Язык знака и символа в христианском искусстве
Язык знака и символа в христианском искусстве

Язык знака и символа в христианском искусстве
Сложная символика христианского искусства берет свое начало в глубокой древности, относящейся к концу античной эпохи. Известно, что первые христиане настороженно относились к созданию любых культовых изображений, видя в них возврат к идолопоклонству. «Не делай себе кумира и никакого изображения того, что на небе вверху, и что на земле внизу, и что в воде ниже земли», – говорится во второй из десяти библейских заповедей, а по словам пророка Иеремии, «срамит себя всякий плавильщик истуканами своими, ибо выплавленное им есть ложь и нет в нем духа». Автор написанной в III в. н.э. «Церковной истории» с осуждением рассказывал об изображениях Павла, Петра и самого Христа, «написанных красками на досках», объясняя их создание обычаем язычников чтить таким образом своих спасителей. Вследствие этой враждебности к «идолам» христиане более полутора столетий обходились без культовых изображений, однако на рубеже II и III веков их первые циклы появились в росписях римских катакомб – подземных сооружений, служивших христианам убежищами и местом сбора общины. Настороженное отношение к прямолинейному, буквальному изображению божества, а также постоянная опасность гонений со стороны римской власти способствовали тому, что в христианском искусстве очень рано выработался язык знака и символа, понятный только посвященным. Символика – характернейшая черта первых произведений христианского искусства. При этом метод символического прочтения приверженцы новой религии распространили как на явления природы, жизнь и деятельность человека, так и на тексты Священного Писания. Реальность воспринималась как смутный отблеск иного мира, недаром в первом Послании апостола Павла к Коринфянам говорится, что в нашей земной жизни мы видим все «как сквозь тусклое стекло» и «знаем лишь отчасти», полного же знания достигнем в мире потустороннем. Источники христианской символики разнообразны. Многие христианские идеи и образы представлены в виде символов, основанных на евангельских иносказаниях и притчах. Так, например, часто встречающееся изображение юноши-пастуха в окружении овец восходит к словам Христа, приведенным в Евангелии от Иоанна: «Я есмь пастырь добрый; и знаю Моих и Мои знают Меня». Агнец – тоже символ Христа, ибо сказал Иоанн Креститель: «Вот Агнец Божий, который берет на себя грехи мира». Символом Христа является также виноградная лоза: «Я есмь истинная виноградная лоза, а Отец Мой – Виноградарь», – говорится в Евангелии от Иоанна. К тексту Священного Писания восходит и символ Святого Духа в виде голубя, сошедшего на Христа в момент Крещения, а также изображение оленя, устремляющегося к источнику воды, – символа жаждущей Бога души.



Христос – Добрый Пастырь

Олени, пьющие из источника, хризма.
(монограмма Христа).


Мозаики в мавзолее Галлы Плацидии. Равенна, V в.  На истолковании евангельского рассказа об усмирении бури на море Галилейском основано отождествление христианской Церкви с кораблем, мчащимся по бурным волнам житейского моря. Согласно Тертуллиану, комментирующего слова евангелиста Матфея, «в море» означает «в миру», «волны» – непрестанные искушения, преследующие человека на протяжении всей жизни, мачты же корабля подобны кресту. Символом надежды на вечный покой в тихой гавани становится якорь – еще один постоянный христианский символ, часто встречающийся в надгробной пластике. Среди элементов раннехристианской символики нередки образы, заимствованные из растительного и животного мира: пальмовая ветвь – символ победы над смертью и грехом, неизменный атрибут мучеников;  павлин – символ бессмертия, феникс, сжигающий себя и возрождающийся из пепла, – символ воскресения, один из образов Христа; пеликан, расклевывающий грудь и кормящий собственной кровью птенцов, – символ жертвенности и другие подобные мотивы. Наиболее древним и самым распространенным из христианских символов является рыба, отождествляемая с Христом на том основании, что анаграмма греческой фразы «Иисус Христос Сын Божий Спаситель» составляет слово ίχθύζ (ихтос, рыба). Стихия рыбы – вода, поэтому образ этот также связан с таинством Крещения: «Мы же, рыбки, вслед за «рыбой» нашей, Иисусом Христом, рождаемся в воде», – писал Тертуллиан об этом важнейшем христианском обряде. Соответственно символом Христа и апостолов становится также рыбак – «ловец душ». Кроме того, именно рыбы вместе с хлебами были той пищей, которую умножил Иисус, чтобы утолить голод тех, кто пришел слушать его Слово.




Мозаики в храме Гроба Господня в Иерусалиме, использующие популярные образы христианской символики: латинский крест, пеликан, корабль, тетраморф, виноградные лозы, корабль, рыба и др. Огромное значение в христианской символике имеет образ креста, на котором Христос принял свои страдания. Формы креста чрезвычайно многообразны (существует около ста его разновидностей), но главные из них относятся к греческому типу (равносторонний крест) и к латинскому (с вытянутой вертикалью). Особый вид символического изображения Христа представляет собой так называемая хризма (сrisma) – знак, состоящий из перекрещения инициалов его имени, составленных из букв греческого алфавита хи (χ) и ро (ƥ). Хризма как правило обрамлена кольцом, символизирующим вечное торжество христианства. Часто встречающиеся в христианской иконографии греческие буквы альфа («Α») и омега («Ω») восходят к собственным словам Христа: «Аз есмь альфа и омега, начало и конец всего сущего…».




Христианские символы, использованные в резьбе византийских саркофагов: хризма, альфа и омега, виноград, пальма, павлин Система знаков, выработанная раннехристианским искусством, поначалу была обращена исключительно к подготовленному зрителю. Впоследствии, по мере повсеместного распространения христианской религии, символический язык искусства стал понятен практически всем. Так, для верующего человека эпохи Средневековья уже представлялось вполне естественным «читать» изображения, украшавшие храм, – рельефы, статуи, иконы, витражи, потому что они рассказывали о хорошо знакомых вещах: передавали содержание проповедей или отображали аспекты повседневной жизни. В это время круг иконографических сюжетов значительно расширился: помимо Библии и апокрифов источником вдохновения для художников стали такие книги-сборники, как бестиарии (своеобразные каталоги, содержавшие описания внешнего вида и поведения реальных и фантастических животных), лапидарии (книги о драгоценных камнях), флорарии (книги о цветах), гербарии (книги о лекарственных растениях). Образы животных в средневековом представлении классифицировались по четырем началам: воде соответствуют живущие в ней рыбы и амфибии, земле – рептилии, воздуху – птицы, огню – млекопитающие, то есть теплокровные. Особенно часто в средневековой христианской иконографии встречаются: орел, самый яркий солнечный символ («птица Божья»); агнец – жертвенное животное, которое отождествляется с Христом; овен, символизирующий творческий порыв, с которого начинается колесо Зодиака; пчелы, напоминающие о старании и красноречии; петух, эмблема возрождения и добродетели бдительности. Одним из излюбленных средневековых образов является лев – царственное животное, часто изображавшееся рядом с Соломоном, царем Израиля, или рядом с Девой Марией, Царицей Небесной. Растительный мир, где циклы рождение–смерть–возрождение непосредственно наблюдаются при смене времен года, не мог не стать объектом особого внимания со стороны художников, стремившихся отобразить символическую связь между Землей и Небом. В числе растительных элементов по-прежнему широко использовались виноградные лозы и пальмовые ветви, разнообразные плоды и фрукты, служившие прообразом земного рая;  позднее к ним добавилось изображение розы, ставшей одним из популярнейших христианских символов. С глубокой древности роза ассоциировалась с женским началом. И если в греческой мифологии она связывалась с богиней любви Афродитой, в египетской – с Исидой, у фригийцев – с Кибелой, то в христианской иконографии роза становится символом, связанным с Девой Марией, «мистической Розой», или «Розой без шипов», как ее часто называли. Более подробная символика зависела от количества «лепестков» розы: шесть лепестков ассоциировались с шестиконечной звездой (печать Соломона, знак мудрости), семь – отождествлялись с семеричным порядком космоса (семь дней недели, семь планет и т.д.); восемь лепестков символизировали возрождение, а роза с полностью раскрытыми лепестками представлялась чашей и, соответственно, связывалась с чашей Грааля, в которую была собрана кровь Христа. Современному человеку непросто расшифровать многослойный, аллегорический язык христианского искусства, складывавшийся на протяжении столетий. Мы испытываем большие трудности, видя перед собой изображения, смысл которых без пояснений специалиста не всегда способны понять и потому воспринимаем увиденное весьма поверхностно, буквально, не вникая в истинную суть вещей. Для понимания иносказательного смысла религиозных изображений нужно исходить из следующего важнейшего утверждения христианского вероучения: зримое есть лишь знак, символ незримого, тайного, высшего. А универсальный христианский символизм помогает, согласно словам византийского философа Иоанна Дамаскина, «через зримый (видимый) образ вести мышление к невидимому величию Божества». В. Сергиенко
Просмотров: 52
Понравилось: 1234

Комментарии

Написать
Язык знака и символа в христианском искусстве Сложная символика христианского искусства берет свое начало в глубокой древности, относящейся к концу античной эпохи. Известно, что первые христиане настороженно относились к созданию любых культовых изображений, видя в них возврат к идолопоклонству. «Не делай себе кумира и никакого изображения того...
Сложная символика христианского искусства берет свое начало в глубокой древности, относящейся к концу античной эпохи. Известно, что первые христиане настороженно относились к созданию любых культовых изображений, видя в них возврат к идолопоклонству. «Не делай себе кумира и никакого изображения того, что на небе вверху, и что на земле внизу, и что в воде ниже земли», – говорится во второй из десяти библейских заповедей, а по словам пророка Иеремии, «срамит себя всякий плавильщик истуканами своими, ибо выплавленное им есть ложь и нет в нем духа». Автор написанной в III в. н.э. «Церковной истории» с осуждением рассказывал об изображениях Павла, Петра и самого Христа, «написанных красками на досках», объясняя их создание обычаем язычников чтить таким образом своих спасителей. Вследствие этой враждебности к «идолам» христиане более полутора столетий обходились без культовых изображений, однако на рубеже II и III веков их первые циклы появились в росписях римских катакомб – подземных сооружений, служивших христианам убежищами и местом сбора общины. Настороженное отношение к прямолинейному, буквальному изображению божества, а также постоянная опасность гонений со стороны римской власти способствовали тому, что в христианском искусстве очень рано выработался язык знака и символа, понятный только посвященным. Символика – характернейшая черта первых произведений христианского искусства. При этом метод символического прочтения приверженцы новой религии распространили как на явления природы, жизнь и деятельность человека, так и на тексты Священного Писания. Реальность воспринималась как смутный отблеск иного мира, недаром в первом Послании апостола Павла к Коринфянам говорится, что в нашей земной жизни мы видим все «как сквозь тусклое стекло» и «знаем лишь отчасти», полного же знания достигнем в мире потустороннем. Источники христианской символики разнообразны. Многие христианские идеи и образы представлены в виде символов, основанных на евангельских иносказаниях и притчах. Так, например, часто встречающееся изображение юноши-пастуха в окружении овец восходит к словам Христа, приведенным в Евангелии от Иоанна: «Я есмь пастырь добрый; и знаю Моих и Мои знают Меня». Агнец – тоже символ Христа, ибо сказал Иоанн Креститель: «Вот Агнец Божий, который берет на себя грехи мира». Символом Христа является также виноградная лоза: «Я есмь истинная виноградная лоза, а Отец Мой – Виноградарь», – говорится в Евангелии от Иоанна. К тексту Священного Писания восходит и символ Святого Духа в виде голубя, сошедшего на Христа в момент Крещения, а также изображение оленя, устремляющегося к источнику воды, – символа жаждущей Бога души. Христос – Добрый Пастырь Олени, пьющие из источника, хризма. (монограмма Христа). Мозаики в мавзолее Галлы Плацидии. Равенна, V в.  На истолковании евангельского рассказа об усмирении бури на море Галилейском основано отождествление христианской Церкви с кораблем, мчащимся по бурным волнам житейского моря. Согласно Тертуллиану, комментирующего слова евангелиста Матфея, «в море» означает «в миру», «волны» – непрестанные искушения, преследующие человека на протяжении всей жизни, мачты же корабля подобны кресту. Символом надежды на вечный покой в тихой гавани становится якорь – еще один постоянный христианский символ, часто встречающийся в надгробной пластике. Среди элементов раннехристианской символики нередки образы, заимствованные из растительного и животного мира: пальмовая ветвь – символ победы над смертью и грехом, неизменный атрибут мучеников;  павлин – символ бессмертия, феникс, сжигающий себя и возрождающийся из пепла, – символ воскресения, один из образов Христа; пеликан, расклевывающий грудь и кормящий собственной кровью птенцов, – символ жертвенности и другие подобные мотивы. Наиболее древним и самым распространенным из христианских символов является рыба, отождествляемая с Христом на том основании, что анаграмма греческой фразы «Иисус Христос Сын Божий Спаситель» составляет слово ίχθύζ (ихтос, рыба). Стихия рыбы – вода, поэтому образ этот также связан с таинством Крещения: «Мы же, рыбки, вслед за «рыбой» нашей, Иисусом Христом, рождаемся в воде», – писал Тертуллиан об этом важнейшем христианском обряде. Соответственно символом Христа и апостолов становится также рыбак – «ловец душ». Кроме того, именно рыбы вместе с хлебами были той пищей, которую умножил Иисус, чтобы утолить голод тех, кто пришел слушать его Слово. Мозаики в храме Гроба Господня в Иерусалиме, использующие популярные образы христианской символики: латинский крест, пеликан, корабль, тетраморф, виноградные лозы, корабль, рыба и др. Огромное значение в христианской символике имеет образ креста, на котором Христос принял свои страдания. Формы креста чрезвычайно многообразны (существует около ста его разновидностей), но главные из них относятся к греческому типу (равносторонний крест) и к латинскому (с вытянутой вертикалью). Особый вид символического изображения Христа представляет собой так называемая хризма (сrisma) – знак, состоящий из перекрещения инициалов его имени, составленных из букв греческого алфавита хи (χ) и ро (ƥ). Хризма как правило обрамлена кольцом, символизирующим вечное торжество христианства. Часто встречающиеся в христианской иконографии греческие буквы альфа («Α») и омега («Ω») восходят к собственным словам Христа: «Аз есмь альфа и омега, начало и конец всего сущего…». Христианские символы, использованные в резьбе византийских саркофагов: хризма, альфа и омега, виноград, пальма, павлин Система знаков, выработанная раннехристианским искусством, поначалу была обращена исключительно к подготовленному зрителю. Впоследствии, по мере повсеместного распространения христианской религии, символический язык искусства стал понятен практически всем. Так, для верующего человека эпохи Средневековья уже представлялось вполне естественным «читать» изображения, украшавшие храм, – рельефы, статуи, иконы, витражи, потому что они рассказывали о хорошо знакомых вещах: передавали содержание проповедей или отображали аспекты повседневной жизни. В это время круг иконографических сюжетов значительно расширился: помимо Библии и апокрифов источником вдохновения для художников стали такие книги-сборники, как бестиарии (своеобразные каталоги, содержавшие описания внешнего вида и поведения реальных и фантастических животных), лапидарии (книги о драгоценных камнях), флорарии (книги о цветах), гербарии (книги о лекарственных растениях). Образы животных в средневековом представлении классифицировались по четырем началам: воде соответствуют живущие в ней рыбы и амфибии, земле – рептилии, воздуху – птицы, огню – млекопитающие, то есть теплокровные. Особенно часто в средневековой христианской иконографии встречаются: орел, самый яркий солнечный символ («птица Божья»); агнец – жертвенное животное, которое отождествляется с Христом; овен, символизирующий творческий порыв, с которого начинается колесо Зодиака; пчелы, напоминающие о старании и красноречии; петух, эмблема возрождения и добродетели бдительности. Одним из излюбленных средневековых образов является лев – царственное животное, часто изображавшееся рядом с Соломоном, царем Израиля, или рядом с Девой Марией, Царицей Небесной. Растительный мир, где циклы рождение–смерть–возрождение непосредственно наблюдаются при смене времен года, не мог не стать объектом особого внимания со стороны художников, стремившихся отобразить символическую связь между Землей и Небом. В числе растительных элементов по-прежнему широко использовались виноградные лозы и пальмовые ветви, разнообразные плоды и фрукты, служившие прообразом земного рая;  позднее к ним добавилось изображение розы, ставшей одним из популярнейших христианских символов. С глубокой древности роза ассоциировалась с женским началом. И если в греческой мифологии она связывалась с богиней любви Афродитой, в египетской – с Исидой, у фригийцев – с Кибелой, то в христианской иконографии роза становится символом, связанным с Девой Марией, «мистической Розой», или «Розой без шипов», как ее часто называли. Более подробная символика зависела от количества «лепестков» розы: шесть лепестков ассоциировались с шестиконечной звездой (печать Соломона, знак мудрости), семь – отождествлялись с семеричным порядком космоса (семь дней недели, семь планет и т.д.); восемь лепестков символизировали возрождение, а роза с полностью раскрытыми лепестками представлялась чашей и, соответственно, связывалась с чашей Грааля, в которую была собрана кровь Христа. Современному человеку непросто расшифровать многослойный, аллегорический язык христианского искусства, складывавшийся на протяжении столетий. Мы испытываем большие трудности, видя перед собой изображения, смысл которых без пояснений специалиста не всегда способны понять и потому воспринимаем увиденное весьма поверхностно, буквально, не вникая в истинную суть вещей. Для понимания иносказательного смысла религиозных изображений нужно исходить из следующего важнейшего утверждения христианского вероучения: зримое есть лишь знак, символ незримого, тайного, высшего. А универсальный христианский символизм помогает, согласно словам византийского философа Иоанна Дамаскина, «через зримый (видимый) образ вести мышление к невидимому величию Божества». В. Сергиенко