Праздник Рождества Христова в изобразительном искусстве
Праздник Рождества Христова в изобразительном искусстве

Праздник Рождества Христова в изобразительном искусстве
25 декабря христиане празднуют один из самых светлых праздников – Рождество Христово (православные – 7 января). С давних времен тема Рождества являлась одной из любимейших в изобразительном искусстве; иконография ее насчитывает более полутора тысяч лет. Сцену рождения Иисуса можно встретить в древнерусских иконах и византийских мозаиках, средневековых европейских рельефах и монументальных фресковых циклах эпохи Возрождения; великие нидерландские художники развивали этот сюжет в грандиозных живописных алтарях, а обычные верующие – в оформлении простодушных, но бесконечно трогательных рождественских вертепов.



Одно из самых ранних изображений
Рождества Христова. Фреска
в катакомбах Присциллы. II в. Рим

Волхвы с дарами.
Рельеф саркофага. IV в. Рим


Между тем в евангелиях о событии Рождества Христова говорится не так уж много. Только два евангелиста – Матфей и Лука – описывают его, да и то в довольно сжатом виде. Не исключено, что именно краткость рассказа и отсутствие подробностей в евангельских текстах вызвало появление большого количества апокрифической литературы, дополняющей и развивающей канонические источники. Например, упоминание у Матфея о волхвах, принесших свои дары, со временем превратилось в красочную историю о трех восточных царях, пришедших поклониться Младенцу; у них появились имена (Мельхиор, Каспар и Валтасар), а принесенные дары приобрели глубокий символический смысл: злато – царю, ладан (священный фимиам) – богу, смирна – смертному человеку.



Волхвы, подносящие дары.
Мозаика в церкви
Сант-Аполлинаре Нуово.
VI в.Равенна

Шествие волхвов.
Фрагмент фрески Б. Гоццоли.
XV в. Флоренция


Наиболее известными апокрифами, к которым чаще всего обращались художники на протяжении веков, являются Протоевангелие Иакова, Сказание Афродитиана Персеянина на Рождество Христово и евангелие детства Спасителя. Посмотрим, как краткие евангельские тексты дополнялись апокрифами и народной фантазией, в результате чего символы и обряды Рождества приобрели те привычные для нас формы, без которых сегодня невозможно себе представить празднование этого великого события. В Евангелии от Луки говорится о том, что Мария положила Младенца «в ясли, потому что не было им места в гостинице». В эту ночь пастухам явился ангел с благой вестью о рождении Спасителя, пастухи отправились вслед за ним и нашли Младенца в яслях, Марию и Иосифа. Апокрифы значительно дополняют этот скромный рассказ. Прежде всего уточняется место рождения Иисуса – пещера (или вертеп в старославянской традиции). Упоминание о ней впервые встречается в апокрифическом Протоевангелии Иакова: «И нашел (Иосиф) там пещеру, и привел ее (Марию)… и облако сияющее появилось в пещере… и в пещере засиял такой свет, что они не могли вынести его, а немного времени спустя свет исчез и явился Младенец, вышел и взял грудь матери своей Марии».



Благовестие пастухам.
Офорт Рембрандта. XVII в.

Рождество (Святая ночь).
Фрагмент картины Корреджо. XVI в.


  В апокрифическом Евангелии псевдо-Матфея, сложившемся не ранее VIII в., впервые упоминается о воле и осле: «На третий день Мария оставила пещеру и вошла в хлев и положила Младенца в ясли, и вол и осел поклонились ему». Интересно, что в древнерусских иконах одно из животных у яслей с Иисусом почти всегда изображается белоснежной масти – как знак божественного происхождения Младенца.



Рождество. Древнерусская икона. XV в.

Рождество. Фрагмент иконы XV в.


Еще один важный символ, часто присутствующий в композиции Рождества, – обветшалое здание, на фоне которого развивается действие. Оно является символом Ветхого Завета, который теперь «отменен» с рождением Спасителя. В картинах некоторых художников эпохи Возрождения обращает на себя внимание необычная форма яслей, похожая на форму античного саркофага – прообраз Гроба Господня. Это неудивительно, ведь Христос родился в мир, чтобы умереть за него и воскреснуть для него.



Поклонение волхвов.
 А. Дюрер. XVI в. Германия

Поклонение пастухов.
Д. Гирландайо. XV в. Италия


  Интересной деталью сцены Рождества Христова в византийских и древнерусских иконах является сцена омовения Младенца двумя повитухами. О ней ничего не говорится в канонических евангелиях, однако подробно рассказывается в Протоевангелии Иакова. Помогавшая Богородице в родах повивальная бабка по имени Саломея усомнилась в том, что Дева могла родить, и коснулась ее рукой. «И только протянула Саломея палец, как вскрикнула и сказала: «Горе моему неверию, ибо я осмелилась искушать Бога. И вот рука моя отнимается, как в огне…» И тогда предстал перед нею Ангел Господень, и сказал ей «Саломея, Саломея, Господь внял тебе, поднеси руку свою к Младенцу и подержи Его, и наступит для тебя исцеление и радость». И подошла Саломея, и взяла Младенца, сказав: «Поклонюсь Ему, ибо родился великий Царь Израиля. И сразу же исцелилась Саломея…». В середине XVI в. этот сюжет был осужден Тридентским собором, после чего он совершенно исчез из западноевропейской живописи.



Рождество со сценой
омовения Младенца.
Древнерусская икона. XV в.

Сцена омовения Младенца.
Фрагмент иконы XV в.




Поклонение младенцу Христу. Дж. да Фабриано. XV в. Италия К концу Средневековья в европейском искусстве большое распространение получила такая трактовка сюжета Рождества, в которой Дева Мария изображалась стоящей на коленях перед Младенцем, поклоняясь ему. Этот образ Пресвятой Богородицы восходит к рассказу основательницы одного из женских монашеских орденов Бригитты Шведской, совершившей в 1370 г. паломничество в Вифлеем и написавшей «Откровения» о своих видениях Девы Марии: «Когда пришло время ей родить, сняла она свою обувь и белый плащ, сняла свое покрывало, и ее золотые волосы упали ей на плечи… Когда все было готово, она опустилась на колени и стала молиться. Пока она так молилась, воздев руки, Младенец родился в таком ярком сиянии, что оно полностью поглотило слабый свет свечи Иосифа». Искусство Возрождения подарило нам большое количество шедевров на тему Рождества. Интересно, что итальянские художники при обращении к этому сюжету чаще всего использовали рассказ евангелиста Матфея – о приходе волхвов с дарами, а нидерландские мастера больше любили изображать поклонение пастухов, описанное у Луки. Жизнелюбивым итальянцам первый сюжет давал прекрасную возможность показать многолюдные процессии  своих богато одетых современников, дать портреты властителей и знатных горожан. У волхвов, превратившихся к этому времени в восточных царей, появляется пышная свита – верблюды, лошади, нагруженные дарами. Со временем художники все более увеличивали эту свиту, заполняя все поле картины, так что Младенец Христос и Богородица зачастую оказывались едва заметными. Именно так произошло в грандиозной фреске Беноццо Гоццоли, где кавалькада роскошно одетых знатных горожан во главе с тогдашним правителем Флоренции Козимо Медичи шествует среди гористого итальянского пейзажа на поклонение божественному Младенцу. Вероятно, именно с эпохи Возрождения и с легкой руки итальянцев непременным атрибутом праздника Рождества стало изобилие всевозможных проявлений материального мира: нарядные елки, ослепительные фейерверки, красивая одежда, обильно накрытый праздничный стол, веселые балы.




Фрагмент фрески Б. Гоццоли
«Шествие волхвов» из Капеллы волхвов
в Палаццо Медичи-Риккарди. XV в. Италия


Поклонение Волхвов.
Дж. да Фабриано. XV в. Италия


  Нидерландских художников, напротив, больше привлекал сюжет поклонения пастухов. В отличие от пышных и помпезных итальянских сцен нидерландские «Поклонения» проникнуты искренним и глубоким религиозным чувством. В знаменитом  Алтаре Портинари тревожное, щемящее чувство надежды и скорби объединяет всех персонажей, среди которых выделяется Мария. Ее кроткое лицо поражает ощущением беспомощности и одиночества. Новорожденный младенец лежит на охапке сена (в одном из средневековых трудов под названием «Размышления о жизни Христа» говорится следующее: «Иосиф принес в хлев свечу и сноп сена, которое он положил на землю. Сын Божий, выйдя из утробы матери, не причинив ей никакой боли, мгновенно перенесся на сено к ногам Девы Марии»). Грядущую мученическую смерть Иисуса символизируют написанные с большой достоверностью белые и оранжевые лилии, ирис, срезанный сноп пшеницы.



Алтарь Портинари.
Поклонение пастухов.
XV в. Нидерланды

Фрагмент алтаря Портинари


  И все-таки в западноевропейском искусстве эпохи Возрождения Рождество Христово чаще всего изображалось как подчеркнуто светлое, праздничное событие. Ощущение радости во многом создается благодаря присутствию ангелов, парящих в небесах. Они танцуют, взявшись за руки, играют на флейтах или лютнях.



Рождество.
Пьеро делла Франческа.
XV в. Италия

Рождество. Фрагмент картины
С. Боттичелли. XV в. Италия
 

Этот мотив связан со старинной католической традицией – играть в праздник Рождества на дудочке перед изображением Иисуса. В картинах XV-XVI вв. в руках ангелов зачастую можно увидеть не только музыкальные инструменты, но и развернутые ленты с нотами или словами рождественских песнопений.




Рождество. Р. Кампен. XV в. Нидерланды

Поющие ангелы.  Фрагмент картины Р. Кампена




Ковчег с фрагментами яслей Христовых («Святая колыбель») в церкви Санта-Мария Маджоре. Рим До наших дней сохранилось несколько реликвий, связанных с событием Рождества Христова. В римской базилике Санта-Мария Маджоре с VII в. хранятся привезенные из Палестины пять дощечек из оливкового дерева, почитаемые как ясли Христовы. Драгоценный реликварий из хрусталя, серебра и золота установлен в крипте под главным алтарем базилики. По давней традиции в Рождественский сочельник с этими яслями совершается крестный ход.   Еще одна почитаемая христианами реликвия – Плат Богородицы, в котором она, по преданию, была в ночь Рождества – хранится в Шартрском соборе (Франция). Плат попал в Европу из Константинополя, где долгое время хранился в церкви во Влахерне, а затем был передан византийской императрицей Ириной Карлу Великому – объединителю Западной Европы.



Ковчег с Платом
Пресвятой Богородицы
в Шартре. Франция

Собор в Шартре




Кафедральный собор в Ахене. Германия В кафедральном соборе Ахена (Германия) хранятся такие рождественские святыни, как пелены Христа и риза Божией Матери – одежда, в которой  она совершала путешествие в Вифлеем. Великолепный ковчег с этими реликвиями находится в самом сердце городского кафедрального собора. Раз в семь лет святыни открывают для поклонения верующих со всего света.       Однако главное место, хранящее память о Рождении Спасителя, – это базилика Рождества в Вифлееме, возведенная здесь по приказу святой равноапостольной царицы Елены.



Базилика Рождества в Вифлееме.
Центральный неф

Серебряная звезда в Пещере Рождества


 В крипте под амвоном храма находится пещера Рождества. Здесь можно увидеть еще одну реликвию, связанную с яслями Христа: углубление в полу в виде колыбели, выложенное белым мрамором. Место рождения Иисуса, расположенное в восточной части пещеры, отмечено серебряной звездой с четырнадцатью лучами и сиянием неугасающих лампад.
0
0
0
0
13

Комментарии

Написать комментарий
Праздник Рождества Христова в изобразительном искусстве 25 декабря христиане празднуют один из самых светлых праздников – Рождество Христово (православные – 7 января). С давних времен тема Рождества являлась одной из любимейших в изобразительном искусстве; иконография ее насчитывает более полутора тысяч лет. Сцену рождения Иисуса можно встретить в дре...
25 декабря христиане празднуют один из самых светлых праздников – Рождество Христово (православные – 7 января). С давних времен тема Рождества являлась одной из любимейших в изобразительном искусстве; иконография ее насчитывает более полутора тысяч лет. Сцену рождения Иисуса можно встретить в древнерусских иконах и византийских мозаиках, средневековых европейских рельефах и монументальных фресковых циклах эпохи Возрождения; великие нидерландские художники развивали этот сюжет в грандиозных живописных алтарях, а обычные верующие – в оформлении простодушных, но бесконечно трогательных рождественских вертепов. Одно из самых ранних изображений Рождества Христова. Фреска в катакомбах Присциллы. II в. Рим Волхвы с дарами. Рельеф саркофага. IV в. Рим Между тем в евангелиях о событии Рождества Христова говорится не так уж много. Только два евангелиста – Матфей и Лука – описывают его, да и то в довольно сжатом виде. Не исключено, что именно краткость рассказа и отсутствие подробностей в евангельских текстах вызвало появление большого количества апокрифической литературы, дополняющей и развивающей канонические источники. Например, упоминание у Матфея о волхвах, принесших свои дары, со временем превратилось в красочную историю о трех восточных царях, пришедших поклониться Младенцу; у них появились имена (Мельхиор, Каспар и Валтасар), а принесенные дары приобрели глубокий символический смысл: злато – царю, ладан (священный фимиам) – богу, смирна – смертному человеку. Волхвы, подносящие дары. Мозаика в церкви Сант-Аполлинаре Нуово. VI в.Равенна Шествие волхвов. Фрагмент фрески Б. Гоццоли. XV в. Флоренция Наиболее известными апокрифами, к которым чаще всего обращались художники на протяжении веков, являются Протоевангелие Иакова, Сказание Афродитиана Персеянина на Рождество Христово и евангелие детства Спасителя. Посмотрим, как краткие евангельские тексты дополнялись апокрифами и народной фантазией, в результате чего символы и обряды Рождества приобрели те привычные для нас формы, без которых сегодня невозможно себе представить празднование этого великого события. В Евангелии от Луки говорится о том, что Мария положила Младенца «в ясли, потому что не было им места в гостинице». В эту ночь пастухам явился ангел с благой вестью о рождении Спасителя, пастухи отправились вслед за ним и нашли Младенца в яслях, Марию и Иосифа. Апокрифы значительно дополняют этот скромный рассказ. Прежде всего уточняется место рождения Иисуса – пещера (или вертеп в старославянской традиции). Упоминание о ней впервые встречается в апокрифическом Протоевангелии Иакова: «И нашел (Иосиф) там пещеру, и привел ее (Марию)… и облако сияющее появилось в пещере… и в пещере засиял такой свет, что они не могли вынести его, а немного времени спустя свет исчез и явился Младенец, вышел и взял грудь матери своей Марии». Благовестие пастухам. Офорт Рембрандта. XVII в. Рождество (Святая ночь). Фрагмент картины Корреджо. XVI в.   В апокрифическом Евангелии псевдо-Матфея, сложившемся не ранее VIII в., впервые упоминается о воле и осле: «На третий день Мария оставила пещеру и вошла в хлев и положила Младенца в ясли, и вол и осел поклонились ему». Интересно, что в древнерусских иконах одно из животных у яслей с Иисусом почти всегда изображается белоснежной масти – как знак божественного происхождения Младенца. Рождество. Древнерусская икона. XV в. Рождество. Фрагмент иконы XV в. Еще один важный символ, часто присутствующий в композиции Рождества, – обветшалое здание, на фоне которого развивается действие. Оно является символом Ветхого Завета, который теперь «отменен» с рождением Спасителя. В картинах некоторых художников эпохи Возрождения обращает на себя внимание необычная форма яслей, похожая на форму античного саркофага – прообраз Гроба Господня. Это неудивительно, ведь Христос родился в мир, чтобы умереть за него и воскреснуть для него. Поклонение волхвов.  А. Дюрер. XVI в. Германия Поклонение пастухов. Д. Гирландайо. XV в. Италия   Интересной деталью сцены Рождества Христова в византийских и древнерусских иконах является сцена омовения Младенца двумя повитухами. О ней ничего не говорится в канонических евангелиях, однако подробно рассказывается в Протоевангелии Иакова. Помогавшая Богородице в родах повивальная бабка по имени Саломея усомнилась в том, что Дева могла родить, и коснулась ее рукой. «И только протянула Саломея палец, как вскрикнула и сказала: «Горе моему неверию, ибо я осмелилась искушать Бога. И вот рука моя отнимается, как в огне…» И тогда предстал перед нею Ангел Господень, и сказал ей «Саломея, Саломея, Господь внял тебе, поднеси руку свою к Младенцу и подержи Его, и наступит для тебя исцеление и радость». И подошла Саломея, и взяла Младенца, сказав: «Поклонюсь Ему, ибо родился великий Царь Израиля. И сразу же исцелилась Саломея…». В середине XVI в. этот сюжет был осужден Тридентским собором, после чего он совершенно исчез из западноевропейской живописи. Рождество со сценой омовения Младенца. Древнерусская икона. XV в. Сцена омовения Младенца. Фрагмент иконы XV в. Поклонение младенцу Христу. Дж. да Фабриано. XV в. Италия К концу Средневековья в европейском искусстве большое распространение получила такая трактовка сюжета Рождества, в которой Дева Мария изображалась стоящей на коленях перед Младенцем, поклоняясь ему. Этот образ Пресвятой Богородицы восходит к рассказу основательницы одного из женских монашеских орденов Бригитты Шведской, совершившей в 1370 г. паломничество в Вифлеем и написавшей «Откровения» о своих видениях Девы Марии: «Когда пришло время ей родить, сняла она свою обувь и белый плащ, сняла свое покрывало, и ее золотые волосы упали ей на плечи… Когда все было готово, она опустилась на колени и стала молиться. Пока она так молилась, воздев руки, Младенец родился в таком ярком сиянии, что оно полностью поглотило слабый свет свечи Иосифа». Искусство Возрождения подарило нам большое количество шедевров на тему Рождества. Интересно, что итальянские художники при обращении к этому сюжету чаще всего использовали рассказ евангелиста Матфея – о приходе волхвов с дарами, а нидерландские мастера больше любили изображать поклонение пастухов, описанное у Луки. Жизнелюбивым итальянцам первый сюжет давал прекрасную возможность показать многолюдные процессии  своих богато одетых современников, дать портреты властителей и знатных горожан. У волхвов, превратившихся к этому времени в восточных царей, появляется пышная свита – верблюды, лошади, нагруженные дарами. Со временем художники все более увеличивали эту свиту, заполняя все поле картины, так что Младенец Христос и Богородица зачастую оказывались едва заметными. Именно так произошло в грандиозной фреске Беноццо Гоццоли, где кавалькада роскошно одетых знатных горожан во главе с тогдашним правителем Флоренции Козимо Медичи шествует среди гористого итальянского пейзажа на поклонение божественному Младенцу. Вероятно, именно с эпохи Возрождения и с легкой руки итальянцев непременным атрибутом праздника Рождества стало изобилие всевозможных проявлений материального мира: нарядные елки, ослепительные фейерверки, красивая одежда, обильно накрытый праздничный стол, веселые балы. Фрагмент фрески Б. Гоццоли «Шествие волхвов» из Капеллы волхвов в Палаццо Медичи-Риккарди. XV в. Италия Поклонение Волхвов. Дж. да Фабриано. XV в. Италия   Нидерландских художников, напротив, больше привлекал сюжет поклонения пастухов. В отличие от пышных и помпезных итальянских сцен нидерландские «Поклонения» проникнуты искренним и глубоким религиозным чувством. В знаменитом  Алтаре Портинари тревожное, щемящее чувство надежды и скорби объединяет всех персонажей, среди которых выделяется Мария. Ее кроткое лицо поражает ощущением беспомощности и одиночества. Новорожденный младенец лежит на охапке сена (в одном из средневековых трудов под названием «Размышления о жизни Христа» говорится следующее: «Иосиф принес в хлев свечу и сноп сена, которое он положил на землю. Сын Божий, выйдя из утробы матери, не причинив ей никакой боли, мгновенно перенесся на сено к ногам Девы Марии»). Грядущую мученическую смерть Иисуса символизируют написанные с большой достоверностью белые и оранжевые лилии, ирис, срезанный сноп пшеницы. Алтарь Портинари. Поклонение пастухов. XV в. Нидерланды Фрагмент алтаря Портинари   И все-таки в западноевропейском искусстве эпохи Возрождения Рождество Христово чаще всего изображалось как подчеркнуто светлое, праздничное событие. Ощущение радости во многом создается благодаря присутствию ангелов, парящих в небесах. Они танцуют, взявшись за руки, играют на флейтах или лютнях. Рождество. Пьеро делла Франческа. XV в. Италия Рождество. Фрагмент картины С. Боттичелли. XV в. Италия   Этот мотив связан со старинной католической традицией – играть в праздник Рождества на дудочке перед изображением Иисуса. В картинах XV-XVI вв. в руках ангелов зачастую можно увидеть не только музыкальные инструменты, но и развернутые ленты с нотами или словами рождественских песнопений. Рождество. Р. Кампен. XV в. Нидерланды Поющие ангелы.  Фрагмент картины Р. Кампена Ковчег с фрагментами яслей Христовых («Святая колыбель») в церкви Санта-Мария Маджоре. Рим До наших дней сохранилось несколько реликвий, связанных с событием Рождества Христова. В римской базилике Санта-Мария Маджоре с VII в. хранятся привезенные из Палестины пять дощечек из оливкового дерева, почитаемые как ясли Христовы. Драгоценный реликварий из хрусталя, серебра и золота установлен в крипте под главным алтарем базилики. По давней традиции в Рождественский сочельник с этими яслями совершается крестный ход.   Еще одна почитаемая христианами реликвия – Плат Богородицы, в котором она, по преданию, была в ночь Рождества – хранится в Шартрском соборе (Франция). Плат попал в Европу из Константинополя, где долгое время хранился в церкви во Влахерне, а затем был передан византийской императрицей Ириной Карлу Великому – объединителю Западной Европы. Ковчег с Платом Пресвятой Богородицы в Шартре. Франция Собор в Шартре Кафедральный собор в Ахене. Германия В кафедральном соборе Ахена (Германия) хранятся такие рождественские святыни, как пелены Христа и риза Божией Матери – одежда, в которой  она совершала путешествие в Вифлеем. Великолепный ковчег с этими реликвиями находится в самом сердце городского кафедрального собора. Раз в семь лет святыни открывают для поклонения верующих со всего света.       Однако главное место, хранящее память о Рождении Спасителя, – это базилика Рождества в Вифлееме, возведенная здесь по приказу святой равноапостольной царицы Елены. Базилика Рождества в Вифлееме. Центральный неф Серебряная звезда в Пещере Рождества  В крипте под амвоном храма находится пещера Рождества. Здесь можно увидеть еще одну реликвию, связанную с яслями Христа: углубление в полу в виде колыбели, выложенное белым мрамором. Место рождения Иисуса, расположенное в восточной части пещеры, отмечено серебряной звездой с четырнадцатью лучами и сиянием неугасающих лампад.