такое решение не часто для православного храма — но именно здесь витраж не почему-то не смотрятся чужеродно, а, скорее, наоборот.

Теперь давайте обернемся в противоположную от алтаря сторону. Здесь, в торце западной стены храма располагается своего рода иконографическая галерея, состоящая из четырнадцати икон в черных рамах одинакового размера. Все эти образы были созданы замечательным мастером — петербургским живописцем Пасхиным. Фигуры святых разных времен и народов написаны в полный рост, изображенные на них подвижники полны внутреннего покоя и духовного величия. Паломник из России сразу узнает среди них Василия Великого и Александра Невского, Марию Магдалину и Марию Египетскую, святую равноапостольную княгиню Ольгу и преподобного Сергия Радонежского…
Две оставшиеся стены, северная и южная, опоясаны чередой почти трехметровых икон, расположенных между окнами и равными им по высоте. Среди изображенных на этих иконах святых — Предтеча и Креститель Господень Иоанн, великомученик Георгий Победоносец, Иоанн Дамаскин, Савва Освященный — и, конечно, святые равноапостольные император Константин и его мать, царица Елена.

К слову, Императорское Православное Палестинское общество, которому Александро-Невское подворье обязано своим появлением, никуда не делось. Интересно, что деятельность этой организации не прекращалась даже в безбожные годы. В советскую эпоху она носила имя Российского Палестинского общества и относилась к Академии наук. В начале новейшей истории России, а именно — в 1992 году, организации было возвращено ее историческое название. А в 2005 году общество получило юридическую регистрацию в государстве Израиль и, как некоммерческая организация, возобновило свою деятельность на Святой Земле.

Хотя здание подворья в необарочном стиле позволяет довольно точно определить время его постройки — конец XIX века, наша эпоха тоже кое-что к ней добавила. В двухтысячных на подворье была создана (и освящена в 2008 году) часовня в честь Феодоровской иконы Божьей Матери. Примерно в те же годы — в 2007-м и 2008-м — Александро-Невское подворье дважды становилось местом проведения важного для Русского православия на Святой земле культурно-духовного мероприятия — Первых и Вторых Сергиево-Елизаветинских чтений.

Таким образом, исторический девиз Императорского Православного Палестинского общества — строки из книги пророка Исайи — наполняет смыслом деятельность нынешних сотрудников Александро-Невского подворья и сегодня. Слова эти звучат так: «Не умолкну ради Сиона и ради Иерусалима не успокоюсь». Так оно и есть, ведь именно отсюда по всей Святой Земле и далеко за ее пределы разносится голос тысячелетнего Русского православия.

...Выход из храма Александра Невского, расположенный рядом с Порогом Судных врат, ведет на Русскую улицу.