Раскопки в Святой земле. Ранневизантийские мозаики 1500-летней церкви в селении Алума
Раскопки в Святой земле. Ранневизантийские мозаики 1500-летней церкви в селении Алума

Раскопки в Святой земле. Ранневизантийские мозаики 1500-летней церкви в селении Алума
Раскопки в Святой земле. Ранневизантийские мозаики 1500-летней церкви в селении Алума

Ежегодно в Израиле и сопредельных с ним странах — на обширной территории, которую вмещает в себя понятие «Святая земля» — делается немало значимых археологических открытий. Одни из них позволяют по-новому взглянуть на события библейской истории, другие становятся весомым вкладом в сокровищницу христианской культуры. К числу последних, несомненно, относится и обнаруженная пять лет назад в полусотне километрах от Тель-Авива византийская церковь, которую специалисты датируют концом пятого — началом шестого века.

В мировой археологической практике — а в Израиле в особенности — нередки случаи, когда наиболее важные и волнующие открытия делаются во время рутинных работ: например, во время плановых раскопок, предваряющих строительство участка автодороги или нового жилого массива. Именно так было и в случае с византийской церковью в селении Алума. Здесь планировалось расширение шоссе, соединяющего Тель-Авив со столицей страны — Иерусалимом. Можно было бы сказать, что открытие было случайным — если бы речь шла не о Святой земле, где почти всюду под ногами лежит культурный слой, уходящий вглубь времен на тысячелетия.

Когда археологи проделали отверстие трехметровой глубины внутрь кургана, их  взору открылись белые плитки древних мозаик. То, что речь идет о ранневизантийском периоде, специалистам стало ясно с первого взгляда. Во время раскопок, прошедших в январе 2014 года, была открыта большая часть церкви конца V – начала VI веков — времени, когда по воле базилевсов Восточной Римской империи Палестина особенно интенсивно застраивалась христианскими храмами, часовнями и монастырями.

Впрочем, найденную в Алуме церковь считать просто одной из многих было бы не совсем верно. Расположенная в центре византийского поселения, она находилась неподалеку от пути, соединявшего портовый Ашкелон на западе со Святым городом — Иерусалимом на востоке. Судя по богатству её внутреннего убранства, прежде всего — многочисленным искусно выполненным мозаикам — можно с большой долей вероятности предположить, что в эту церковь прибывали помолиться люди из окрестных христианских общин, которых к этому времени в Палестине было очень много.

«Обычная деревенская византийская церковь, как правило, была меньше. Размеры этого здания — 22 на 12 метров — и его размещение близ важного торгового пути делают его особенным», — считает принимавший участие в раскопках израильский археолог Давида Айзенберг Деген (Davida Eisenberg Degen). Он напоминает, что раньше в близлежащем районе были обнаружены остатки нескольких поселений ранневизантийского времени, однако ни в одном из них не было обнаружено христианских церквей. Поэтому можно с большой долей вероятности предположить, что церковь, найденная в Алуме, служила своего рода духовным центром и для христиан близлежащих территорий. 

В результате раскопок было обнаружено большое число уникальных мозаик. Одна из них включает в себя искусно выполненную кристограмму — или так называемый Константинов крест. Проще говоря, это монограмма имени Иисуса Христа. Но почему именно кристограмма, а не любой другой из распространенных в ту эпоху вариантов главного символа христианства? Дело в том, что в те времена ни один из христиан не решился бы расположить крест нам, где люди ступают ногами — и могли бы, таким образом, невольно попирать этот священный символ. В то время как кристограмма — всего лишь сочетание двух заглавных греческих букв, Хи и Ро. Константиновым крестом она зовется потому, что этот император повелел изобразиттакой знак на своем штандарте в 312 году. С тех пор он стал одним из узнаваемых символов христианства, не указывая при этом прямо на распятие, как на символ спасения рода человеческого. В более широком смысле кристограмму можно понимать как символ победы. Греками сочетание двух этих букв, будучи сокращением от слова chrestos – «благоприятный», долгое время также трактовалось как добрый знак вообще. По обеим сторонам от кристограммы располагаются греческие буквы Альфа и Омега — это отсылка к книге Апокалипсис, завершающей Святое Писание: «Я есть Альфа и Омега, Первый и Последний, начало и конец». Обрамляют мозаичное изображение четыре птицы, две из которых держат венок.

Кроме пола с мозаиками исследователи обнаружили внутри базилики остатки стен, мраморные колонны и и внутренний двор — последний украшен белой плиткой с разноцветными геометрическими фигурами.  По расположению колон удалось установить, что базилика была трехнефной, в стиле храмов той эпохи. Именно колонны и разделяли её внутреннее пространство на три неравных части.

При входе в церковь располагался открытый атриум с колодцем. Взору паломника, вошедшего в церковь через главный вход, открывалась двенадцатистрочная надпись на греческом языке — кроме упоминания Господа и Пресвятой Богородицы она также включает в себя имя ктитора, пожертвовавшего на строительство церкви существенные средства.

Из других мозаик на полу главного нефа нужно отметить рисунки в виде сорока медальонов, увитых лозой винограда. На медальонах, кроме уже упомянутого Константинова креста, имеются изображения павлинов, леопардов, вепрей, зебр и других животных. На трех медальонах имеются надписи с именами местных епископов — Деметриоса и Геракла.

Кроме мозаик в числе значительных находок, сделанных в старинной церкви, нужно упомянуть каменную купель, сделанную в форме четырехлистного клевера. В большом количестве были найдены византийские стеклянные сосуды, оборудование гончарной мастерской, где делались амфоры и другая керамика, а также кухонная утварь и масляные светильники. Ученые предполагают, что главными промыслами жителей селения, посреди которого располагалась церковь, были виноделие и производство оливкового масла — продукты своего труда местные жители поставляли на запад, откуда они через средиземноморские порты экспортировались в другие страны региона. Кроме всего прочего, исследователям также удалось обнаружить остатки примыкавшего к церкви странноприимного дома, служившего, по всей видимости, приютом для прибывавших сюда богомольцев.

В культурных слоях, расположенных выше остатков византийской церкви, археологи обнаружили свидетельства более поздних веков — фрагменты стен раннеисламских времен и мусорные ямы османской эпохи.

Византийская церковь, открытая исследователями в Алуме — не просто набор случайно сохранившихся свидетельств раннего средневековья. Она представляет собой памятник христианской культуры и искусства ранневизантийской эпохи, который ещё только предстоит изучить и соотнести с тем, что известно о жизни Палестины в те времена.  После переговоров с руководством Национальной дорожной компании Управление древностей Израиля приняло решение сохранить византийскую церковь в Алуме для будущих поколений как музей под открытым небом. 

В. Сергиенко.
0
0
0
0
80

Комментарии

Написать комментарий
Раскопки в Святой земле. Ранневизантийские мозаики 1500-летней церкви в селении Алума Ежегодно в Израиле и сопредельных с ним странах — на обширной территории, которую вмещает в себя понятие «Святая земля» — делается немало значимых археологических открытий. Одни из них позволяют по-новому взглянуть на события библейской истории, другие становятся весомым вкладом в сокровищницу христианской культуры
Ежегодно в Израиле и сопредельных с ним странах — на обширной территории, которую вмещает в себя понятие «Святая земля» — делается немало значимых археологических открытий. Одни из них позволяют по-новому взглянуть на события библейской истории, другие становятся весомым вкладом в сокровищницу христианской культуры. К числу последних, несомненно, относится и обнаруженная пять лет назад в полусотне километрах от Тель-Авива византийская церковь, которую специалисты датируют концом пятого — началом шестого века. В мировой археологической практике — а в Израиле в особенности — нередки случаи, когда наиболее важные и волнующие открытия делаются во время рутинных работ: например, во время плановых раскопок, предваряющих строительство участка автодороги или нового жилого массива. Именно так было и в случае с византийской церковью в селении Алума. Здесь планировалось расширение шоссе, соединяющего Тель-Авив со столицей страны — Иерусалимом. Можно было бы сказать, что открытие было случайным — если бы речь шла не о Святой земле, где почти всюду под ногами лежит культурный слой, уходящий вглубь времен на тысячелетия. Когда археологи проделали отверстие трехметровой глубины внутрь кургана, их  взору открылись белые плитки древних мозаик. То, что речь идет о ранневизантийском периоде, специалистам стало ясно с первого взгляда. Во время раскопок, прошедших в январе 2014 года, была открыта большая часть церкви конца V – начала VI веков — времени, когда по воле базилевсов Восточной Римской империи Палестина особенно интенсивно застраивалась христианскими храмами, часовнями и монастырями. Впрочем, найденную в Алуме церковь считать просто одной из многих было бы не совсем верно. Расположенная в центре византийского поселения, она находилась неподалеку от пути, соединявшего портовый Ашкелон на западе со Святым городом — Иерусалимом на востоке. Судя по богатству её внутреннего убранства, прежде всего — многочисленным искусно выполненным мозаикам — можно с большой долей вероятности предположить, что в эту церковь прибывали помолиться люди из окрестных христианских общин, которых к этому времени в Палестине было очень много. «Обычная деревенская византийская церковь, как правило, была меньше. Размеры этого здания — 22 на 12 метров — и его размещение близ важного торгового пути делают его особенным», — считает принимавший участие в раскопках израильский археолог Давида Айзенберг Деген (Davida Eisenberg Degen). Он напоминает, что раньше в близлежащем районе были обнаружены остатки нескольких поселений ранневизантийского времени, однако ни в одном из них не было обнаружено христианских церквей. Поэтому можно с большой долей вероятности предположить, что церковь, найденная в Алуме, служила своего рода духовным центром и для христиан близлежащих территорий.  В результате раскопок было обнаружено большое число уникальных мозаик. Одна из них включает в себя искусно выполненную кристограмму — или так называемый Константинов крест. Проще говоря, это монограмма имени Иисуса Христа. Но почему именно кристограмма, а не любой другой из распространенных в ту эпоху вариантов главного символа христианства? Дело в том, что в те времена ни один из христиан не решился бы расположить крест нам, где люди ступают ногами — и могли бы, таким образом, невольно попирать этот священный символ. В то время как кристограмма — всего лишь сочетание двух заглавных греческих букв, Хи и Ро. Константиновым крестом она зовется потому, что этот император повелел изобразиттакой знак на своем штандарте в 312 году. С тех пор он стал одним из узнаваемых символов христианства, не указывая при этом прямо на распятие, как на символ спасения рода человеческого. В более широком смысле кристограмму можно понимать как символ победы. Греками сочетание двух этих букв, будучи сокращением от слова chrestos – «благоприятный», долгое время также трактовалось как добрый знак вообще. По обеим сторонам от кристограммы располагаются греческие буквы Альфа и Омега — это отсылка к книге Апокалипсис, завершающей Святое Писание: «Я есть Альфа и Омега, Первый и Последний, начало и конец». Обрамляют мозаичное изображение четыре птицы, две из которых держат венок. Кроме пола с мозаиками исследователи обнаружили внутри базилики остатки стен, мраморные колонны и и внутренний двор — последний украшен белой плиткой с разноцветными геометрическими фигурами.  По расположению колон удалось установить, что базилика была трехнефной, в стиле храмов той эпохи. Именно колонны и разделяли её внутреннее пространство на три неравных части. При входе в церковь располагался открытый атриум с колодцем. Взору паломника, вошедшего в церковь через главный вход, открывалась двенадцатистрочная надпись на греческом языке — кроме упоминания Господа и Пресвятой Богородицы она также включает в себя имя ктитора, пожертвовавшего на строительство церкви существенные средства. Из других мозаик на полу главного нефа нужно отметить рисунки в виде сорока медальонов, увитых лозой винограда. На медальонах, кроме уже упомянутого Константинова креста, имеются изображения павлинов, леопардов, вепрей, зебр и других животных. На трех медальонах имеются надписи с именами местных епископов — Деметриоса и Геракла. Кроме мозаик в числе значительных находок, сделанных в старинной церкви, нужно упомянуть каменную купель, сделанную в форме четырехлистного клевера. В большом количестве были найдены византийские стеклянные сосуды, оборудование гончарной мастерской, где делались амфоры и другая керамика, а также кухонная утварь и масляные светильники. Ученые предполагают, что главными промыслами жителей селения, посреди которого располагалась церковь, были виноделие и производство оливкового масла — продукты своего труда местные жители поставляли на запад, откуда они через средиземноморские порты экспортировались в другие страны региона. Кроме всего прочего, исследователям также удалось обнаружить остатки примыкавшего к церкви странноприимного дома, служившего, по всей видимости, приютом для прибывавших сюда богомольцев. В культурных слоях, расположенных выше остатков византийской церкви, археологи обнаружили свидетельства более поздних веков — фрагменты стен раннеисламских времен и мусорные ямы османской эпохи. Византийская церковь, открытая исследователями в Алуме — не просто набор случайно сохранившихся свидетельств раннего средневековья. Она представляет собой памятник христианской культуры и искусства ранневизантийской эпохи, который ещё только предстоит изучить и соотнести с тем, что известно о жизни Палестины в те времена.  После переговоров с руководством Национальной дорожной компании Управление древностей Израиля приняло решение сохранить византийскую церковь в Алуме для будущих поколений как музей под открытым небом.  В. Сергиенко.