Армянская керамика на Святой Земле
Армянская керамика на Святой Земле

Армянская керамика на Святой Земле
Хотя чаще говорят об армянской керамике Иерусалима, это не совсем верно. Мастера, создающие впечатляющие произведения в этой области искусства и ремесленники, делающие яркую посуду и сувениры, живут не только в Армянском квартале Старого Города. Да и открыть всему миру армянскую керамику помогли две выставки, прошедшие в 1986 и 2000 годах в Тель-Авиве. Армянский квартал Святого Города - единственный из четырех, огороженный стеной, а его массивные двери на ночь крепко запираются. Конечно, не потому, что за ними живут негостеприимные люди: вплоть до начала прошлого века здесь располагался мужской монастырь, который и огораживала стена. А миряне появились здесь лишь в 1915 году - главным образом это были семьи, бежавшие от османской резни в Турции. Вместе с ними в Иерусалим пришла и традиция, которая веками шлифовалась руками армянских мастеров: хорошо известно, что еще в XVI-XVII веках работы лучших из их числа украшали самые красивые мечети Османской империи.



Давид Оганесян

Ншан Бальян


  Наиболее известные из мастеров прибыли в Святой Город по приглашению британских властей. В их числе в первую очередь нужно назвать художников Давида Оганесяна и Мкртича Каракашяна, а также гончара Ншана Бальяна, приехавших в Иерусалим для проведения работ по реставрации знаменитой мечети Купол Скалы: украшавшая его плитка датировалась XVI веком и давно требовала обновления. Впрочем, пригласивший их секретарь общества "Про-Иерусалим", архитектор Чарльз Эшби имел на армянских мастеров куда более дальновидные планы: его мечтой было возрождение традиционных промыслов Святой Земли, в которой армяне еще с византийских времен составляли немалую часть населения. По замыслу англичан Оганесян должен был стать одним из тех, кто поможет вернуть Иерусалиму статус жемчужины Востока, многонациональной и многоконфессиональной. Конечно же, сыграло здесь свою роль и личное знакомство Давида Оганесяна с сэром Марком Сайксом, британским дипломатом, заказавшим в свое время у армянского мастера плитку для своего поместья в Англии. Да и в континентальной Европе он был фигурой довольно узнаваемой: его статьи и интервью часто появлялись в печатных изданиях разных стран. Однако тут нужно уточнить, что если для европейцев армянская керамика была лишь изделиями народных промыслов, пусть и очень красивыми, то на Ближнем Востоке их авторы считались Мастерами с большой буквы, каждый из которых имел свой узнаваемый почерк. Тот же Оганесян, если верить семейным преданиям, выполнял работы по реставрации плитки в городах-мусульманских святынях - Мекке и Медине; очевидно, что простому ремесленнику, пусть даже самому лучшему, такое бы на поручили. Вот и теперь интернированный из Турции вместе с семьей и проживший до конца войны в Алеппо Оганесян по приглашению английских властей прибыл в Святой Город и занялся сотоварищи реставрацией плитки мечети Купол Скалы.

  


Когда работы по восстановлению старинной мечети были приостановлены из-за отсутствия финансирования, Давид Оганесян открывает собственную мастерскую на Виа Долороса (а Бальян и Каракашян - свою, на улице Налбус). В мастерской Оганесян работает как художник, а также обучает армянских детей-сирот из Турции, контролируя на каждом этапе выполняемую ими работу, будь то плитка или посуда. Он, не переставая, работает все время своего пребывания в Иерусалиме, выполняя заказы для христиан. мусульман и иудаистов. Вот как характеризует его стиль профессор Тель-Авивского университета, искусствовед Нурит Кенаан-Кедар в одной из своих статей: "В своем творчестве Оганесян изображает деревья (главным образом кипарисы) и цветы, основываясь на образцах росписи гарема в стамбульском дворце Топкапы. Для его насыщенных оттенков цвета, окруженных контурами, характерно соотношение ярко-голубого на белом фоне, вариантов красного и черного. (...) Оганесян трансформировал традиционный изобразительный язык в универсальную христианскую форму, подходящую для иерусалимских сооружений." Его художественные решения подчас весьма неожиданны. Так фонтан в базилике святого Андрея от дополняет мемориалом, оформленным в стиле молитвенной ниши, михраба, что вполне в ближневосточном духе, если, конечно, не учитывать что сооружен он в память о шотландских солдатах, погибшими в боях с турками за Палестину. Другая выдающаяся работа мастера - мозаичные панели в галерее Армянского кладбища; здесь Оганесяна вдохновляли традиционные армянские кресты - хачкары.

  


 Нельзя не упомянуть и работу мастера по созданию новых красок и глазури, которой он занялся, когда закончилось привозное сырье. «Оганесян — художник старого образца, знаток великой традиции, донесенной до наших дней. Ни одна чаша, ваза или плитка не выйдет за ворота, пока не будет полностью изготовлена вручную, пока краски росписи не будут смешаны и покрыты глазурью у него на глазах» - пишет о мастерской Оганесяна в 1944 году Palestine Post. Археологические находки, сделанные в Святой Земле, накладывают отпечаток на его стиль - в частности, это касается мотивов армянской мозаики VI века с птицами и виноградными лозами, обнаруженной в Иерусалиме в 1894 году. Армянская керамика - традиционно семейный бизнес. К сожалению, никто из потомков Давида Оганесяна не продолжил его дела. Однако целая плеяда учеников, которую он воспитал, пока мастерская работала (вплоть до закрытия в 1948 году), развивала традиции основанной им художественной школы. Сам мастер покинул Иерусалим и несколько лет спустя умер в Бейруте.   А Мкртич Каракашян и Ншан Бальян, чьи пути разошлись с Оганесяном еще в 1922 году, основывают собственную мастерскую под названием "Палестинская керамика". Здесь делается большое число керамической плитки и посуды с росписью, которая носит подчеркнуто христианский характер. Для Армянского кладбища на горе Сион их мастерская выполняет четыре монументальные панели, в центре каждой из которых находится крест как символ грядущего воскрешения усопших. Разумеется, два этих мастера также вдохновляются армянской стариной Иерусалима - в частности, мозаикой VI века из раскопанной археологами часовни-склепа и другой, несколько более поздней, во дворце Омейядов, неподалеку от Иерихона. Все их растительные и животные элементы - виноградные лозы, птицы фрукты, лани и прочее - имеют совершенно определенный христианский символизм. Нередко в стилистике этих мозаик выполняется не только плитка, но и посуда - например, вазы. Последняя масштабная работа мастерской Каракашяна-Бальяна датируется 1963 годом - это фасад армянского собора святого Иакова. По центру каждой из двух панелей, украшенных крестами и расположенных по бокам от входа, имеются ниши с решетчатыми дверцами. Хотя над крупными работами вроде вышеупомянутых трудилось множество людей, работавших в мастерской, каждая из них имеет неповторимый стиль ее основателей. Сперва художники делали рисунки на бумаге - затем они переносились на плитку и окрашивались учениками под их контролем. Разумеется, часто сами художники рисовали прямо на посуде, и такие предметы впоследствии становились образцами для подражания.  

  


Оганесяном, Каракашяном и Бальяном было положено основание Иерусалимской школы армянской керамики, к которой принадлежит немало замечательных мастеров. Несомненно, одна из самых ярких фигур в ней - Мари Бальян, начинавшая с росписи отдельных плиток и пришедшая к созданию крупных панелей в узнаваемом стиле, для которого характерно большое число птиц, рыб и газелей. Каждому из представителей животного мира, будь он изображен на большой панели или миниатюрном предмете посуды, Мари придавала характерную динамику - так, что птицы и животные, изображенные в движении, подчас казались живыми. Начала без преувеличения всемирной славы армянской керамики Святой Земли было положено в 1986 году, когда в Тель-Авиве, в музее Гаарец открылась выставка «Армянская керамика Иерусалима». Куратор экспозиции, Яэль Оленик представила работы двух поколений мастеров, начиная с 1922 года, их орудия труда, краски и многое другое. А в 2000 году тель-авивский музей Эрец Исраэль организовала выставку «Райские птицы», посвященную творчеству Мари Бальян. Работы основателей Иерусалимской школы армянской керамики и сегодня вдохновляют сотни мастеров, живущих на Святой Земле. Прежде всего - в Армянском квартале Старого Города, а также в других местах на карте Израиля. Не даром здесь в ходу шутка, что немалая часть армянской керамики, которая выставлена в магазинах и сувенирных лавках Иерусалима, "делается в Хевроне, на Малой Арнаутской". Так или иначе, вся она имеет характерный иерусалимский стиль - и главное, выполняется исключительно вручную по традиционной технологии: никакое массовое производство в данном случае немыслимо.




  Часто рядом с магазинчиком находится мастерская, где и делается все, выставленное в витринах. В этом случае вам могут предложить своими глазами увидеть, как на тарелке и вазе появляется яркая, восхитительная роспись: здания Святого Города, деревья, животные и птицы... Если вы будете внимательны, вы научитесь отличать настоящую армянскую керамику от многочисленных штамповок, рассчитанных на невзыскательного туриста, которых, к сожалению, немало в сувенирных лавках Иерусалима. Само собой, стоит оригинальная армянская керамика недешево - сравнительно с продукцией массового производства. И последнее. Если вы решили посетить Армянский квартал Старого Города и купить что-нибудь из традиционной керамики, не стоит делать это в воскресенье. В этот день вы точно ничего стоящего здесь не купите. Все армянские мастера - христиане; и те, кто делает посуду, и те, кто ее продает, в воскресный день отдыхают. И это, конечно, правильно. В.Сергиенко
Просмотров: 14
Понравилось: 1234

Комментарии

Написать
Армянская керамика на Святой Земле Хотя чаще говорят об армянской керамике Иерусалима, это не совсем верно. Мастера, создающие впечатляющие произведения в этой области искусства и ремесленники, делающие яркую посуду и сувениры, живут не только в Армянском квартале Старого Города. Да и открыть всему миру армянскую керамику помогли две...
Хотя чаще говорят об армянской керамике Иерусалима, это не совсем верно. Мастера, создающие впечатляющие произведения в этой области искусства и ремесленники, делающие яркую посуду и сувениры, живут не только в Армянском квартале Старого Города. Да и открыть всему миру армянскую керамику помогли две выставки, прошедшие в 1986 и 2000 годах в Тель-Авиве. Армянский квартал Святого Города - единственный из четырех, огороженный стеной, а его массивные двери на ночь крепко запираются. Конечно, не потому, что за ними живут негостеприимные люди: вплоть до начала прошлого века здесь располагался мужской монастырь, который и огораживала стена. А миряне появились здесь лишь в 1915 году - главным образом это были семьи, бежавшие от османской резни в Турции. Вместе с ними в Иерусалим пришла и традиция, которая веками шлифовалась руками армянских мастеров: хорошо известно, что еще в XVI-XVII веках работы лучших из их числа украшали самые красивые мечети Османской империи. Давид Оганесян Ншан Бальян   Наиболее известные из мастеров прибыли в Святой Город по приглашению британских властей. В их числе в первую очередь нужно назвать художников Давида Оганесяна и Мкртича Каракашяна, а также гончара Ншана Бальяна, приехавших в Иерусалим для проведения работ по реставрации знаменитой мечети Купол Скалы: украшавшая его плитка датировалась XVI веком и давно требовала обновления. Впрочем, пригласивший их секретарь общества "Про-Иерусалим", архитектор Чарльз Эшби имел на армянских мастеров куда более дальновидные планы: его мечтой было возрождение традиционных промыслов Святой Земли, в которой армяне еще с византийских времен составляли немалую часть населения. По замыслу англичан Оганесян должен был стать одним из тех, кто поможет вернуть Иерусалиму статус жемчужины Востока, многонациональной и многоконфессиональной. Конечно же, сыграло здесь свою роль и личное знакомство Давида Оганесяна с сэром Марком Сайксом, британским дипломатом, заказавшим в свое время у армянского мастера плитку для своего поместья в Англии. Да и в континентальной Европе он был фигурой довольно узнаваемой: его статьи и интервью часто появлялись в печатных изданиях разных стран. Однако тут нужно уточнить, что если для европейцев армянская керамика была лишь изделиями народных промыслов, пусть и очень красивыми, то на Ближнем Востоке их авторы считались Мастерами с большой буквы, каждый из которых имел свой узнаваемый почерк. Тот же Оганесян, если верить семейным преданиям, выполнял работы по реставрации плитки в городах-мусульманских святынях - Мекке и Медине; очевидно, что простому ремесленнику, пусть даже самому лучшему, такое бы на поручили. Вот и теперь интернированный из Турции вместе с семьей и проживший до конца войны в Алеппо Оганесян по приглашению английских властей прибыл в Святой Город и занялся сотоварищи реставрацией плитки мечети Купол Скалы.