Между двумя заветами: Ессеи и Кумранские свитки
Между двумя заветами: Ессеи и Кумранские свитки

Между двумя заветами: Ессеи и Кумранские свитки
Возле холма Гиват-Рам в западном Иерусалиме располагается необычное здание, известное как Храм Книги. Нет, книгам в нём не молятся — в сооружении, две трети которого находится под землёй, действует  иерусалимский отдел Музея Израиля, где экспонируются уникальные манускрипты. И если некоторые из них, например, «Кодекс Алеппо», имеют отношение исключительно к иудаизму, то многие другие так или иначе связаны с христианством. Связь эта не явная, но, как мы убедимся ниже, очень важная — в полной мере это утверждение относится к Кумранским рукописям или Свиткам Мёртвого моря, ради которых (вместе с библейскими манускриптами, разумеется) и был построен в 1965 году Храм Книги.


Храм Книги Экспозиция Кумранских свитков


 Белоснежный храм-ступа, чьи очертания отражаются в окружающем его бассейне с водой и стоящая рядом стена из чёрного базальта — иерусалимский Храм Книги мгновенно узнаваем на любой фотографии. Символизм постройки также считывается даже неискушенным в философии посетителем: это противостояние черного и белого, добра и зла, правды и лжи… Возможно, этой постройки в Святом Городе и не было бы, если бы не один человек — Давид Самуэль Готтесман, эмигрант из Венгрии, миллионер и филантроп. Именно он приобрел за собственные средства Свитки Мёртвого моря и безвозмездно передал их государству Израиль. Увидеть их в Храме Книги сегодня может любой желающий — однако не все сразу: группа свитков демонстрируется от несколько месяцев до полугода, а затем отправляется на восстановление, а их место занимают другие. Что же это за уникальные манускрипты, интерес к которым за более чем полвека не только не ослабевает, но и, напротив, растет?


Свитки Мёртвого моря Одна из Кумранских рукописей после реставрации


 Кумранские рукописи, также известные как Свитки Мёртвого моря — собирательное название для группы письменных артефактов, найденных начиная с 1947 года в пещерах Кумрана, вади Муррабат, в Хирбет Мирде и некоторых других местах в Иудейской пустыне и Масаде. Носителем письмён, сделанных угольными чернилами на иврите, арамейском и древнегреческом, выступает пергамент — кожа овец и коз, и реже — папирус. Период, когда были созданы эти артефакты, учёные датируют временным промежутком с 250 года до н.э по 68 год н.э. Свитки эти — уцелевшие части библиотеки Кумранской общины ессеев — особого ответвления иудаизма, о котором мы подробно скажем ниже — содержат литературу самой общины, а также ветхозаветные тексты и апокрифы. Язык свитков, особенно же важнейших из них — «Устав», «Благословения», «Гимны», «Комментарий на Аввакума», «Свиток Войны» и «Храмовый свиток» — дает замечательное представление о языке (а, вернее, языках, включая арамейский и греческий), которым пользовались в Палестине на рубеже тысячелетий.  Что касается именно иврита, члены Кумранской общины, как свидетельствуют свитки, предпочитали библейские выражения древности и, насколько это было возможно, избегали влияния современного им разговорного языка. Здесь нужно оговорится: списки, демонстрируемые сегодня в Храме Книги — лишь часть некогда обширной библиотеки Кумранской общины. Некоторые из неизвестных науке манускриптов время от времени находятся и теперь. Один из таких свитков был представлен общественности в 2006 году профессором Хананом Эшелем и заключал в себе части ветхозаветной книги Левит. Он был изъят полицией у араба-контрабандиста и волей судьбы попал в руки профессора Эшеля, приглашенного в качестве эксперта. Какая часть рукописей Кумранской общины находится в руках черных археологов и нелегальных торговцев древностями и в каких условиях хранятся эти ценнейшие артефакты, можно только предполагать.


Пещеры Кумрана План Кумранского поселения- современный вид


 Кумран сегодня — это национальный парк, который располагается на плато в полутора километрах от северо-западного побережья Мёртвого моря, на Западном берегу реки Иордан, рядом с кибуцем Калия. К северу от Кумрана находятся руины античных поселений эпохи эллинизма. Они процветали во втором веке до нашей эры, в Первую иудейскую войну служили базой повстанцам Бар-Кохбы — и были разрушены римскими легионерами в 68 году н.э., после чего в этих местах ещё около четверти века стоял римский гарнизон. Вокруг разбросано множество пещер; в одиннадцати из них в 1947 году и были обнаружены первые Кумранские свитки.  После этого вплоть до 1956 года здесь проводились раскопки — к их завершению число обнаруженных рукописей достигло девятисот. Их авторами и хранителями были члены уже упомянутой общины ессеев, пришедшие в эти пустые места из Иерусалима. Раскопки и содержание свитков позволили установить многое из того, что касается их быта и повседневной жизни. В развалинах поселения эпохи Второго храма учёными были открыты жилища, водосборные цистерны, печи для обжига керамики и другие — для  плавки металла, хранилища для зерна, мастерские, прачечная и многое другое. Были обнаружены комната собраний или трапезная, ванны для ритуальных омовений, кладбище — и множество мелких предметов повседневного обихода. Всё это было создано и использовалось иудаистами особого толка — ессеями, упоминаемыми еще античными историками Иосифом Флавием и Плинием Старшим. Ессеи вышли из городов, отвергая их испорченные нравы, чтобы жить в замкнутых общинах. Даже приходя в иерусалимский Храм, общения с теми, кто не принадлежал к их числу, они подчеркнуто избегали. Ессеи вели безбрачный и, если можно так выразиться, монашеский образ жизни, принимая на воспитание детей и взращивая их продолжателями своей традиции. Брак они в принципе не отрицали, но жительство в общине почитали выше него. Вступить в общину можно было только мужчинам, причем только после трехлетнего искуса. Последующая процедура инициации представляла собой торжественное принятие пожизненных обетов. Вот важнейшие из их числа: почитать Бога и писания, держать в тайне учение, обличать ложь и несправедливость и придерживаться правды и истины, ничего не утаивать от своих и ничего не сообщать чужакам, быть послушным начальствующим и лояльным к властям, не иметь личной собственности и воздерживаться от получения прибыли. По свидетельству Филона, ессеи не приносили кровавых жертв и усердно занимались земледелием, пчеловодством, скотоводством и разными ремеслами. При этом они никогда не изготавливали оружия, отрицали рабство и считали друг друга братьями.

   

Братство ессеев, рисунок Изготовляя все себе на потребу самостоятельно, ессеи не вступали в общения даже с торговцами. Среди них были толкователи писаний, которые были избавлены от физического труда, проводя каждую третью ночи в молитвах, размышлениях и поисках тайных смыслов. Считалось, что некоторые из этих людей способны провидеть будущее. Члены общины имели общую трапезу, надевая на неё белоснежные одежды и относясь ко вкушению пищи почти как ко священнодействию. Во все остальное время они носили подчеркнуто ветхое платье и не использовали никаких благовоний. Доходами общины распоряжались священнослужители — причем значительная их часть использовалась для помощи бедным, бездомным и голодающим за пределами Кумрана. Общение даже среди самих ессеев было сведено к минимуму. Просыпаясь, они не вели бытовых разговоров, а молились, обращая лицо к восходу солнца (а не к Иерусалиму, как это принято в иудаизме). Большую часть дня они проводили в работе, после которой полагалось ритуальное омовение. Помимо священноначалия общины ессеев имели и судей, а самым строгим наказанием в их среде почиталось исключение из общины — однако искренне раскаявшихся они принимали обратно. Вместе с испытуемыми члены общины были подразделены на пять степеней — это разделение было настолько строгим, что прикосновение представителя высшей степени к представителю низшей в их среде почиталось за осквернение. Если говорить о верованиях ессеев, в их основе, несомненно, лежал иудаизм — однако он дополнялся большой долей заимствований из других религий древнего мира. Разные исследователи усматривали здесь влияние халдеев, существовавшее в еврейской среде ещё со времён Вавилонского плена, сильный налёт зороастризма, греческие — или, если быть точным — пифагорейские идеи, а также некоторую родственность египетским терапевтам, причем последние, по мнению многих исследователей, были ответвлением ессеев.

   

Свиток из Кумрана в отличном состоянии Хронологию возникновения, скажем так, ессейства позволяет отчасти восстановить один из свитков Мертвого моря — так называемый «Дамасский документ». В нём говорится, что 390 лет спустя разорения Иерусалима Навуходоносором, то есть в 190 году до н.э., в Палестине возникла религиозная партия «благочестивых», давшая начало течениям фарисеев и ессеев. Двадцать лет спустя, говорит рукопись, Бог дал ессеям «учителя праведности». Главной целью он считал распространение вести о скором пришествии Мессии.  Во время Маккавейских войн последователи учителя приняли участие в национально-освободительном движении — но ровно до тех пор, пока не был освобожден Храм. Учителю, чьё имя неизвестно, довелось испытать и гонения, и судебное преследование, и раскол среди своих единомышленников и даже покушения на жизнь — однако он пережил своих недоброжелателей и удалился с последователями в Кумран, к берегам Мертвого моря. Произошло это в период между 140 и 130 годами до н.э. В ожидании скорого прихода Мессии, в котором ессеи были убеждены, они, как уж было сказано, стремились пребывать в чистоте — разумеется, как они её понимали. Калеки, увечные, слепые не могли вступить в общину. Неуместный смех, плевки, пустые разговоры для членов общины были вещами наказуемыми. Вино ессеям заменял виноградный сок — их каждодневная общая трапеза начиналась с молитвы, читаемой главой общины над ритуальным кубком. Именно чистота, аскеза и труд, считали ессеи, способны помочь им отыскать в Писании тайные смыслы и пророчествва, относящиеся как к их времени, так и будущему. Ежегодно вся община собиралась для общего покаяния, которое сопровождалось чтением положений религиозной доктрины ессеев, включенной в дошедший до нас «Устав». Она во многом совпадает с мыслями, содержащимися в таких ветхозаветных апокрифах как книги Еноха, Юбилеев, Сивиллы. Пожалуй, главное в ней — предчувствие новой эпохи, которая наступит с приходом Мессии (или даже двух мессий — из священнического и из царского рода, причем первый из этих двух считался более высоким по своему статусу). Важное положение этой доктрины — обращение не только иудеев, но и всех народов к божественной Истине. В каждом из народов, считали ессеи, есть «избранники», способные воспринять её свет и спастись. Однако для победы учения, были уверены они, следует бороться: впереди — долгая война за торжество «сынов света» над «сынами тьмы». Не проповедь учения всем народам, как полагают верным христиане, а именно война — это принципиальный момент.

   

 В общее воскресение в конце дней ессеи верили также, как фарисеи: в одном из свитков Кумрана выражается надежда, что их «учитель праведности» тоже восстанет в конце дней. Именно после его смерти община Кумрана распалась на несколько частей: одни из них придерживались прежней строгости, другие — вернулись в мир, обзавелись семьями и личной собственностью. После подавления восстания против царя Александра Янная в 80-х годах I века до н.э. в Кумранскую общину влилось немалое число фарисеев, вынужденных искать убежища вне городов. Часть ессеев, практиковавших уединение, перешла жить в Египет — впоследствии эти люди были известны под именем «терапевтов», о которых говорит Филон. Наконец, в 31 году I века уже нашей эры мощное землятрясение превратило Кумранскую крепость в руины — и ее последние насельники разбрелись кто куда, продолжая однако придерживаться устава общины и избегая излишних контактов с людьми, к ней не принадлежавшими. Более поздних упоминаний о ессеях Кумрана не найдено, но ряд исследователей предполагает, что те из них, кто не погиб во время кровопролитной войны иудеев против римлян, влились в ряды первохристиан. Ведь многое в учении Христа было созвучно тому, чему они были верны долгие годы своего послушания в Кумране. Аскеза, пустынножительство, проповедь покаяния в ожидании скорого прихода Мессии, отношение к омовению как к чему-то большему, чем просто избавлению от ритуальной нечистоты… Уже не раз исследователями ставился вопрос: не был Иоанн Креститель выходцем из среды ессеев, а «пустыня», где он провел свою юность, — Кумранской общиной, которую он покинул, услышав «глагол Божий», чтобы отправиться на проповедь? Однозначного ответа на него, к сожалению, пока дать нельзя — как нельзя дать его и на вопрос о близости к ессеям апостола Иоанна, сохранившего безбрачие и часто использовавшего в своих посланиях лексику,  близкую к языку Кумранских свитков. Так или иначе, связь между Кумраном и его наследием, запечатленным в свитках Мертвого моря, и христианами первых веков, определенно, существует. Кумранские рукописи демонстрируют нам во всей полноте надежду на приход Того, кто принесет миру новую весть, раскрывающую суть завета между Богом и человеком в невиданной доселе полноте. В. Сергиенко
0
0
0
0
24

Комментарии

Написать комментарий
Между двумя заветами: Ессеи и Кумранские свитки Возле холма Гиват-Рам в западном Иерусалиме располагается необычное здание, известное как Храм Книги. Нет, книгам в нём не молятся — в сооружении, две трети которого находится под землёй, действует  иерусалимский отдел Музея Израиля, где экспонируются уникальные манускрипты. И если некоторые из них,...
Возле холма Гиват-Рам в западном Иерусалиме располагается необычное здание, известное как Храм Книги. Нет, книгам в нём не молятся — в сооружении, две трети которого находится под землёй, действует  иерусалимский отдел Музея Израиля, где экспонируются уникальные манускрипты. И если некоторые из них, например, «Кодекс Алеппо», имеют отношение исключительно к иудаизму, то многие другие так или иначе связаны с христианством. Связь эта не явная, но, как мы убедимся ниже, очень важная — в полной мере это утверждение относится к Кумранским рукописям или Свиткам Мёртвого моря, ради которых (вместе с библейскими манускриптами, разумеется) и был построен в 1965 году Храм Книги. Храм Книги Экспозиция Кумранских свитков  Белоснежный храм-ступа, чьи очертания отражаются в окружающем его бассейне с водой и стоящая рядом стена из чёрного базальта — иерусалимский Храм Книги мгновенно узнаваем на любой фотографии. Символизм постройки также считывается даже неискушенным в философии посетителем: это противостояние черного и белого, добра и зла, правды и лжи… Возможно, этой постройки в Святом Городе и не было бы, если бы не один человек — Давид Самуэль Готтесман, эмигрант из Венгрии, миллионер и филантроп. Именно он приобрел за собственные средства Свитки Мёртвого моря и безвозмездно передал их государству Израиль. Увидеть их в Храме Книги сегодня может любой желающий — однако не все сразу: группа свитков демонстрируется от несколько месяцев до полугода, а затем отправляется на восстановление, а их место занимают другие. Что же это за уникальные манускрипты, интерес к которым за более чем полвека не только не ослабевает, но и, напротив, растет? Свитки Мёртвого моря Одна из Кумранских рукописей после реставрации  Кумранские рукописи, также известные как Свитки Мёртвого моря — собирательное название для группы письменных артефактов, найденных начиная с 1947 года в пещерах Кумрана, вади Муррабат, в Хирбет Мирде и некоторых других местах в Иудейской пустыне и Масаде. Носителем письмён, сделанных угольными чернилами на иврите, арамейском и древнегреческом, выступает пергамент — кожа овец и коз, и реже — папирус. Период, когда были созданы эти артефакты, учёные датируют временным промежутком с 250 года до н.э по 68 год н.э. Свитки эти — уцелевшие части библиотеки Кумранской общины ессеев — особого ответвления иудаизма, о котором мы подробно скажем ниже — содержат литературу самой общины, а также ветхозаветные тексты и апокрифы. Язык свитков, особенно же важнейших из них — «Устав», «Благословения», «Гимны», «Комментарий на Аввакума», «Свиток Войны» и «Храмовый свиток» — дает замечательное представление о языке (а, вернее, языках, включая арамейский и греческий), которым пользовались в Палестине на рубеже тысячелетий.  Что касается именно иврита, члены Кумранской общины, как свидетельствуют свитки, предпочитали библейские выражения древности и, насколько это было возможно, избегали влияния современного им разговорного языка. Здесь нужно оговорится: списки, демонстрируемые сегодня в Храме Книги — лишь часть некогда обширной библиотеки Кумранской общины. Некоторые из неизвестных науке манускриптов время от времени находятся и теперь. Один из таких свитков был представлен общественности в 2006 году профессором Хананом Эшелем и заключал в себе части ветхозаветной книги Левит. Он был изъят полицией у араба-контрабандиста и волей судьбы попал в руки профессора Эшеля, приглашенного в качестве эксперта. Какая часть рукописей Кумранской общины находится в руках черных археологов и нелегальных торговцев древностями и в каких условиях хранятся эти ценнейшие артефакты, можно только предполагать. Пещеры Кумрана План Кумранского поселения- современный вид  Кумран сегодня — это национальный парк, который располагается на плато в полутора километрах от северо-западного побережья Мёртвого моря, на Западном берегу реки Иордан, рядом с кибуцем Калия. К северу от Кумрана находятся руины античных поселений эпохи эллинизма. Они процветали во втором веке до нашей эры, в Первую иудейскую войну служили базой повстанцам Бар-Кохбы — и были разрушены римскими легионерами в 68 году н.э., после чего в этих местах ещё около четверти века стоял римский гарнизон. Вокруг разбросано множество пещер; в одиннадцати из них в 1947 году и были обнаружены первые Кумранские свитки.  После этого вплоть до 1956 года здесь проводились раскопки — к их завершению число обнаруженных рукописей достигло девятисот. Их авторами и хранителями были члены уже упомянутой общины ессеев, пришедшие в эти пустые места из Иерусалима. Раскопки и содержание свитков позволили установить многое из того, что касается их быта и повседневной жизни. В развалинах поселения эпохи Второго храма учёными были открыты жилища, водосборные цистерны, печи для обжига керамики и другие — для  плавки металла, хранилища для зерна, мастерские, прачечная и многое другое. Были обнаружены комната собраний или трапезная, ванны для ритуальных омовений, кладбище — и множество мелких предметов повседневного обихода. Всё это было создано и использовалось иудаистами особого толка — ессеями, упоминаемыми еще античными историками Иосифом Флавием и Плинием Старшим. Ессеи вышли из городов, отвергая их испорченные нравы, чтобы жить в замкнутых общинах. Даже приходя в иерусалимский Храм, общения с теми, кто не принадлежал к их числу, они подчеркнуто избегали. Ессеи вели безбрачный и, если можно так выразиться, монашеский образ жизни, принимая на воспитание детей и взращивая их продолжателями своей традиции. Брак они в принципе не отрицали, но жительство в общине почитали выше него. Вступить в общину можно было только мужчинам, причем только после трехлетнего искуса. Последующая процедура инициации представляла собой торжественное принятие пожизненных обетов. Вот важнейшие из их числа: почитать Бога и писания, держать в тайне учение, обличать ложь и несправедливость и придерживаться правды и истины, ничего не утаивать от своих и ничего не сообщать чужакам, быть послушным начальствующим и лояльным к властям, не иметь личной собственности и воздерживаться от получения прибыли. По свидетельству Филона, ессеи не приносили кровавых жертв и усердно занимались земледелием, пчеловодством, скотоводством и разными ремеслами. При этом они никогда не изготавливали оружия, отрицали рабство и считали друг друга братьями.     Братство ессеев, рисунок Изготовляя все себе на потребу самостоятельно, ессеи не вступали в общения даже с торговцами. Среди них были толкователи писаний, которые были избавлены от физического труда, проводя каждую третью ночи в молитвах, размышлениях и поисках тайных смыслов. Считалось, что некоторые из этих людей способны провидеть будущее. Члены общины имели общую трапезу, надевая на неё белоснежные одежды и относясь ко вкушению пищи почти как ко священнодействию. Во все остальное время они носили подчеркнуто ветхое платье и не использовали никаких благовоний. Доходами общины распоряжались священнослужители — причем значительная их часть использовалась для помощи бедным, бездомным и голодающим за пределами Кумрана. Общение даже среди самих ессеев было сведено к минимуму. Просыпаясь, они не вели бытовых разговоров, а молились, обращая лицо к восходу солнца (а не к Иерусалиму, как это принято в иудаизме). Большую часть дня они проводили в работе, после которой полагалось ритуальное омовение. Помимо священноначалия общины ессеев имели и судей, а самым строгим наказанием в их среде почиталось исключение из общины — однако искренне раскаявшихся они принимали обратно. Вместе с испытуемыми члены общины были подразделены на пять степеней — это разделение было настолько строгим, что прикосновение представителя высшей степени к представителю низшей в их среде почиталось за осквернение. Если говорить о верованиях ессеев, в их основе, несомненно, лежал иудаизм — однако он дополнялся большой долей заимствований из других религий древнего мира. Разные исследователи усматривали здесь влияние халдеев, существовавшее в еврейской среде ещё со времён Вавилонского плена, сильный налёт зороастризма, греческие — или, если быть точным — пифагорейские идеи, а также некоторую родственность египетским терапевтам, причем последние, по мнению многих исследователей, были ответвлением ессеев.     Свиток из Кумрана в отличном состоянии Хронологию возникновения, скажем так, ессейства позволяет отчасти восстановить один из свитков Мертвого моря — так называемый «Дамасский документ». В нём говорится, что 390 лет спустя разорения Иерусалима Навуходоносором, то есть в 190 году до н.э., в Палестине возникла религиозная партия «благочестивых», давшая начало течениям фарисеев и ессеев. Двадцать лет спустя, говорит рукопись, Бог дал ессеям «учителя праведности». Главной целью он считал распространение вести о скором пришествии Мессии.  Во время Маккавейских войн последователи учителя приняли участие в национально-освободительном движении — но ровно до тех пор, пока не был освобожден Храм. Учителю, чьё имя неизвестно, довелось испытать и гонения, и судебное преследование, и раскол среди своих единомышленников и даже покушения на жизнь — однако он пережил своих недоброжелателей и удалился с последователями в Кумран, к берегам Мертвого моря. Произошло это в период между 140 и 130 годами до н.э. В ожидании скорого прихода Мессии, в котором ессеи были убеждены, они, как уж было сказано, стремились пребывать в чистоте — разумеется, как они её понимали. Калеки, увечные, слепые не могли вступить в общину. Неуместный смех, плевки, пустые разговоры для членов общины были вещами наказуемыми. Вино ессеям заменял виноградный сок — их каждодневная общая трапеза начиналась с молитвы, читаемой главой общины над ритуальным кубком. Именно чистота, аскеза и труд, считали ессеи, способны помочь им отыскать в Писании тайные смыслы и пророчествва, относящиеся как к их времени, так и будущему. Ежегодно вся община собиралась для общего покаяния, которое сопровождалось чтением положений религиозной доктрины ессеев, включенной в дошедший до нас «Устав». Она во многом совпадает с мыслями, содержащимися в таких ветхозаветных апокрифах как книги Еноха, Юбилеев, Сивиллы. Пожалуй, главное в ней — предчувствие новой эпохи, которая наступит с приходом Мессии (или даже двух мессий — из священнического и из царского рода, причем первый из этих двух считался более высоким по своему статусу). Важное положение этой доктрины — обращение не только иудеев, но и всех народов к божественной Истине. В каждом из народов, считали ессеи, есть «избранники», способные воспринять её свет и спастись. Однако для победы учения, были уверены они, следует бороться: впереди — долгая война за торжество «сынов света» над «сынами тьмы». Не проповедь учения всем народам, как полагают верным христиане, а именно война — это принципиальный момент.      В общее воскресение в конце дней ессеи верили также, как фарисеи: в одном из свитков Кумрана выражается надежда, что их «учитель праведности» тоже восстанет в конце дней. Именно после его смерти община Кумрана распалась на несколько частей: одни из них придерживались прежней строгости, другие — вернулись в мир, обзавелись семьями и личной собственностью. После подавления восстания против царя Александра Янная в 80-х годах I века до н.э. в Кумранскую общину влилось немалое число фарисеев, вынужденных искать убежища вне городов. Часть ессеев, практиковавших уединение, перешла жить в Египет — впоследствии эти люди были известны под именем «терапевтов», о которых говорит Филон. Наконец, в 31 году I века уже нашей эры мощное землятрясение превратило Кумранскую крепость в руины — и ее последние насельники разбрелись кто куда, продолжая однако придерживаться устава общины и избегая излишних контактов с людьми, к ней не принадлежавшими. Более поздних упоминаний о ессеях Кумрана не найдено, но ряд исследователей предполагает, что те из них, кто не погиб во время кровопролитной войны иудеев против римлян, влились в ряды первохристиан. Ведь многое в учении Христа было созвучно тому, чему они были верны долгие годы своего послушания в Кумране. Аскеза, пустынножительство, проповедь покаяния в ожидании скорого прихода Мессии, отношение к омовению как к чему-то большему, чем просто избавлению от ритуальной нечистоты… Уже не раз исследователями ставился вопрос: не был Иоанн Креститель выходцем из среды ессеев, а «пустыня», где он провел свою юность, — Кумранской общиной, которую он покинул, услышав «глагол Божий», чтобы отправиться на проповедь? Однозначного ответа на него, к сожалению, пока дать нельзя — как нельзя дать его и на вопрос о близости к ессеям апостола Иоанна, сохранившего безбрачие и часто использовавшего в своих посланиях лексику,  близкую к языку Кумранских свитков. Так или иначе, связь между Кумраном и его наследием, запечатленным в свитках Мертвого моря, и христианами первых веков, определенно, существует. Кумранские рукописи демонстрируют нам во всей полноте надежду на приход Того, кто принесет миру новую весть, раскрывающую суть завета между Богом и человеком в невиданной доселе полноте. В. Сергиенко