Каранталь: «Сорокадневная гора». Монастырь Искушения.
Каранталь: «Сорокадневная гора». Монастырь Искушения.

Каранталь: «Сорокадневная гора». Монастырь Искушения.
Хотя монашеская жизнь на горе Каранталь затеплилась ещё в четвертом веке, нынешний греческий монастырь был построен здесь полторы тысячи лет спустя. Его главная святыня — камень, на котором, согласно Преданию,  молился Господь Иисус Христос, когда сорок дней пребывал в пустыне и был искушаем дьяволом перед тем, как выйти на Своё земное служение. И, конечно, святыня не меньшая — это сама пещера, в которой Он пребывал в течение всего периода Своего добровольного удаления от мира.

 

В Иудейской пустыне, на северо-западной окраине древнего Иерихона, расположилась святая обитель, название которой, как и название горы, в которую она буквально вросла, связаны с хорошо известными событиями Нового Завета, о которых говориться в начале 4 главы Евангелия от Матфея (стихи 1 — 11): «Тогда Иисус возведен был Духом в пустыню, для искушения от диавола, и, постившись сорок дней и сорок ночей, напоследок взалкал. И приступил к Нему искуситель и сказал: если Ты Сын Божий, скажи, чтобы камни сии сделались хлебами. Он же сказал ему в ответ: написано: не хлебом одним будет жить человек, но всяким словом, исходящим из уст Божиих. Потом берет Его диавол в святой город и поставляет Его на крыле храма, и говорит Ему: если Ты Сын Божий, бросься вниз, ибо написано: Ангелам Своим заповедает о Тебе, и на руках понесут Тебя, да не преткнешься о камень ногою Твоею. Иисус сказал ему: написано также: не искушай Господа Бога твоего. Опять берет Его диавол на весьма высокую гору и показывает Ему все царства мира и славу их, и говорит Ему: всё это дам Тебе, если, пав, поклонишься мне. Тогда Иисус говорит ему: отойди от Меня, сатана, ибо написано: Господу Богу твоему поклоняйся и Ему одному служи. Тогда оставляет Его диавол, и се, Ангелы приступили и служили Ему.»



 Никто из евангелистов не считает нужным объяснять, почему Спаситель предпринимает такой шаг как уход в пустыню, и вот почему. На заре христианства длительное пребывание вдалеке от мира было привычным действием для почти любого человека, решившего посвятить себя служению Богу. Да и не только на заре. Еще в XIX веке коптские и эфиопские монахи соблюдали обычай уединенно проводить на горе Искушения время Великого поста. Вот что пишет об этой традиции её современник, русский архимандрит Леонид (Кавелин): «Они удаляются сюда из Иерусалима через неделю после праздника Богоявления и возвращаются в Святой Град в неделю Ваий, питаясь в это время травами или сухоядением и упражняясь в молитве и чтении, для чего берут с собой и книги. Одежда их состоит из рубахи и ватного одеяла, в которое кутаются как в плащ от ночного холода ». Сегодня это место не столь безлюдно, как полтора века назад, и попасть сюда можно либо на фуникулёре, либо пешком, предприняв не самый простой получасовой подъем в гору, на котором есть большая вероятность встретить других паломников — из шести святых обителей Иудейской пустыни монастырь Искушения в наше время, пожалуй, самый посещаемый.

   

 Гора Карантали или, по-русски, Сорокадневная гора и монастырь Искушения на ней расположены на территории Палестинской автономии — и, если израильтянину попасть в монастырь довольно не просто, то православным паломникам, которые бывают здесь чуть ли не ежедневно, путь сюда всегда открыт. Ранее это место называлось горой Док (сокращение от Дагон — так называли древнее семитское божество, имя которого происходит то ли от слова «рыба», то ли от слова «злак»). Топоним указывает на весьма и весьма древнее знакомство людей с этой местностью. Гора возвышается на долиной Иерихона на триста восемьдесят метров; из открытых источников воды здесь имеется лишь один крупный сезонный ручей Прат. Учитывая, что Каранталь представляет собой, выражаясь языком военных, господствующую высоту, вполне логично, что во времена хасмонейских царей на ее вершине была построена крепость, из которой осуществлялся контроль над ущельем Фара (или иначе — Вади Кельт) на пути к Иерусалиму с Востока. Крепость эту (вернее, её стены, которые сохранились до наших дней) можно наблюдать и сегодня. Как, кстати, и современную военную базу на соседней возвышенности. Христианское же название горы — Каранталь — происходит от латинского quarenta, числительного, означающего «сорок». Уже во времена Святой Елены, матери императора Константина Великого, церковное Предание однозначно отождествляло эту гору с событиями искушения Иисуса Христа, поэтому появление здесь святой обители было лишь делом времени. Что, собственно, и произошло в 349 году, когда преподобный Харитон Исповедник, уже известный тем,что основал два других монатыря в Святой Земле, положил здесь начало лавре Дука. До начала седьмого века монастырь был довольно многолюдным и процветающим местом — однако сперва нашествие персов, а затем захват Святой Земли халифом Умаром ибн Хаттабом стали причиной того, что монашеское жительство здесь на долгое время прервалось. В XII веке, во времена Иерусалимского королевства, крестоносцы возводят на Карантале два  храма — один в пещере, где молился Спаситель, и второй — на самой вершине горы. После ухода крестоносцев и захвата Святой Земли мусульманами монастырь с кельями, вырубленными в скале, снова перестает действовать, на этот раз — надолго даже по исторической мерке.

   

 Только в 1874 году Греческая Православная церковь приобретает эти земли и при содействии России (финансовом, дипломатическом и прочем), всего за два десятка лет проделывает колоссальный объем строительных и отделочных работ — и восстанавливает древний монастырь. А по сути — строит его заново на прежнем основании: к 1895 году обитель приобретает те черты, по которым она известна христианским паломникам всего мира и в наше время. Правда если в конце XIX века древняя обитель была полна насельников, то сегодня вся братия монастыря в скале, нависающего над древним Иерихоном, состоит всего из одного иеромонаха и его помощника-диакона. По этой причине монастырь охраняется: чтобы попасть внутрь, нужно убедить привратника в чистоте и серьёзности своих намерений. Перед этим придётся стучать в монастырские врата медным кольцом довольно долго: может, пост привратника от них весьма удален, а может, в этом есть свой особый монастырский символизм, кто знает. Кстати, даже те из паломников, кто поднимается к монастырю по канатной дороге, финальную часть пути преодолевают пешком по широкой восходящей тропе, получая возможность немного потрудиться. Что же касается фуникулёра, он сам по себя является достопримечательностью. Во-первых, это самая длинная подвесная дорога на Ближнем Востоке: ее протяженность составляет 1330 метров. Во вторых, это дорога, расположенная в самом низком месте на планете: ее нижняя точка располагается на отметке в триста метров ниже уровня моря.

   

 Однако вернемся в монастырь. По сути, он представляет собой длинную узкую галерею, протянувшуюся вдоль восточного склона горы. Проходы — с открытыми сводами; по одну сторону — природная скальная фактура, по другую — пристроенные стены. Лестницы, спуски, подъемы. Пустующие кельи, довольно просторные, очевидно, для гостей — а может, в расчете на будущих насельников обители. Даже в жару за сорок по Цельсию в монастыре Искушения царит живительная прохлада. Главный монастырский храм расположен в пещере — но, чтобы достичь главных здешних святынь, нужно идти дальше. Конец пути — небольшой пещерный храм (его называют Часовней Искушения) на том самом месте, где Иисус Христос находился во время Своего добровольного сорокадневного поста, искушаемый поочередно славой, богатством и властью — и отвергнувший все эти соблазны. Эти события в монастырском храме изображены многократно, на иконах и на картинах. Камень, на котором молился Спаситель, также здесь: как правило, все пришедшие благоговейно прикладываются к нему. Интересно, что в деревянной резьбе иконостаса храма можно увидеть не только орлов (тот самый исторический «российский след» в истории обители?), но даже драконов. О символизме этих фигур, если повезёт, можно расспросить у здешнего хранителя — отца Герасима, который служит в монастыре Искушения уже больше тридцати лет. Либо у диакона Онуфрия, который честному отцу во всём посильно помогает.

   

 Какие молитвы приходят на ум паломникам в Часовне Искушения? Самые разные, но всем без исключения — главная: «Отче наш», которая звучит над вырубленными в скальной породе сводами на самых разных языках. Помолившись, многие из пришедших подают в этом храме записки о здравии и упокоении родных и близких — кстати, писать их здесь следует только печатными буквами. Как уже было сказано, святая обитель фактически представляет собой двухэтажную галерею, пристроенную к горе, основательно прорезанной пещерами, большими и поменьше. У многих посетителей возникает закономерный вопрос: а как же на такой высоте с водой? На нижнем этаже, в главном холле монастыря имеется колодец, вода в который подводится из источника Елисея в Иерихоне.  Черпают её в из монастырского колодца чайником, привязанным к веревке. Однако монастырь мужской, и право зачерпывать здесь воду имеют только мужчины. Поэтому паломницам приходится порой подождать, пока появится кто-нибудь из мужчин и наполнит им бутылки. Если выйти на длинный и узкий балкон монастыря Искушения, можно увидеть те самые кельи, в которых жили средневековые монахи, а также преодолевали искус во время Великого поста их духовные потомки уже в новое время. Выйти на балкон духу хватает не у всех, но те, кто все же решился, бывают в полной мере вознаграждены открывшимся им видом. Самые потрясающие фотографии с Каранталя делаются именно отсюда. Если путь по широкой тропе к воротам монастыря Искушения занимает около получаса, то спуститься вниз к основанию горы можно вдвое быстрее. И уже здесь с удовольствием подкрепить свои силы в заведении под вывеской с русскими буквами: «Кафе горы». Русских паломников здесь больше всего — и, как и сотню с лишним лет назад, отношение к ним самое благожелательное. В. Сергиенко
0
0
0
0
8

Комментарии

Написать комментарий
Каранталь: «Сорокадневная гора». Монастырь Искушения. Хотя монашеская жизнь на горе Каранталь затеплилась ещё в четвертом веке, нынешний греческий монастырь был построен здесь полторы тысячи лет спустя. Его главная святыня — камень, на котором, согласно Преданию,  молился Господь Иисус Христос, когда сорок дней пребывал в пустыне и был искушаем дьяволо...
Хотя монашеская жизнь на горе Каранталь затеплилась ещё в четвертом веке, нынешний греческий монастырь был построен здесь полторы тысячи лет спустя. Его главная святыня — камень, на котором, согласно Преданию,  молился Господь Иисус Христос, когда сорок дней пребывал в пустыне и был искушаем дьяволом перед тем, как выйти на Своё земное служение. И, конечно, святыня не меньшая — это сама пещера, в которой Он пребывал в течение всего периода Своего добровольного удаления от мира.   В Иудейской пустыне, на северо-западной окраине древнего Иерихона, расположилась святая обитель, название которой, как и название горы, в которую она буквально вросла, связаны с хорошо известными событиями Нового Завета, о которых говориться в начале 4 главы Евангелия от Матфея (стихи 1 — 11): «Тогда Иисус возведен был Духом в пустыню, для искушения от диавола, и, постившись сорок дней и сорок ночей, напоследок взалкал. И приступил к Нему искуситель и сказал: если Ты Сын Божий, скажи, чтобы камни сии сделались хлебами. Он же сказал ему в ответ: написано: не хлебом одним будет жить человек, но всяким словом, исходящим из уст Божиих. Потом берет Его диавол в святой город и поставляет Его на крыле храма, и говорит Ему: если Ты Сын Божий, бросься вниз, ибо написано: Ангелам Своим заповедает о Тебе, и на руках понесут Тебя, да не преткнешься о камень ногою Твоею. Иисус сказал ему: написано также: не искушай Господа Бога твоего. Опять берет Его диавол на весьма высокую гору и показывает Ему все царства мира и славу их, и говорит Ему: всё это дам Тебе, если, пав, поклонишься мне. Тогда Иисус говорит ему: отойди от Меня, сатана, ибо написано: Господу Богу твоему поклоняйся и Ему одному служи. Тогда оставляет Его диавол, и се, Ангелы приступили и служили Ему.»  Никто из евангелистов не считает нужным объяснять, почему Спаситель предпринимает такой шаг как уход в пустыню, и вот почему. На заре христианства длительное пребывание вдалеке от мира было привычным действием для почти любого человека, решившего посвятить себя служению Богу. Да и не только на заре. Еще в XIX веке коптские и эфиопские монахи соблюдали обычай уединенно проводить на горе Искушения время Великого поста. Вот что пишет об этой традиции её современник, русский архимандрит Леонид (Кавелин): «Они удаляются сюда из Иерусалима через неделю после праздника Богоявления и возвращаются в Святой Град в неделю Ваий, питаясь в это время травами или сухоядением и упражняясь в молитве и чтении, для чего берут с собой и книги. Одежда их состоит из рубахи и ватного одеяла, в которое кутаются как в плащ от ночного холода ». Сегодня это место не столь безлюдно, как полтора века назад, и попасть сюда можно либо на фуникулёре, либо пешком, предприняв не самый простой получасовой подъем в гору, на котором есть большая вероятность встретить других паломников — из шести святых обителей Иудейской пустыни монастырь Искушения в наше время, пожалуй, самый посещаемый.      Гора Карантали или, по-русски, Сорокадневная гора и монастырь Искушения на ней расположены на территории Палестинской автономии — и, если израильтянину попасть в монастырь довольно не просто, то православным паломникам, которые бывают здесь чуть ли не ежедневно, путь сюда всегда открыт. Ранее это место называлось горой Док (сокращение от Дагон — так называли древнее семитское божество, имя которого происходит то ли от слова «рыба», то ли от слова «злак»). Топоним указывает на весьма и весьма древнее знакомство людей с этой местностью. Гора возвышается на долиной Иерихона на триста восемьдесят метров; из открытых источников воды здесь имеется лишь один крупный сезонный ручей Прат. Учитывая, что Каранталь представляет собой, выражаясь языком военных, господствующую высоту, вполне логично, что во времена хасмонейских царей на ее вершине была построена крепость, из которой осуществлялся контроль над ущельем Фара (или иначе — Вади Кельт) на пути к Иерусалиму с Востока. Крепость эту (вернее, её стены, которые сохранились до наших дней) можно наблюдать и сегодня. Как, кстати, и современную военную базу на соседней возвышенности. Христианское же название горы — Каранталь — происходит от латинского quarenta, числительного, означающего «сорок». Уже во времена Святой Елены, матери императора Константина Великого, церковное Предание однозначно отождествляло эту гору с событиями искушения Иисуса Христа, поэтому появление здесь святой обители было лишь делом времени. Что, собственно, и произошло в 349 году, когда преподобный Харитон Исповедник, уже известный тем,что основал два других монатыря в Святой Земле, положил здесь начало лавре Дука. До начала седьмого века монастырь был довольно многолюдным и процветающим местом — однако сперва нашествие персов, а затем захват Святой Земли халифом Умаром ибн Хаттабом стали причиной того, что монашеское жительство здесь на долгое время прервалось. В XII веке, во времена Иерусалимского королевства, крестоносцы возводят на Карантале два  храма — один в пещере, где молился Спаситель, и второй — на самой вершине горы. После ухода крестоносцев и захвата Святой Земли мусульманами монастырь с кельями, вырубленными в скале, снова перестает действовать, на этот раз — надолго даже по исторической мерке.      Только в 1874 году Греческая Православная церковь приобретает эти земли и при содействии России (финансовом, дипломатическом и прочем), всего за два десятка лет проделывает колоссальный объем строительных и отделочных работ — и восстанавливает древний монастырь. А по сути — строит его заново на прежнем основании: к 1895 году обитель приобретает те черты, по которым она известна христианским паломникам всего мира и в наше время. Правда если в конце XIX века древняя обитель была полна насельников, то сегодня вся братия монастыря в скале, нависающего над древним Иерихоном, состоит всего из одного иеромонаха и его помощника-диакона. По этой причине монастырь охраняется: чтобы попасть внутрь, нужно убедить привратника в чистоте и серьёзности своих намерений. Перед этим придётся стучать в монастырские врата медным кольцом довольно долго: может, пост привратника от них весьма удален, а может, в этом есть свой особый монастырский символизм, кто знает. Кстати, даже те из паломников, кто поднимается к монастырю по канатной дороге, финальную часть пути преодолевают пешком по широкой восходящей тропе, получая возможность немного потрудиться. Что же касается фуникулёра, он сам по себя является достопримечательностью. Во-первых, это самая длинная подвесная дорога на Ближнем Востоке: ее протяженность составляет 1330 метров. Во вторых, это дорога, расположенная в самом низком месте на планете: ее нижняя точка располагается на отметке в триста метров ниже уровня моря.      Однако вернемся в монастырь. По сути, он представляет собой длинную узкую галерею, протянувшуюся вдоль восточного склона горы. Проходы — с открытыми сводами; по одну сторону — природная скальная фактура, по другую — пристроенные стены. Лестницы, спуски, подъемы. Пустующие кельи, довольно просторные, очевидно, для гостей — а может, в расчете на будущих насельников обители. Даже в жару за сорок по Цельсию в монастыре Искушения царит живительная прохлада. Главный монастырский храм расположен в пещере — но, чтобы достичь главных здешних святынь, нужно идти дальше. Конец пути — небольшой пещерный храм (его называют Часовней Искушения) на том самом месте, где Иисус Христос находился во время Своего добровольного сорокадневного поста, искушаемый поочередно славой, богатством и властью — и отвергнувший все эти соблазны. Эти события в монастырском храме изображены многократно, на иконах и на картинах. Камень, на котором молился Спаситель, также здесь: как правило, все пришедшие благоговейно прикладываются к нему. Интересно, что в деревянной резьбе иконостаса храма можно увидеть не только орлов (тот самый исторический «российский след» в истории обители?), но даже драконов. О символизме этих фигур, если повезёт, можно расспросить у здешнего хранителя — отца Герасима, который служит в монастыре Искушения уже больше тридцати лет. Либо у диакона Онуфрия, который честному отцу во всём посильно помогает.      Какие молитвы приходят на ум паломникам в Часовне Искушения? Самые разные, но всем без исключения — главная: «Отче наш», которая звучит над вырубленными в скальной породе сводами на самых разных языках. Помолившись, многие из пришедших подают в этом храме записки о здравии и упокоении родных и близких — кстати, писать их здесь следует только печатными буквами. Как уже было сказано, святая обитель фактически представляет собой двухэтажную галерею, пристроенную к горе, основательно прорезанной пещерами, большими и поменьше. У многих посетителей возникает закономерный вопрос: а как же на такой высоте с водой? На нижнем этаже, в главном холле монастыря имеется колодец, вода в который подводится из источника Елисея в Иерихоне.  Черпают её в из монастырского колодца чайником, привязанным к веревке. Однако монастырь мужской, и право зачерпывать здесь воду имеют только мужчины. Поэтому паломницам приходится порой подождать, пока появится кто-нибудь из мужчин и наполнит им бутылки. Если выйти на длинный и узкий балкон монастыря Искушения, можно увидеть те самые кельи, в которых жили средневековые монахи, а также преодолевали искус во время Великого поста их духовные потомки уже в новое время. Выйти на балкон духу хватает не у всех, но те, кто все же решился, бывают в полной мере вознаграждены открывшимся им видом. Самые потрясающие фотографии с Каранталя делаются именно отсюда. Если путь по широкой тропе к воротам монастыря Искушения занимает около получаса, то спуститься вниз к основанию горы можно вдвое быстрее. И уже здесь с удовольствием подкрепить свои силы в заведении под вывеской с русскими буквами: «Кафе горы». Русских паломников здесь больше всего — и, как и сотню с лишним лет назад, отношение к ним самое благожелательное. В. Сергиенко