«Предсказание о Римских Папах» святого Малахии
«Предсказание о Римских Папах» святого Малахии

«Предсказание о Римских Папах» святого Малахии
Речь, конечно же, не о малом Библейском пророке, пророческое видение которого было сфокусировано на судьбе Иерусалима, а не Рима, тогда ещё никому не известного. Католический святой Малахия, архиепископ североирландской Армы, живший с 1094 по 1148 год, оставил после себя прелюбопытную книгу, ставшую широко известной в Европе лишь через пятьсот лет после его смерти. Сочинение ирландского святого содержит 112 коротких фраз — «девизов», касающихся правления и жизни Римских Пап (и нескольких антипап), начиная с современного Малахии Целестина II и заканчивая сто двенадцатым по счету главой Западной Церкви, который у автора именуется Петром Римлянином (Petrus Romanus).



Св. Малахия, архиепископ Армы, Северная Ирландия Церковная история рассказывает о чудесном ребёнке из Ольстера, родившемся в 1094 году и с раннего детства пребывавшего в почти непрестанной молитве. По причине своей набожности он уже подростком был рукоположен во диаконы — а позже стал священником, выбрав для себя миссионерское служение. Люди, полюбившие отца Малахию, приходили к нему за советом и благословением не только со всего Острова, но и из дальних стран Европы. Вскоре слава о нём достигла ушей самого Римского Папы, который призвал миссионера из далёкой страны к себе на аудиенцию, оказав ему таким образом огромную честь. Как говорит Предание, после разговора с Малахией Папа призвал кардиналов, снял со своей головы митру и увенчал ей священника со словами: «Пусть каждый падет пред ним ниц! Этот человек ниспослан нам Всевышним!». Смысла сказанного понтификом никто из кардиналов тогда уразуметь не смог.  А священник Малахия на некоторое время остался в Риме. Ночи он проводил в библиотеке Ватикана, где писал какую-то таинственную книгу… После отшествия Малахии ко Господу и последовавшего вскоре установления его почитания загадочная рукопись несколько столетий передавалась их одного монастыря с другой, а её содержание оставалось скрытым от большинства людей. Только в конце шестнадцатого столетия манускрип был найден и в 1595 году опубликован в книге Lignum Vitae («Древо жизни»). Затем о «Предсказании» забыли почти на столетие (что неудивительно, учитывая тиражи книг тех времен) — и лишь в 1690 году оно был заново опубликовано. Лишь после этого текст книги стал широко известным. По-сути книга Малахии представляет собой каталог. В нём перечисляются под иносказательными, афористичными именами 112 священнослужителей, которые занимали при жизни ирландского епископа Святой Престол — а также тех, кому тогда ещё только предстояло на него взойти. «Предсказание о Римских Папах», написанное, разумеется, на латыни, иногда также называют «Пророчеством о Папах» (в английских источниках — Prophecy of the Popes). Перечень начинается с современника Малахии Целестина II, занимавшего Римский Престол лишь полгода — и заканчивается загадочным Петром Римлянином (Petrus Romanus), сто двенадцатым по счёту. Конец текста, посвященный последнему главе Западной Церкви, не выглядит оптимистичным и гласит:  «В конце времен место Святой Римской Церкви будет занимать Петр Римлянин, который будет пасти овец среди множества терзаний . По завершении чего Город Семи Холмов будет уничтожен, и Страшный Судья будет судить людей. Конец».

   

 К этому тексту мы ещё вернемся — а пока отметим, что большинство церковных историков сходятся на том, что многие (если не почти все) «девизы», присвоенные Малахией Папам, действительно отображают особенности их происхождения, карьеры, историю правления или происходившие в это время исторические события. Вот лишь несколько примеров. О Папе Льве XIII говорится, как о «свете небесном» — на его гербе изображена комета. Об Урбане VIII, занимавшем Святой Престол в первой половине XVII столетия, у Малахии сказано: «Лилия и роза» — именно к этому времени относится потепление отношений между протестантской Англией и католической Францией, произошедшее благодаря браку Карла I Стюарта и Генриетты-Марии де Бурбон, дочери французского короля Генриха IV.  Папу Пия VII, управлявшего Римской Церковью во время наполеоновских войн, книга именует «Украденным орлом» — и действительно, Бонапарт, подобно орлу, можно сказать сорвал этого понтифика с престола — и вверг в тюрьму, из которой тот вышел и вернулся к своему служению лишь после падения императора. Было бы несправедливо умолчать и о голосах скептиков, высказывавшихся по вопросу подлинности книги Малахии «Предсказание о Римских Папах». Не раз вызывало недоумение церковных историков то, что ни биограф Малахии, святой Бернар Клервоский (у которого ирландский святой умер практически на руках), ни другие источники до 1595 года о книге вообще не упоминают. Но даже если признать авторство «Предсказания» спорным, сами пророчества при этом остаются в силе, как резонно заметил на этот счёт автор книги «Последний Папа» Джон Хоуг (John Hogue). В конце XIX века католический священник Дж. М. O’Брайен издал монографию, где утверждалось, что написанное на не очень хорошей латыни «Предсказание» составлено в конце XVI века сторонниками кардинала Джироламмо Симончелли, метившего в Папы, с целью обосновать его претензии на Святой Престол… Однако, если это так, как быть с предсказаниями на XVII-XX столетия, убедительно соотносящимися с событиями новой и новейшей истории?

   

Бенедикт XVI   А таких в книге Малахии немало. Кроме уже названных, обратим внимание и на несколько других, более близких к нам по времени. Например, Папа Бенедикт XV, возглавлявший Западную Церковь с 1914 по 1922 год, соотнесен в книге с выражением «истребление христиан». Первая мировая война, на то время беспрецедентная по количеству жертв, эпидемия смертоносного гриппа — испанки, революция и гражданская война в России — все эти события вместе унесли в Европе жизней больше, чем несколько предыдущих столетий. Иоанн Павел II (понтификат 1978 – 2005, однако у Малахии год его смерти не указан) именуется автором книги Labores solis; переведённое с латыни, это выражение указывает на солнечное затмение. Папа-поляк по происхождению,  Кароль Юзеф Войтыла (Karol Józef Wojtyła) родился в день частичного затмения солнца, источал всему миру подобную солнечному свету величайшую христианскую доброту — и после смерти был погребён в день редкого гибридного полного солнечного затмения. Бенедикт XVI, плодовитый литератор, а ныне — Папа на покое, соответствует в книге Малахии определению «оливковая ветвь». Исследователи связывают этот девиз с тем фактом, что до своего избрания этот Папа носил титул кардинала Веллетри-Сеньи — а на гербе города Веллетри изображены три оливковых дерева. А ещё — и с тем, что  Бенедикт XVI руководил Конгрегацией доктрины веры (до 1908 года — Святая инквизиция), также имеющей на гербе оливковую ветвь. Папа на покое,  Бенедикт XVI жив, и, возможно, отмеренные ему Господом годы оставшейся жизни ещё добавят к толкованиям девиза новые смыслы.



Наконец, сто двенадцатый по счёту Папа, не котором книга Малахии заканчивается, зовется Франциск, а не Пётр — и по происхождению он аргентинец, а вовсе не итальянец из Рима. Почему же в «Предсказании о Римских Папах» 112-й из их числа назван Petrus Romanus? Книга Малахии иносказательна, она называет не конкретные имена, а оперирует сравнениями и образами. Понтификат Папы Франциска продолжается, и, возможно, ответ для нас пока просто не очевиден. Самое известное объяснение на этот счёт (весьма, нужно сказать, натянутое) гласит, что, занимая Святой Престол, нынешний Папа  выбрал себе имя в честь одного из самых великих святых Западной Церкви — Франциска Ассизского, звавшегося при жизни Giovanni Francesco di Pietro Bernardone. Нельзя в связи с этим не вспомнить и о бытующей в странах католического мира легенде, которая гласит, что последним Папой будет не кто иной, как сам святой апостол Пётр. Некогда основавший Римскую Церковь, он якобы возглавит её и в последние времена, чтобы таким образом завершить некий цикл… Это всего лишь легенда, но она соотносится не только в текстом  Малахии, относящимся к последнему, «предапокалиптическому» Папе (соответствующие слова из книги были приведены выше), но и с Евангелием от Иоанна, согласно которому Господь Иисус Христос говорит Петру: «Паси овец моих» (Ин. 21:16-17).

  

Но тогда получается, что в случае со 112-м Папой Римским в книге Малахии имеется в виду вовсе не Франциск? Точного ответа пока нет, ясность в этот вопрос может быть внесена лишь со временем. Напомним только слова уже упомянутого нами Папы на покое Бенедикта XVI, который, комментируя Третью тайну Фатимы (мы об этом писали), заметил, что пророчества имеют характер не предопределённости, но предостережения для людей, позволяющего им избежать наихудшего развития событий. Скорее всего именно так оно и есть — ведь и в широко известных «Центуриях» Ностарадамуса (к слову, с их текстом у книги святого Малахии также есть ряд точек пересечения) далеко не всё предсказанное воплотилось в события мировой истории, хотя по сопутствующим признакам мы можем судить, что времена, о которых говорил в том или ином случае французский прорицатель, уже прошли. Тогда выходит, что ничего не предопределено — намечен лишь пунктир или только отдельные точки… Какова же тогда ценность пророчеств и предсказаний, если мимо некоторых из них река истории проходят мимо, а другие становятся понятными для нас лишь тогда, когда описанные события уже произошли, и ничего изменить нельзя? Наверное, ценность эта заключается в самой возможности прикоснуться к будущему, которую предоставляет человеку, как своему возлюбленному творению, Господь. Зачем? Ну, хотя бы для того, чтобы тот понимал, что события происходят не хаотично, а в соответствии с неким планом — который при необходимости может быть изменен. В. Сергиенко
0
0
0
0
85

Комментарии

Написать комментарий
«Предсказание о Римских Папах» святого Малахии Речь, конечно же, не о малом Библейском пророке, пророческое видение которого было сфокусировано на судьбе Иерусалима, а не Рима, тогда ещё никому не известного. Католический святой Малахия, архиепископ североирландской Армы, живший с 1094 по 1148 год, оставил после себя прелюбопытную книгу, ставшую...
Речь, конечно же, не о малом Библейском пророке, пророческое видение которого было сфокусировано на судьбе Иерусалима, а не Рима, тогда ещё никому не известного. Католический святой Малахия, архиепископ североирландской Армы, живший с 1094 по 1148 год, оставил после себя прелюбопытную книгу, ставшую широко известной в Европе лишь через пятьсот лет после его смерти. Сочинение ирландского святого содержит 112 коротких фраз — «девизов», касающихся правления и жизни Римских Пап (и нескольких антипап), начиная с современного Малахии Целестина II и заканчивая сто двенадцатым по счету главой Западной Церкви, который у автора именуется Петром Римлянином (Petrus Romanus). Св. Малахия, архиепископ Армы, Северная Ирландия Церковная история рассказывает о чудесном ребёнке из Ольстера, родившемся в 1094 году и с раннего детства пребывавшего в почти непрестанной молитве. По причине своей набожности он уже подростком был рукоположен во диаконы — а позже стал священником, выбрав для себя миссионерское служение. Люди, полюбившие отца Малахию, приходили к нему за советом и благословением не только со всего Острова, но и из дальних стран Европы. Вскоре слава о нём достигла ушей самого Римского Папы, который призвал миссионера из далёкой страны к себе на аудиенцию, оказав ему таким образом огромную честь. Как говорит Предание, после разговора с Малахией Папа призвал кардиналов, снял со своей головы митру и увенчал ей священника со словами: «Пусть каждый падет пред ним ниц! Этот человек ниспослан нам Всевышним!». Смысла сказанного понтификом никто из кардиналов тогда уразуметь не смог.  А священник Малахия на некоторое время остался в Риме. Ночи он проводил в библиотеке Ватикана, где писал какую-то таинственную книгу… После отшествия Малахии ко Господу и последовавшего вскоре установления его почитания загадочная рукопись несколько столетий передавалась их одного монастыря с другой, а её содержание оставалось скрытым от большинства людей. Только в конце шестнадцатого столетия манускрип был найден и в 1595 году опубликован в книге Lignum Vitae («Древо жизни»). Затем о «Предсказании» забыли почти на столетие (что неудивительно, учитывая тиражи книг тех времен) — и лишь в 1690 году оно был заново опубликовано. Лишь после этого текст книги стал широко известным. По-сути книга Малахии представляет собой каталог. В нём перечисляются под иносказательными, афористичными именами 112 священнослужителей, которые занимали при жизни ирландского епископа Святой Престол — а также тех, кому тогда ещё только предстояло на него взойти. «Предсказание о Римских Папах», написанное, разумеется, на латыни, иногда также называют «Пророчеством о Папах» (в английских источниках — Prophecy of the Popes). Перечень начинается с современника Малахии Целестина II, занимавшего Римский Престол лишь полгода — и заканчивается загадочным Петром Римлянином (Petrus Romanus), сто двенадцатым по счёту. Конец текста, посвященный последнему главе Западной Церкви, не выглядит оптимистичным и гласит:  «В конце времен место Святой Римской Церкви будет занимать Петр Римлянин, который будет пасти овец среди множества терзаний . По завершении чего Город Семи Холмов будет уничтожен, и Страшный Судья будет судить людей. Конец».      К этому тексту мы ещё вернемся — а пока отметим, что большинство церковных историков сходятся на том, что многие (если не почти все) «девизы», присвоенные Малахией Папам, действительно отображают особенности их происхождения, карьеры, историю правления или происходившие в это время исторические события. Вот лишь несколько примеров. О Папе Льве XIII говорится, как о «свете небесном» — на его гербе изображена комета. Об Урбане VIII, занимавшем Святой Престол в первой половине XVII столетия, у Малахии сказано: «Лилия и роза» — именно к этому времени относится потепление отношений между протестантской Англией и католической Францией, произошедшее благодаря браку Карла I Стюарта и Генриетты-Марии де Бурбон, дочери французского короля Генриха IV.  Папу Пия VII, управлявшего Римской Церковью во время наполеоновских войн, книга именует «Украденным орлом» — и действительно, Бонапарт, подобно орлу, можно сказать сорвал этого понтифика с престола — и вверг в тюрьму, из которой тот вышел и вернулся к своему служению лишь после падения императора. Было бы несправедливо умолчать и о голосах скептиков, высказывавшихся по вопросу подлинности книги Малахии «Предсказание о Римских Папах». Не раз вызывало недоумение церковных историков то, что ни биограф Малахии, святой Бернар Клервоский (у которого ирландский святой умер практически на руках), ни другие источники до 1595 года о книге вообще не упоминают. Но даже если признать авторство «Предсказания» спорным, сами пророчества при этом остаются в силе, как резонно заметил на этот счёт автор книги «Последний Папа» Джон Хоуг (John Hogue). В конце XIX века католический священник Дж. М. O’Брайен издал монографию, где утверждалось, что написанное на не очень хорошей латыни «Предсказание» составлено в конце XVI века сторонниками кардинала Джироламмо Симончелли, метившего в Папы, с целью обосновать его претензии на Святой Престол… Однако, если это так, как быть с предсказаниями на XVII-XX столетия, убедительно соотносящимися с событиями новой и новейшей истории?     Бенедикт XVI   А таких в книге Малахии немало. Кроме уже названных, обратим внимание и на несколько других, более близких к нам по времени. Например, Папа Бенедикт XV, возглавлявший Западную Церковь с 1914 по 1922 год, соотнесен в книге с выражением «истребление христиан». Первая мировая война, на то время беспрецедентная по количеству жертв, эпидемия смертоносного гриппа — испанки, революция и гражданская война в России — все эти события вместе унесли в Европе жизней больше, чем несколько предыдущих столетий. Иоанн Павел II (понтификат 1978 – 2005, однако у Малахии год его смерти не указан) именуется автором книги Labores solis; переведённое с латыни, это выражение указывает на солнечное затмение. Папа-поляк по происхождению,  Кароль Юзеф Войтыла (Karol Józef Wojtyła) родился в день частичного затмения солнца, источал всему миру подобную солнечному свету величайшую христианскую доброту — и после смерти был погребён в день редкого гибридного полного солнечного затмения. Бенедикт XVI, плодовитый литератор, а ныне — Папа на покое, соответствует в книге Малахии определению «оливковая ветвь». Исследователи связывают этот девиз с тем фактом, что до своего избрания этот Папа носил титул кардинала Веллетри-Сеньи — а на гербе города Веллетри изображены три оливковых дерева. А ещё — и с тем, что  Бенедикт XVI руководил Конгрегацией доктрины веры (до 1908 года — Святая инквизиция), также имеющей на гербе оливковую ветвь. Папа на покое,  Бенедикт XVI жив, и, возможно, отмеренные ему Господом годы оставшейся жизни ещё добавят к толкованиям девиза новые смыслы. Наконец, сто двенадцатый по счёту Папа, не котором книга Малахии заканчивается, зовется Франциск, а не Пётр — и по происхождению он аргентинец, а вовсе не итальянец из Рима. Почему же в «Предсказании о Римских Папах» 112-й из их числа назван Petrus Romanus? Книга Малахии иносказательна, она называет не конкретные имена, а оперирует сравнениями и образами. Понтификат Папы Франциска продолжается, и, возможно, ответ для нас пока просто не очевиден. Самое известное объяснение на этот счёт (весьма, нужно сказать, натянутое) гласит, что, занимая Святой Престол, нынешний Папа  выбрал себе имя в честь одного из самых великих святых Западной Церкви — Франциска Ассизского, звавшегося при жизни Giovanni Francesco di Pietro Bernardone. Нельзя в связи с этим не вспомнить и о бытующей в странах католического мира легенде, которая гласит, что последним Папой будет не кто иной, как сам святой апостол Пётр. Некогда основавший Римскую Церковь, он якобы возглавит её и в последние времена, чтобы таким образом завершить некий цикл… Это всего лишь легенда, но она соотносится не только в текстом  Малахии, относящимся к последнему, «предапокалиптическому» Папе (соответствующие слова из книги были приведены выше), но и с Евангелием от Иоанна, согласно которому Господь Иисус Христос говорит Петру: «Паси овец моих» (Ин. 21:16-17).    Но тогда получается, что в случае со 112-м Папой Римским в книге Малахии имеется в виду вовсе не Франциск? Точного ответа пока нет, ясность в этот вопрос может быть внесена лишь со временем. Напомним только слова уже упомянутого нами Папы на покое Бенедикта XVI, который, комментируя Третью тайну Фатимы (мы об этом писали), заметил, что пророчества имеют характер не предопределённости, но предостережения для людей, позволяющего им избежать наихудшего развития событий. Скорее всего именно так оно и есть — ведь и в широко известных «Центуриях» Ностарадамуса (к слову, с их текстом у книги святого Малахии также есть ряд точек пересечения) далеко не всё предсказанное воплотилось в события мировой истории, хотя по сопутствующим признакам мы можем судить, что времена, о которых говорил в том или ином случае французский прорицатель, уже прошли. Тогда выходит, что ничего не предопределено — намечен лишь пунктир или только отдельные точки… Какова же тогда ценность пророчеств и предсказаний, если мимо некоторых из них река истории проходят мимо, а другие становятся понятными для нас лишь тогда, когда описанные события уже произошли, и ничего изменить нельзя? Наверное, ценность эта заключается в самой возможности прикоснуться к будущему, которую предоставляет человеку, как своему возлюбленному творению, Господь. Зачем? Ну, хотя бы для того, чтобы тот понимал, что события происходят не хаотично, а в соответствии с неким планом — который при необходимости может быть изменен. В. Сергиенко