Хирбет-Кейафа: город царя Давида?
Хирбет-Кейафа: город царя Давида?

Хирбет-Кейафа: город царя Давида?
Раскопки, начатые учёными в тридцати километрах западнее Иерусалима в середине прошлого десятилетия и продолжающиеся по сей день, добавляют всё большее число сторонников гипотезе, что на месте археологического объекта Хирбет-Кейафа располагался ветхозаветный город Шаараим («Двое ворот»)— место расположения резиденции пророка и Псалмопевца Давида, второго царя Израиля.

 Если быть точным, Хирбет Кейафа был определен как археологический объект еще в шестидесятых годах позапрошлого века. Однако общественно-политическая обстановка в эпоху турецкого владычества ни располагала к проведению раскопок — а немногие сделанные тогда находки не позволяли до конца оценить историческую ценность места, скрывающегося под спудом земли на большом холме. Только в 2007 году здесь были обнаружено то, что осталось от древнего укрепления площадью в 2,4 гектара — и семь последующих лет прошли в режиме непрерывных археологических изысканий и попыток идентифицировать находки. Последние оказались намного древнее, чем византийская крепость, располагавшаяся здесь в середине первого тысячелетия нашей эры. Древнее, ни много, ни мало, на полторы тысячи лет. Как установили учёные, нижний ярус места раскопок относился к десятому веку до нашей эры — эпохе правления ветхозаветного царя Давида, что делает этот археологический объект поистине уникальным. «До настоящего времени не было обнаружено следов подобных построек начала Х века до нашей эры. Хирбет-Кейафа был, вероятно, уничтожен в одном из сражений, которые велись с филистимлянами около 980 года до нашей эры. Найденный дворец и руины городских укреплений — это существенное продвижение в исследовании истории Иудейского царства», — считают профессора археологии Еврейского университета в Иерусалиме Йосси Гарфинкель и Саар Ганор.

   

 Ближайший к месту раскопок городок Бейт-Шемеш от Иерусалима отделяет расстояние в тридцать два километра. Интересно, что здешние бедуины называют развалины не иначе как Хирбет-Дауд, то есть «Давидовы руины». В этом с ними вполне солидарны израильские учёные, которые считают, что ими обнаружен ветхозаветный город Шаараим и резиденция царя Давида, которую он часто посещал — и не только занимался здесь вопросами государственного управления, но и уделял время творчеству, духовным размышлениям и отдыху. Из сооружений на месте древнего города два наиболее крупных — тридцатиметровая кладка крепостной стены, а также южное крыло дворца площадью примерно в один квадратный километр. Внутри последнего находилось множество комнат, находки в которых были наиболее многочисленными. Здесь были обнаружены сотни предметов — изделия из железа, бронзы (мечи, топор) и керамики, ткацкий станок, остатки растений, а также редкие для здешних мест египетские сосуды из алебастра. На каменных столбах, к которым привязывали ослов, сохранились даже следы от верёвок. Ещё одна интересная находка — остатки сооружения размером 15 на 6 метров, стоявшего на сваях. По мнению учёных, здесь находился склад, на который жители ближайшей низменности Шфела приносили для уплаты налог в виде сельскохозяйственной продукции. В пользу этой версии говорит множество найденных здесь сосудов разной величины и формы, а также глиняные оттиски печатей. Датировка предметов такая же — около Х века до нашей эры.


Крыло дворца со множеством комнат


 Само решение расположить город и дворец над ним в этих местах выдает стоящий за ним недюжинный государственный ум. Дворец находится в центре, в самой верхней части холма — из него был прекрасно виден не только весь город, но и местность от Средиземного моря на западе до Иудейских гор и Иерусалима на востоке. «Эта крепость ― недвусмысленное доказательство того, что царь стремился создать укреплённые административные центры в стратегически важных точках», — считают Йосси Гарфинкель и Саар Ганор. Действительно, сигнальный костер, зажженный на крыше располагавшегося здесь некогда дворца, был бы виден за десятки километров в любую сторону. Согласен с коллегами и возглавлявший раскопки в Хирбет-Кейафа профессор Авраам Фауст, по мнению которого здешние находки являются иллюстрацией «части событий в Библии, относимых к царствованию Давида». В своем интервью, данном корреспонденту Breaking Israel News, профессор Фауст сказал: «Мы, конечно, не нашли артефактов, прямо указывающих на царя Давида или царя Соломона — но мы обнаружили признаки социального преобразования в регионе, указывающие на трансформацию ханаанской культуры в культуру иудейскую». Профессор Авраам Фауст особо отметил среди находок множество наконечников стрел — они, считает учёный, свидетельствуют о битве, которая произошла в более позднее время и результатом которой стал уход еврейского населения и захват этого места другими народами, возможно, филистимлянами.



Керамика иудейская и филистимская Одна из самых волнующих находок, сделанных в Хирбет-Кейафе — трехтысячелетний керамический сосуд, надпись на котором израильским учёным удалось прочитать. Собрав вместе множество осколков, исследователи установили имя его собственника — Ишбаал-бен-Бада, то есть «Ишбаал — сын Бады». Имя Ишбаал упоминается во Второй Книге Царств. Так звали младшего сына царя Саула, убитого во сне своими же военачальниками — его отрезанную голову они принесли Давиду... Впрочем, отца владельца сосуда завали Бада, а не Саул (Шауль). Кем бы он ни был, об этническом составе населения древнего города и окрестностей надпись на сосуде говорит недвусмысленно. А косвенно говорит она и о том, что во времена царя Давида грамотность среди его подданных была распространена весьма широко. И факт, что среди образцов обнаруженных здесь образцов керамики немало имеющих явно филистимское происхождение, утверждения о преимущественно еврейском заселении здешних мест не отрицает. Тот и другой народ жили по соседству, вступали не только в военные, но и в торговые отношения — да и смешанные браки между ними случались: стоит вспомнить хотя бы библейского героя Самсона, женатого на филистимлянке. Вообще же, если говорить о письменных свидетельствах, относящихся ко временам библейского царя Давида и несколько более поздним — X-VIII векам до нашей эры — такие надписи можно пересчитать в буквальном смысле на пальцах руки. Две из них найдены здесь, в Хирбет-Кейафе, одна — в Иерусалиме, и одна — в Бейт-Шемеше. Существует и еще одна надпись — на найденной в 1994 году так называемой стеле Тель-Дана. На ней по приказу арамейского правителя было высечено перечисление его побед: «…уничтожил семьдесят царей, которые снарядили против него тысячи колесниц и тысячи всадников. И… убил царя Израиля Иорама, сына Ахавы, и царя из дома Давидова (bytdwd) Ахизияху, сына Иорамы».



 Но вернемся в Хирбет-Кейафу. Еще одно, не названное нами ранее, письменное свидетельство было обнаружено здесь же. Оно представляло собой глиняный осколок в форме перевернутой трапеции, на котором ханаанским письмом с характерным для X-IX веков до нашей эры начертанием букв, нанесены слова, связный смысл которых установить не удается. Однако при этом они поднимают слой лексики, хорошо известный нам по книгам Ветхого Завета. Один из исследователей, Шмуэль Ахитов, предлагает такое прочтение этих слов: «Не делай! И рабу… Преступление (?) Расплата … Царь … Пришлец или изгнание». Знакомая манера формулировать, не так ли? Оппоненты ученых, отстаивающих древнееврейский генезис поселения, считают, что обнаруженный в Хирбет-Кейафе город вполне мог быть построен филистимлянами или другим народом, которых в упомянутую эпоху в Палестине обреталось немало. Такой точки зрения придерживается, например, Израиль Финкельштейн из Университета Тель-Авива. Однако тогда совершенно непонятно, почему среди найденного на месте раскопок мусора не обнаружено костей собак или свиней — животных, запрет на употребление которых в пищу существовал только у евреев. Филистимляне, например, охотно ели и тех, и других. Но если город, раскопанный в Хирбет-Кейафе — действительно библейский Шаараим, то где те самые «двое ворот», на которые, собственно, и указывает его название ? Их археологам также удалось обнаружить — с южной и западной сторон древнего города. Фасад ворот — более десяти метров, ширина прохода — почти четыре; у входа в одни из них положен мегалитический каменный порог весом более, чем в десяток тонн. Интересно, что вход в ворота осуществлялся по идущему вдоль стены наклонному пандусу, что замедляло скорость идущих и исключало возможность внезапного проникновения в город. Но, пожалуй, наиболее интересными с точки зрения библеистики являются культовые предметы и объекты, обнаруженные в Хирбет-Кейафе. К их числу относятся возвышение для священнодействия, водные резервуары для омовения ног и всего тела — а также переносной алтарь из базальта, на котором имеются стилизованные изображения пальмовых ветвей и входа в святилище — утопленная дверь в виде трех, идущих одна за другой, арок. Найдена и другая модель святилища — подобная первой, но выполненная из глины. Её кровля украшена изображениями двух неведомых животных (неясно — то ли львов, то ли птиц), а фасад — двумя стилизованными колоннами и завесой. Соблюдены здесь и известные по Святому Писанию пропорции — в частности, ширина, относящаяся к высоте как один к двум. То, что эти предметы относятся именно к религиозной практике иудаизма, исследователей убедило всякое отсутствие на них изображений божества.


Глиняная модель святилища Модель святилища из базальта


 Имеются в числе находок и другие культовые предметы, назначение которых не так понятно. Например, керамический сосуд в форме двух женских грудей, предназначенный предположительно для смешивания в нём различных жидкостей. Найдены и ритуальные чаши, предназначенные, как полагают, для воскуривания благовоний. Интересно, что священный предметы в Хирбет-Кейафе находились не в специальном здании, а в особых комнатах частных домов, что в точности соответствует библейским описаниям, относящимся ко временам до постройки Храма царём Соломоном. Однако что же позволяет соотнести все сделанные в Хирбет-Кейафе находки со временем царствования царя Давида? Годы его владычества доподлинно известны благодаря библейскому повествованию. А радиометрический анализ слоя, к котором сделаны находки органического происхождения (среди них, например, четыре оливковых косточки) указывают на период с 1020 по 980 год до нашей эры. Таким образом, даже если допустить, что в стане исследователей правы скептики, и Давид не основывал города на месте Хирбет-Кейафы, он, как минимум, захватил его, расширяя своё царство и владел им в числе прочих. Так или иначе, израильских ученых, занятых раскопками на этом месте и истолкованием смысла сделанных здесь находок, какого бы из двух мнений они не придерживались, объединяет одно: желание сохранить этот уникальный памятник библейской археологии, не допустить застройки этого места объектами современной инфраструктуры и сохранить Хирбет-Кейафу как национальный парк, на территории которого исследователей наверняка ждёт ещё немало волнующих открытий. В. Сергиенко
0
0
0
0
27

Комментарии

Написать комментарий
Хирбет-Кейафа: город царя Давида? Раскопки, начатые учёными в тридцати километрах западнее Иерусалима в середине прошлого десятилетия и продолжающиеся по сей день, добавляют всё большее число сторонников гипотезе, что на месте археологического объекта Хирбет-Кейафа располагался ветхозаветный город Шаараим («Двое ворот»)— место распо...
Раскопки, начатые учёными в тридцати километрах западнее Иерусалима в середине прошлого десятилетия и продолжающиеся по сей день, добавляют всё большее число сторонников гипотезе, что на месте археологического объекта Хирбет-Кейафа располагался ветхозаветный город Шаараим («Двое ворот»)— место расположения резиденции пророка и Псалмопевца Давида, второго царя Израиля.  Если быть точным, Хирбет Кейафа был определен как археологический объект еще в шестидесятых годах позапрошлого века. Однако общественно-политическая обстановка в эпоху турецкого владычества ни располагала к проведению раскопок — а немногие сделанные тогда находки не позволяли до конца оценить историческую ценность места, скрывающегося под спудом земли на большом холме. Только в 2007 году здесь были обнаружено то, что осталось от древнего укрепления площадью в 2,4 гектара — и семь последующих лет прошли в режиме непрерывных археологических изысканий и попыток идентифицировать находки. Последние оказались намного древнее, чем византийская крепость, располагавшаяся здесь в середине первого тысячелетия нашей эры. Древнее, ни много, ни мало, на полторы тысячи лет. Как установили учёные, нижний ярус места раскопок относился к десятому веку до нашей эры — эпохе правления ветхозаветного царя Давида, что делает этот археологический объект поистине уникальным. «До настоящего времени не было обнаружено следов подобных построек начала Х века до нашей эры. Хирбет-Кейафа был, вероятно, уничтожен в одном из сражений, которые велись с филистимлянами около 980 года до нашей эры. Найденный дворец и руины городских укреплений — это существенное продвижение в исследовании истории Иудейского царства», — считают профессора археологии Еврейского университета в Иерусалиме Йосси Гарфинкель и Саар Ганор.      Ближайший к месту раскопок городок Бейт-Шемеш от Иерусалима отделяет расстояние в тридцать два километра. Интересно, что здешние бедуины называют развалины не иначе как Хирбет-Дауд, то есть «Давидовы руины». В этом с ними вполне солидарны израильские учёные, которые считают, что ими обнаружен ветхозаветный город Шаараим и резиденция царя Давида, которую он часто посещал — и не только занимался здесь вопросами государственного управления, но и уделял время творчеству, духовным размышлениям и отдыху. Из сооружений на месте древнего города два наиболее крупных — тридцатиметровая кладка крепостной стены, а также южное крыло дворца площадью примерно в один квадратный километр. Внутри последнего находилось множество комнат, находки в которых были наиболее многочисленными. Здесь были обнаружены сотни предметов — изделия из железа, бронзы (мечи, топор) и керамики, ткацкий станок, остатки растений, а также редкие для здешних мест египетские сосуды из алебастра. На каменных столбах, к которым привязывали ослов, сохранились даже следы от верёвок. Ещё одна интересная находка — остатки сооружения размером 15 на 6 метров, стоявшего на сваях. По мнению учёных, здесь находился склад, на который жители ближайшей низменности Шфела приносили для уплаты налог в виде сельскохозяйственной продукции. В пользу этой версии говорит множество найденных здесь сосудов разной величины и формы, а также глиняные оттиски печатей. Датировка предметов такая же — около Х века до нашей эры. Крыло дворца со множеством комнат  Само решение расположить город и дворец над ним в этих местах выдает стоящий за ним недюжинный государственный ум. Дворец находится в центре, в самой верхней части холма — из него был прекрасно виден не только весь город, но и местность от Средиземного моря на западе до Иудейских гор и Иерусалима на востоке. «Эта крепость ― недвусмысленное доказательство того, что царь стремился создать укреплённые административные центры в стратегически важных точках», — считают Йосси Гарфинкель и Саар Ганор. Действительно, сигнальный костер, зажженный на крыше располагавшегося здесь некогда дворца, был бы виден за десятки километров в любую сторону. Согласен с коллегами и возглавлявший раскопки в Хирбет-Кейафа профессор Авраам Фауст, по мнению которого здешние находки являются иллюстрацией «части событий в Библии, относимых к царствованию Давида». В своем интервью, данном корреспонденту Breaking Israel News, профессор Фауст сказал: «Мы, конечно, не нашли артефактов, прямо указывающих на царя Давида или царя Соломона — но мы обнаружили признаки социального преобразования в регионе, указывающие на трансформацию ханаанской культуры в культуру иудейскую». Профессор Авраам Фауст особо отметил среди находок множество наконечников стрел — они, считает учёный, свидетельствуют о битве, которая произошла в более позднее время и результатом которой стал уход еврейского населения и захват этого места другими народами, возможно, филистимлянами. Керамика иудейская и филистимская Одна из самых волнующих находок, сделанных в Хирбет-Кейафе — трехтысячелетний керамический сосуд, надпись на котором израильским учёным удалось прочитать. Собрав вместе множество осколков, исследователи установили имя его собственника — Ишбаал-бен-Бада, то есть «Ишбаал — сын Бады». Имя Ишбаал упоминается во Второй Книге Царств. Так звали младшего сына царя Саула, убитого во сне своими же военачальниками — его отрезанную голову они принесли Давиду... Впрочем, отца владельца сосуда завали Бада, а не Саул (Шауль). Кем бы он ни был, об этническом составе населения древнего города и окрестностей надпись на сосуде говорит недвусмысленно. А косвенно говорит она и о том, что во времена царя Давида грамотность среди его подданных была распространена весьма широко. И факт, что среди образцов обнаруженных здесь образцов керамики немало имеющих явно филистимское происхождение, утверждения о преимущественно еврейском заселении здешних мест не отрицает. Тот и другой народ жили по соседству, вступали не только в военные, но и в торговые отношения — да и смешанные браки между ними случались: стоит вспомнить хотя бы библейского героя Самсона, женатого на филистимлянке. Вообще же, если говорить о письменных свидетельствах, относящихся ко временам библейского царя Давида и несколько более поздним — X-VIII векам до нашей эры — такие надписи можно пересчитать в буквальном смысле на пальцах руки. Две из них найдены здесь, в Хирбет-Кейафе, одна — в Иерусалиме, и одна — в Бейт-Шемеше. Существует и еще одна надпись — на найденной в 1994 году так называемой стеле Тель-Дана. На ней по приказу арамейского правителя было высечено перечисление его побед: «…уничтожил семьдесят царей, которые снарядили против него тысячи колесниц и тысячи всадников. И… убил царя Израиля Иорама, сына Ахавы, и царя из дома Давидова (bytdwd) Ахизияху, сына Иорамы».  Но вернемся в Хирбет-Кейафу. Еще одно, не названное нами ранее, письменное свидетельство было обнаружено здесь же. Оно представляло собой глиняный осколок в форме перевернутой трапеции, на котором ханаанским письмом с характерным для X-IX веков до нашей эры начертанием букв, нанесены слова, связный смысл которых установить не удается. Однако при этом они поднимают слой лексики, хорошо известный нам по книгам Ветхого Завета. Один из исследователей, Шмуэль Ахитов, предлагает такое прочтение этих слов: «Не делай! И рабу… Преступление (?) Расплата … Царь … Пришлец или изгнание». Знакомая манера формулировать, не так ли? Оппоненты ученых, отстаивающих древнееврейский генезис поселения, считают, что обнаруженный в Хирбет-Кейафе город вполне мог быть построен филистимлянами или другим народом, которых в упомянутую эпоху в Палестине обреталось немало. Такой точки зрения придерживается, например, Израиль Финкельштейн из Университета Тель-Авива. Однако тогда совершенно непонятно, почему среди найденного на месте раскопок мусора не обнаружено костей собак или свиней — животных, запрет на употребление которых в пищу существовал только у евреев. Филистимляне, например, охотно ели и тех, и других. Но если город, раскопанный в Хирбет-Кейафе — действительно библейский Шаараим, то где те самые «двое ворот», на которые, собственно, и указывает его название ? Их археологам также удалось обнаружить — с южной и западной сторон древнего города. Фасад ворот — более десяти метров, ширина прохода — почти четыре; у входа в одни из них положен мегалитический каменный порог весом более, чем в десяток тонн. Интересно, что вход в ворота осуществлялся по идущему вдоль стены наклонному пандусу, что замедляло скорость идущих и исключало возможность внезапного проникновения в город. Но, пожалуй, наиболее интересными с точки зрения библеистики являются культовые предметы и объекты, обнаруженные в Хирбет-Кейафе. К их числу относятся возвышение для священнодействия, водные резервуары для омовения ног и всего тела — а также переносной алтарь из базальта, на котором имеются стилизованные изображения пальмовых ветвей и входа в святилище — утопленная дверь в виде трех, идущих одна за другой, арок. Найдена и другая модель святилища — подобная первой, но выполненная из глины. Её кровля украшена изображениями двух неведомых животных (неясно — то ли львов, то ли птиц), а фасад — двумя стилизованными колоннами и завесой. Соблюдены здесь и известные по Святому Писанию пропорции — в частности, ширина, относящаяся к высоте как один к двум. То, что эти предметы относятся именно к религиозной практике иудаизма, исследователей убедило всякое отсутствие на них изображений божества. Глиняная модель святилища Модель святилища из базальта  Имеются в числе находок и другие культовые предметы, назначение которых не так понятно. Например, керамический сосуд в форме двух женских грудей, предназначенный предположительно для смешивания в нём различных жидкостей. Найдены и ритуальные чаши, предназначенные, как полагают, для воскуривания благовоний. Интересно, что священный предметы в Хирбет-Кейафе находились не в специальном здании, а в особых комнатах частных домов, что в точности соответствует библейским описаниям, относящимся ко временам до постройки Храма царём Соломоном. Однако что же позволяет соотнести все сделанные в Хирбет-Кейафе находки со временем царствования царя Давида? Годы его владычества доподлинно известны благодаря библейскому повествованию. А радиометрический анализ слоя, к котором сделаны находки органического происхождения (среди них, например, четыре оливковых косточки) указывают на период с 1020 по 980 год до нашей эры. Таким образом, даже если допустить, что в стане исследователей правы скептики, и Давид не основывал города на месте Хирбет-Кейафы, он, как минимум, захватил его, расширяя своё царство и владел им в числе прочих. Так или иначе, израильских ученых, занятых раскопками на этом месте и истолкованием смысла сделанных здесь находок, какого бы из двух мнений они не придерживались, объединяет одно: желание сохранить этот уникальный памятник библейской археологии, не допустить застройки этого места объектами современной инфраструктуры и сохранить Хирбет-Кейафу как национальный парк, на территории которого исследователей наверняка ждёт ещё немало волнующих открытий. В. Сергиенко