Камень миропомазания: место живительной силы
Камень миропомазания: место живительной силы

Камень миропомазания: место живительной силы
В иерусалимском храме Гроба Господня, неподалеку от входа, находится единственное в мире место, где каждый христианин может самостоятельно, не прибегая к услугам священнослужителя освятить крестик, иконку или другой предмет религиозного или домашнего обихода. Место это  - Камень Помазания, который также называют Камнем Миропомазания, Камнем Умащения или даже совсем просто — Доской Господней. Для паломников, прибывших в Иерусалим, чтобы пройти по Виа Долороса (Скорбному Пути), Камень Миропомазания  — одна из остановок, этого, возможно, самого главного для всех христианских пилигримов маршрута. И всё же лучше всего прийти к Камню особо — рано утром, когда в храме еще почти нет паломников — чтобы на всю жизнь сохранить в памяти ощущения, которые оставляет это удивительное место. Строго говоря, сам Камень Помазания находится под спудом мраморной плиты, положенной сверху в целях сохранности. Но благодать, присущая ему, без труда проникает сквозь толщу мрамора, незримо распространяясь вокруг. Как и миро, микроскопическими каплями которого которым чудесным образом покрывается поверхность плиты.

 Чтобы лучше понять, это за место, обратимся для начала к Священной истории Нового Завета. Согласно Евангелию, один из тайных учеников Христа, богатый и родовитый член Синедриона Иосиф Аримафейский попросил у Понтия Пилата позволения снять с креста тело Спасителя, подготовить его нужным образом к погребению и затем предать земле. Пилат не мог отказать одному из иудейских старшин. Иосиф вместе с другим последователем Христа, также тайным, по имени Никодим, кладут тело Спасителя на камень, умащают его драгоценным миром и алоэ,  а затем оборачивают в саван — в полном соответствии с иудейской погребальной традицией. При совершении ритуала рядом находятся Пресвятая Богородица и жены галилейские, которые оплакивают Христа. Вот как о помазании и последовавшем затем погребении тела Иисуса Христа говорит любимый ученик Господа, евангелист Иоанн:  «После сего Иосиф из Аримафеи — ученик Иисуса, но тайный из страха от Иудеев, — просил Пилата, чтобы снять тело Иисуса; и Пилат позволил. Он пошел и снял тело Иисуса. Пришел также и Никодим, — приходивший прежде к Иисусу ночью, — и принес состав из смирны и алоя, литр около ста. Итак они взяли тело Иисуса и обвили его пеленами с благовониями, как обыкновенно погребают иудеи. На том месте, где Он распят, был сад, и в саду гроб новый, в котором еще никто не был положен. Там положили Иисуса ради пятницы иудейской, потому что гроб был близко» (Ин.19: 38–42). Как известно, построенный несколько веков спустя по указанию матери императора Константина Великого, царицы Елены, иерусалимский храм Гроба Господня объединил  в единый архитектурный ансамбль места, связанные с крестной смертью, погребением и воскресением Спасителя. Камень Миропомазания также оказался в числе этих мест.

   


 В византийский период над Камнем Миропомазания стояла часовня Святой Марии, входившая в комплекс храма. Во времена Иерусалимского королевства  крестоносцы кардинально реконструировали застройку: вместо архитектурного ансамбля, состоявшего из многих отдельных объектов, здесь появилось монументальное сооружение, объединившее под одной крышей все здешние святыни, включая и Камень. Вплоть до начала позапрошлого века Камень Миропомазания был в собственности у католических монахов из ордена Францисканцев. Только в 1810 году католики, православные, а также древние апостольские церкви — Армянская и Коптская — пришли к соглашению о совместном владении Камнем. За святыней была построена стена, которую затем украсила искусная мозаика. Она представляет собой величественный триптих, выполненный мастером Власисом Цоцонисом. Первая его сцена изображает снятие с креста, вторая — помазание миром, а третья — погребение.  Иосиф Аримафейский на мозаике предстает седобородым старцем в одеяниях красного цвета. Все прошлые века, в которые Иерусалим был доступен для паломников-христиан, к храму Гроба Господня тек нескончаемый поток пилигримов. Каждый из них стремился прикоснуться к Камню — а то и отколоть от него хоть самую малую часть, чтобы затем благоговейно увезти её с собой. Для защиты от такого разрушительного благочестия Камень покрыли черным мрамором. Позже эту облицовку сняли — сегодня святыню покрывает плита бледно-розового цвета, также мраморная. Длина защитной плиты — 2,7 метра, ширина — 1,3 метра, толщина  —  30 сантиметров. На особой перекладине над камнем висят восемь лампад, пламя в которых поддерживают служители шести церквей, представленных в Храме Гроба Господня: греческой православной, католической, армянской, коптской, эфиопской и сирийско-маронитской. Слева от Камня Помазания, на полу, отмечен — также мрамором — круг. Согласно Преданию, именно на этом месте стояла Пресвятая Дева Мария, когда тело Её Сына приготовляли к погребению.

  



Как уже было сказано, у Камня за исключением разве что самых ранних часов утра, всегда много верующих. Камень источает микроскопические частицы мира — и верующие спешат прикоснуться к покрытой им плите губами, лбом, руками и даже прикладывают к ней платки и края одежды. Крестики, нательные образки, свечи — чего только не освящают здесь. Как верят христиане, живущие в разных концах земли, положенные на короткое время на Камень предметы с этого момента обладают особой, ни с чем не сравнимой благодатной силой, освящая не только сами объекты, но и того, кто ими владеет. Именно поэтому иконка, нательный крестик, свеча или платок, освященные на Камне Миропомазания, для верующих, принадлежащих к преемственным христианским церквям — всегда долгожданный подарок. Сомневаться в реальности действия здесь особой божественной силы не приходится: каждый, кто хоть однажды преклонил колена у Камня Миропомазания, подтвердит, что всё обстоит именно так. А мы в заключение нашего короткого рассказа о Камне Миропомазания приведем короткий отзыв одного из многих и многих тысяч побывавших здесь паломников, опубликованный в «Живом журнале» пользователем под ником chugoj – даже не весь отзыв, а наиболее яркий его фрагмент. «Приблизившись к камню, я склонился, коснулся лбом поверхности и явственно, чуть ли не резко ощутил источаемый камнем запах, в котором угадывались звуки розового масла, еще чего-то пряного и хвойного. Приложив и отняв руки, ощутил, что запах идет теперь и от них - явственно, чуть ли не резко чувствовалось, что и лоб мой горящий источает его. Ощущение было почти шоковым - по необычному соединению простоты и незатейливости чуда и настоятельного голоса бытовой рациональности, услужливо подсовывающей "разоблачения" в духе примитивных атеистических агиток сталинских или хрущевских времен... Если плиту служители Храма умащивают благовониями - то когда? Ведь на ночь храм запирают и ключи у потомственных хранителей-мусульман. Если это делают в открытом Храме - то как это возможно? Недоверчиво всю дорогу назад в машине я то и дело подносил руки к лицу и ловил удивительное ощущение, когда невидимые поля этого запаха, исходящего от рук и ото лба будто объединялись, сливались в целое, щеки начинали гореть и мыли возвращались туда, к камню, на котором когда-то лежало тело Его.




Мне казалось, что жизнь послала мне внешне простую, но почти неразрешимую задачу, перед которой я просто робел. Ночью я несколько раз просыпался, подносил ладони к лицу и ощущал их жар и этот запах — неразделимо — розы, пряной хвои, еще чего-то... Сознание и память человека как-бы "культурного", а посему - отличающего "Фаренгейт" от "Кензо", а "Тед Лапидус" от "Красной Москвы" внятно, если не назойливо требовало дальнейшей идентификации запаха, его составляющих, а что-то иное - останавливало, заставляя сконцентрироваться, вслушаться в то внутреннее, что исподволь формировалось и потребностью прийти в храм, и всем прочувствованным в нем, и этим запахом, будто унесенным мной от камня на лбу и на ладонях.» Две тысячи лет назад люди, жившие на Святой Земле, достигли огромных для своего времени успехов в создании оригинальных благовоний и ароматических веществ — об этом свидетельствуют многие исторические источники. Но, конечно же, ни одной из созданных ими субстанций, даже самой стойкой, не под силу благоухать почти два тысячелетия подряд. Возможно подобное лишь под действием благодатной силы, которая незримо распространяется вокруг Камня, на котором готовили к погребению тело Спасителя мира. Объяснить этого рационально нельзя — но, возможно, своего рода ключом к пониманию этого феномена могут стать слова любимого многими поэта: «Бог сохраняет всё...»  

Просмотров: 12
Понравилось: 1234

Комментарии

Написать
Камень миропомазания: место живительной силы В иерусалимском храме Гроба Господня, неподалеку от входа, находится единственное в мире место, где каждый христианин может самостоятельно, не прибегая к услугам священнослужителя освятить крестик, иконку или другой предмет религиозного или домашнего обихода. Место это  - Камень Помазания, который т...
В иерусалимском храме Гроба Господня, неподалеку от входа, находится единственное в мире место, где каждый христианин может самостоятельно, не прибегая к услугам священнослужителя освятить крестик, иконку или другой предмет религиозного или домашнего обихода. Место это  - Камень Помазания, который также называют Камнем Миропомазания, Камнем Умащения или даже совсем просто — Доской Господней. Для паломников, прибывших в Иерусалим, чтобы пройти по Виа Долороса (Скорбному Пути), Камень Миропомазания  — одна из остановок, этого, возможно, самого главного для всех христианских пилигримов маршрута. И всё же лучше всего прийти к Камню особо — рано утром, когда в храме еще почти нет паломников — чтобы на всю жизнь сохранить в памяти ощущения, которые оставляет это удивительное место. Строго говоря, сам Камень Помазания находится под спудом мраморной плиты, положенной сверху в целях сохранности. Но благодать, присущая ему, без труда проникает сквозь толщу мрамора, незримо распространяясь вокруг. Как и миро, микроскопическими каплями которого которым чудесным образом покрывается поверхность плиты.  Чтобы лучше понять, это за место, обратимся для начала к Священной истории Нового Завета. Согласно Евангелию, один из тайных учеников Христа, богатый и родовитый член Синедриона Иосиф Аримафейский попросил у Понтия Пилата позволения снять с креста тело Спасителя, подготовить его нужным образом к погребению и затем предать земле. Пилат не мог отказать одному из иудейских старшин. Иосиф вместе с другим последователем Христа, также тайным, по имени Никодим, кладут тело Спасителя на камень, умащают его драгоценным миром и алоэ,  а затем оборачивают в саван — в полном соответствии с иудейской погребальной традицией. При совершении ритуала рядом находятся Пресвятая Богородица и жены галилейские, которые оплакивают Христа. Вот как о помазании и последовавшем затем погребении тела Иисуса Христа говорит любимый ученик Господа, евангелист Иоанн:  «После сего Иосиф из Аримафеи — ученик Иисуса, но тайный из страха от Иудеев, — просил Пилата, чтобы снять тело Иисуса; и Пилат позволил. Он пошел и снял тело Иисуса. Пришел также и Никодим, — приходивший прежде к Иисусу ночью, — и принес состав из смирны и алоя, литр около ста. Итак они взяли тело Иисуса и обвили его пеленами с благовониями, как обыкновенно погребают иудеи. На том месте, где Он распят, был сад, и в саду гроб новый, в котором еще никто не был положен. Там положили Иисуса ради пятницы иудейской, потому что гроб был близко» (Ин.19: 38–42). Как известно, построенный несколько веков спустя по указанию матери императора Константина Великого, царицы Елены, иерусалимский храм Гроба Господня объединил  в единый архитектурный ансамбль места, связанные с крестной смертью, погребением и воскресением Спасителя. Камень Миропомазания также оказался в числе этих мест.      В византийский период над Камнем Миропомазания стояла часовня Святой Марии, входившая в комплекс храма. Во времена Иерусалимского королевства  крестоносцы кардинально реконструировали застройку: вместо архитектурного ансамбля, состоявшего из многих отдельных объектов, здесь появилось монументальное сооружение, объединившее под одной крышей все здешние святыни, включая и Камень. Вплоть до начала позапрошлого века Камень Миропомазания был в собственности у католических монахов из ордена Францисканцев. Только в 1810 году католики, православные, а также древние апостольские церкви — Армянская и Коптская — пришли к соглашению о совместном владении Камнем. За святыней была построена стена, которую затем украсила искусная мозаика. Она представляет собой величественный триптих, выполненный мастером Власисом Цоцонисом. Первая его сцена изображает снятие с креста, вторая — помазание миром, а третья — погребение.  Иосиф Аримафейский на мозаике предстает седобородым старцем в одеяниях красного цвета. Все прошлые века, в которые Иерусалим был доступен для паломников-христиан, к храму Гроба Господня тек нескончаемый поток пилигримов. Каждый из них стремился прикоснуться к Камню — а то и отколоть от него хоть самую малую часть, чтобы затем благоговейно увезти её с собой. Для защиты от такого разрушительного благочестия Камень покрыли черным мрамором. Позже эту облицовку сняли — сегодня святыню покрывает плита бледно-розового цвета, также мраморная. Длина защитной плиты — 2,7 метра, ширина — 1,3 метра, толщина  —  30 сантиметров. На особой перекладине над камнем висят восемь лампад, пламя в которых поддерживают служители шести церквей, представленных в Храме Гроба Господня: греческой православной, католической, армянской, коптской, эфиопской и сирийско-маронитской. Слева от Камня Помазания, на полу, отмечен — также мрамором — круг. Согласно Преданию, именно на этом месте стояла Пресвятая Дева Мария, когда тело Её Сына приготовляли к погребению.    Как уже было сказано, у Камня за исключением разве что самых ранних часов утра, всегда много верующих. Камень источает микроскопические частицы мира — и верующие спешат прикоснуться к покрытой им плите губами, лбом, руками и даже прикладывают к ней платки и края одежды. Крестики, нательные образки, свечи — чего только не освящают здесь. Как верят христиане, живущие в разных концах земли, положенные на короткое время на Камень предметы с этого момента обладают особой, ни с чем не сравнимой благодатной силой, освящая не только сами объекты, но и того, кто ими владеет. Именно поэтому иконка, нательный крестик, свеча или платок, освященные на Камне Миропомазания, для верующих, принадлежащих к преемственным христианским церквям — всегда долгожданный подарок. Сомневаться в реальности действия здесь особой божественной силы не приходится: каждый, кто хоть однажды преклонил колена у Камня Миропомазания, подтвердит, что всё обстоит именно так. А мы в заключение нашего короткого рассказа о Камне Миропомазания приведем короткий отзыв одного из многих и многих тысяч побывавших здесь паломников, опубликованный в «Живом журнале» пользователем под ником chugoj – даже не весь отзыв, а наиболее яркий его фрагмент. «Приблизившись к камню, я склонился, коснулся лбом поверхности и явственно, чуть ли не резко ощутил источаемый камнем запах, в котором угадывались звуки розового масла, еще чего-то пряного и хвойного. Приложив и отняв руки, ощутил, что запах идет теперь и от них - явственно, чуть ли не резко чувствовалось, что и лоб мой горящий источает его. Ощущение было почти шоковым - по необычному соединению простоты и незатейливости чуда и настоятельного голоса бытовой рациональности, услужливо подсовывающей "разоблачения" в духе примитивных атеистических агиток сталинских или хрущевских времен... Если плиту служители Храма умащивают благовониями - то когда? Ведь на ночь храм запирают и ключи у потомственных хранителей-мусульман. Если это делают в открытом Храме - то как это возможно? Недоверчиво всю дорогу назад в машине я то и дело подносил руки к лицу и ловил удивительное ощущение, когда невидимые поля этого запаха, исходящего от рук и ото лба будто объединялись, сливались в целое, щеки начинали гореть и мыли возвращались туда, к камню, на котором когда-то лежало тело Его. Мне казалось, что жизнь послала мне внешне простую, но почти неразрешимую задачу, перед которой я просто робел. Ночью я несколько раз просыпался, подносил ладони к лицу и ощущал их жар и этот запах — неразделимо — розы, пряной хвои, еще чего-то... Сознание и память человека как-бы "культурного", а посему - отличающего "Фаренгейт" от "Кензо", а "Тед Лапидус" от "Красной Москвы" внятно, если не назойливо требовало дальнейшей идентификации запаха, его составляющих, а что-то иное - останавливало, заставляя сконцентрироваться, вслушаться в то внутреннее, что исподволь формировалось и потребностью прийти в храм, и всем прочувствованным в нем, и этим запахом, будто унесенным мной от камня на лбу и на ладонях.» Две тысячи лет назад люди, жившие на Святой Земле, достигли огромных для своего времени успехов в создании оригинальных благовоний и ароматических веществ — об этом свидетельствуют многие исторические источники. Но, конечно же, ни одной из созданных ими субстанций, даже самой стойкой, не под силу благоухать почти два тысячелетия подряд. Возможно подобное лишь под действием благодатной силы, которая незримо распространяется вокруг Камня, на котором готовили к погребению тело Спасителя мира. Объяснить этого рационально нельзя — но, возможно, своего рода ключом к пониманию этого феномена могут стать слова любимого многими поэта: «Бог сохраняет всё...»