Священномученик Прокопий (Титов), Херсонский Архиепископ



Житие

Свя­щен­но­му­че­ник Про­ко­пий (в ми­ру Петр Се­ме­но­вич Ти­тов) ро­дил­ся 25 де­каб­ря 1877 го­да в се­мье свя­щен­ни­ка го­ро­да Куз­нец­ка Том­ской гу­бер­нии. Ко­гда Пет­ру ис­пол­ни­лось де­вять лет, он по­сту­пил в ду­хов­ное учи­ли­ще, а за­тем в се­ми­на­рию го­ро­да Том­ска, ко­то­рую окон­чил в 1897 го­ду. В 1901 го­ду Петр Се­ме­но­вич окон­чил Ка­зан­скую Ду­хов­ную ака­де­мию и был опре­де­лен пре­по­да­ва­те­лем Том­ско­го Ду­хов­но­го учи­ли­ща; на этой долж­но­сти он про­был несколь­ко ме­ся­цев. 21 ав­гу­ста 1901 го­да в Успен­ском мо­на­сты­ре го­ро­да Уфы он был по­стри­жен в мо­на­ше­ство с на­ре­че­ни­ем име­ни Про­ко­пий, 23-го – ру­ко­по­ло­жен в сан иеро­мо­на­ха. По­сле это­го он по­лу­чил на­зна­че­ние на долж­ность за­ве­ду­ю­ще­го Том­ской цер­ков­но-учи­тель­ской муж­ской шко­лы при ар­хи­ерей­ском до­ме. Шко­ла со­сто­я­ла из че­ты­рех клас­сов, и в нее по­сле пред­ва­ри­тель­ных эк­за­ме­нов при­ни­ма­лись маль­чи­ки от две­на­дца­ти до пят­на­дца­ти лет, окон­чив­шие од­но­класс­ную шко­лу. За­да­ча шко­лы со­сто­я­ла в том, чтобы за че­ты­ре го­да дать все необ­хо­ди­мые све­де­ния для учи­те­ля од­но­класс­ной шко­лы. Пре­по­да­ва­тель­ский кол­лек­тив шко­лы со­сто­ял из за­ве­ду­ю­ще­го и за­ко­но­учи­те­ля, долж­ность ко­то­рых ис­пол­нял иеро­мо­нах Про­ко­пий, свя­щен­ни­ка-за­ко­но­учи­те­ля, се­ми учи­те­лей и эко­но­ма. Уча­щих­ся бы­ло око­ло ста пя­ти­де­ся­ти че­ло­век. Том­ская цер­ков­но-учи­тель­ская шко­ла в со­от­вет­ствии с ре­ше­ни­ем Свя­тей­ше­го Си­но­да долж­на бы­ла го­то­вить учи­те­лей для Том­ской, Ом­ской, То­боль­ской и Ени­сей­ской епар­хий.
Од­ним из глав­ных эле­мен­тов ре­ли­ги­оз­но-нрав­ствен­но­го вос­пи­та­ния уче­ни­ков бы­ло уча­стие в бо­го­слу­же­ни­ях; они по­се­ща­ли все вос­крес­ные и празд­нич­ные бо­го­слу­же­ния при ар­хи­ерей­ском до­ме, участ­вуя в цер­ков­ном пе­нии и чте­нии. Уче­ни­ки двух стар­ших клас­сов, изу­ча­ю­щие цер­ков­ный устав, по­оче­ред­но по­се­ща­ли буд­нич­ные бо­го­слу­же­ния. По вос­крес­ным дням в шко­ле устра­и­ва­лись ре­ли­ги­оз­но-нрав­ствен­ные чте­ния, в ко­то­рых при­ни­ма­ли уча­стие не толь­ко учи­те­ля, но и наи­бо­лее спо­соб­ные уче­ни­ки. При цер­ков­но-учи­тель­ской шко­ле су­ще­ство­ва­ла вос­крес­ная шко­ла, ко­то­рой так­же ру­ко­во­дил иеро­мо­нах Про­ко­пий.
В это вре­мя во гла­ве Том­ской епар­хии сто­ял вы­да­ю­щий­ся мис­си­о­нер и про­све­ти­тель Ал­тая епи­скоп Ма­ка­рий (Нев­ский), ко­то­рый был ини­ци­а­то­ром мно­гих цер­ков­ных ме­ро­при­я­тий в епар­хии, и в част­но­сти ос­но­ва­те­лем цер­ков­но-учи­тель­ской шко­лы.
«Для рас­ши­ре­ния воз­мож­но­сти вли­ять на об­ще­ство про­по­ве­дью, – пи­сал Хар­лам­по­вич в бро­шю­ре о епи­ско­пе Ма­ка­рии, – епи­скоп Ма­ка­рий за­вел в Том­ске, в за­ле сво­е­го до­ма, чи­таль­ню, в ко­то­рой по вос­крес­ным дням в те­че­ние все­го го­да, бо­лее де­ся­ти лет, пре­по­да­ва­лись уро­ки ве­ры, со­сто­я­щие из объ­яс­не­ний еван­гель­ских чте­ний и цер­ков­но­го уче­ния, а так­же со­об­ща­лись ис­то­ри­че­ские и гео­гра­фи­че­ские све­де­ния о рус­ской зем­ле и го­су­дар­стве и чи­та­лись све­де­ния о войне и дру­гих совре­мен­ных им со­бы­ти­ях...
В 1903 го­ду со­бра­ния лек­то­ров, схо­див­ших­ся по по­не­дель­ни­кам в ком­на­тах вла­ды­ки для "счит­ки", пре­об­ра­зо­вы­ва­лись в пас­тыр­ские со­бра­ния том­ско­го ду­хо­вен­ства и пре­по­да­ва­те­лей ду­хов­но-учеб­ных за­ве­де­ний, про­ис­хо­див­шие еже­не­дель­но, ча­ще все­го под пред­се­да­тель­ством са­мо­го прео­свя­щен­но­го Ма­ка­рия».
В этих пас­тыр­ских со­бра­ни­ях при­ни­мал са­мое ак­тив­ное уча­стие иеро­мо­нах Про­ко­пий. При­чем на со­бра­ни­ях по ини­ци­а­ти­ве прео­свя­щен­но­го Ма­ка­рия об­суж­да­лись все на­сущ­ные и ост­рые во­про­сы цер­ков­ной жиз­ни епар­хии. Эти со­бра­ния бы­ли для всех весь­ма по­лез­ны­ми. На­при­мер, на со­бра­нии, со­сто­яв­шем­ся 2 сен­тяб­ря 1905 го­да в при­ем­ном за­ле епи­ско­па, вла­ды­ка по­ста­вил на об­суж­де­ние во­прос: в чем за­клю­ча­ет­ся нрав­ствен­ная связь меж­ду при­хо­жа­на­ми и пас­ты­рем, ко­то­рая со­став­ля­ет необ­хо­ди­мый при­знак пра­виль­ной при­ход­ской жиз­ни. В чем при­чи­на разъ­еди­нен­но­сти меж­ду пас­ты­рем и при­хо­дом, и ка­ким об­ра­зом ее устра­нить. Про­изо­шло об­суж­де­ние этих во­про­сов, при­чем вла­ды­ка спра­вед­ли­во ука­зал на недо­ста­точ­ное со­об­ще­ние пас­ты­рей меж­ду со­бой и пред­ло­жил устра­нить этот недо­ста­ток с по­мо­щью бла­го­чин­ни­че­ских съез­дов, убе­ди­тель­но по­ка­зав, что это наи­луч­ший спо­соб до­бить­ся един­ства сре­ди са­мих пас­ты­рей. Иеро­мо­нах Про­ко­пий вы­ска­зал мысль, что на­до бы Церк­ви иметь епи­ско­пов не толь­ко во гла­ве огром­ных епар­хий, но и ру­ко­во­ди­те­ля­ми цер­ков­ных еди­ниц, рав­ных уез­дам; в этом слу­чае они спо­соб­ство­ва­ли бы объ­еди­не­нию пас­ты­рей.
«В об­ще­е­пар­хи­аль­ной де­я­тель­но­сти епи­ско­па Ма­ка­рия на вид­ном ме­сте сто­я­ла его за­бо­та о при­го­тов­ле­нии до­стой­ных пас­ты­рей и учи­те­лей на­ро­да, в част­но­сти его близ­кие от­но­ше­ния к ду­хов­но-учеб­ным за­ве­де­ни­ям. Но, утвер­ждая в пи­том­цах их ве­ру в Бо­га и ограж­дая их "от втор­же­ния с улиц вред­ных нра­вов", прео­свя­щен­ный "да­лек от мыс­ли за­сло­нить их от жиз­ни и за­пе­реть в сте­нах от­ста­ло­сти". Он предо­став­лял сво­им со­ра­бот­ни­кам ве­сти учеб­но-вос­пи­та­тель­ное де­ло, со­об­ра­жа­ясь с на­зрев­ши­ми по­треб­но­стя­ми вре­ме­ни. При его бла­го­же­ла­тель­ном уча­стии две­ри том­ских ду­хов­ных и цер­ков­но-учеб­ных за­ве­де­ний – рань­ше мно­гих дру­гих рус­ских ду­хов­но-учеб­ных учре­жде­ний – от­кры­лись для совре­мен­ной свет­ской на­у­ки и ис­кусств...
Ос­но­ван­ное в 1891 го­ду, Том­ское епар­хи­аль­ное учи­ли­ще на­столь­ко рас­ши­ри­лось, что яви­лась нуж­да в но­вом зда­нии для него, ко­то­рое бы­ло воз­двиг­ну­то за­бо­та­ми епи­ско­па Ма­ка­рия. При нем же рас­ши­ре­ны по­ме­ще­ния муж­ско­го ду­хов­но­го учи­ли­ща, что да­ло воз­мож­ность удво­ить чис­ло поль­зу­ю­щих­ся удоб­ства­ми учи­лищ­но­го об­ще­жи­тия. На­ко­нец, в за­слу­гу епи­ско­пу Ма­ка­рию ста­вят и то, что при его са­мой де­я­тель­ной по­мо­щи Том­ская се­ми­на­рия, со­рок лет ски­тав­ша­я­ся по част­ным квар­ти­рам в раз­лич­ных угол­ках и за­ко­ул­ках го­ро­да, на­шла "по­кой­ный, удоб­ный, про­стор­ный и свет­лый при­ют в рос­кош­ном зда­нии, на про­сто­ре гро­мад­но­го по­ме­стья".
На­ря­ду с за­бо­та­ми о про­све­ще­нии де­тей ду­хо­вен­ства, у прео­свя­щен­но­го Ма­ка­рия сто­ял во­прос о ре­ли­ги­оз­ном об­ра­зо­ва­нии и вос­пи­та­нии на­ро­да, по­став­лен­ный при нем с небы­ва­лой для Том­ской епар­хии ши­ро­той. До при­бы­тия его в Томск да­же в са­мом го­ро­де не бы­ло цер­ков­ных школ, – при нем Том­ская епар­хия по чис­лу их за­ня­ла пер­вое ме­сто сре­ди дру­гих Си­бир­ских епар­хий. Под­чи­нен­но­му ду­хо­вен­ству он дал хо­ро­ший при­мер, от­крыв шко­лу гра­мо­ты при сво­ем ар­хи­ерей­ском до­ме. Шко­ла эта с те­че­ни­ем вре­ме­ни вы­рос­ла во вто­ро­класс­ную, а за­тем в цер­ков­но-учи­тель­скую, по­ме­ща­ю­щу­ю­ся в со­лид­ном двух­этаж­ном ка­мен­ном зда­нии близ ар­хи­ерей­ско­го до­ма»[1].
В 1906 го­ду иеро­мо­нах Про­ко­пий был на­зна­чен на долж­ность пре­по­да­ва­те­ля Ир­кут­ской Ду­хов­ной се­ми­на­рии, рек­то­ром ко­то­рой был то­гда ар­хи­манд­рит Ев­ге­ний (Зер­нов). В 1909 го­ду иеро­мо­нах Про­ко­пий был вклю­чен в со­став ко­мис­сии по осви­де­тель­ство­ва­нию остан­ков свя­ти­те­ля Со­фро­ния Ир­кут­ско­го, по мо­лит­вам ко­то­ро­го про­ис­хо­ди­ли мно­го­чис­лен­ные чу­де­са и ис­це­ле­ния. 30 ав­гу­ста 1909 го­да иеро­мо­нах Про­ко­пий был воз­ве­ден в сан ар­хи­манд­ри­та и на­зна­чен на долж­ность по­мощ­ни­ка за­ве­ду­ю­ще­го пас­тыр­ско­го учи­ли­ща в го­ро­де Жи­то­ми­ре.
С ис­крен­ним со­жа­ле­ни­ем про­ща­лись с от­цом Про­ко­пи­ем рек­тор се­ми­на­рии ар­хи­манд­рит Ев­ге­ний, пре­по­да­ва­те­ли, уча­щи­е­ся и ду­хо­вен­ство Ир­кут­ска. Ха­рак­те­ри­зуя его тру­ды, цер­ков­ные де­я­те­ли Ир­кут­ска пи­са­ли, что он яв­лял­ся од­ним из са­мых вдох­но­вен­ных про­по­вед­ни­ков го­ро­да. Для то­го, чтобы по­слу­шать его в со­бра­ни­ях цер­ков­но­го Ир­кут­ско­го Брат­ства во имя свя­ти­те­ля Ин­но­кен­тия, схо­ди­лись сот­ни лю­дей. Во все празд­ни­ки он слу­жил ака­фи­сты в Кре­сто­вой ар­хи­ерей­ской церк­ви, при­чем его слу­же­ние от­ли­ча­лось боль­шой мо­лит­вен­но­стью, и по­сле каж­дой служ­бы он про­из­но­сил глу­бо­ко на­зи­да­тель­ное сло­во. При­хо­жане на­столь­ко по­лю­би­ли его, что во вре­мя по­след­ней служ­бы и про­по­ве­ди мно­гие ис­кренне пла­ка­ли. Отец Про­ко­пий был вдох­но­ви­те­лем и ор­га­ни­за­то­ром бла­го­тво­ри­тель­но­го от­де­ла при Брат­стве свя­ти­те­ля Ин­но­кен­тия. Бла­го­да­ря глав­ным об­ра­зом его тру­дам, уда­лось по­мочь мно­гим бед­ня­кам. От­ме­чая при про­ща­нии де­я­тель­ность от­ца Про­ко­пия в ка­че­стве пре­по­да­ва­те­ля се­ми­на­рии, ар­хи­манд­рит Ев­ге­ний ска­зал:
«Пре­по­да­ва­ние Свя­щен­но­го Пи­са­ния в на­сто­я­щее вре­мя – труд весь­ма тя­же­лый, при той хо­лод­но­сти, ка­кая неред­ко на­блю­да­ет­ся в уча­щих­ся к это­му пред­ме­ту, и на­до иметь мно­го ума, люб­ви и ста­ра­ния, чтобы им за­ин­те­ре­со­вать уче­ни­ков и за­ста­вить от­но­сить­ся к нему ес­ли не с лю­бо­вью, то во вся­ком слу­чае с вни­ма­ни­ем и ува­же­ни­ем. И вы это­го до­стиг­ли. В этом от­но­ше­нии нема­лое зна­че­ние име­ла ва­ша лич­ность, как че­ло­ве­ка доб­ро­го, ис­крен­не­го и по­сле­до­ва­тель­но­го. Уче­ни­ки не мог­ли не по­нять, что то, че­му вы учи­ли, – для вас не звук, а жизнь, и что вы стре­ми­тесь не толь­ко на­учить, но и вос­пи­тать. Честь и сла­ва вам за это»[2].
Ос­но­ва­ние в 1908 го­ду при Бо­го­яв­лен­ском мо­на­сты­ре в го­ро­де Жи­то­ми­ре ста­ра­ни­я­ми ар­хи­епи­ско­па Во­лын­ско­го Ан­то­ния (Хра­по­виц­ко­го) пас­тыр­ско­го учи­ли­ща ста­ло од­ним из круп­ней­ших цер­ков­ных со­бы­тий в жиз­ни Во­лы­ни. Учи­ли­ще пас­тыр­ства ста­ви­ло сво­ей спе­ци­аль­ной це­лью не толь­ко об­ра­зо­вать уча­щих­ся, но, преж­де все­го, вос­пи­тать доб­рых пас­ты­рей Пра­во­слав­ной Церк­ви через пре­по­да­ва­ние необ­хо­ди­мых для пас­ты­ря зна­ний, а так­же через про­хож­де­ние ими необ­хо­ди­мых слу­жи­те­лю Бо­жию по­дви­гов хри­сти­ан­ской жиз­ни и де­я­тель­но­сти. Имея та­кую цель, учи­ли­ще со­бра­ло в сво­их сте­нах не де­тей и под­рост­ков, но лишь взрос­лых, со­зна­тель­но опре­де­лив­ших свое жиз­нен­ное по­при­ще. В учи­ли­ще при­ни­ма­лись или же­на­тые лю­ди, со­би­рав­ши­е­ся стать пас­ты­ря­ми, или мо­на­хи, или по­слуш­ни­ки, име­ю­щие на­ме­ре­ние при­нять мо­на­ше­ский по­стриг. Все пре­по­да­ва­те­ли учи­ли­ща бы­ли в свя­щен­ном сане, а уче­ни­ки но­си­ли ду­хов­ную одеж­ду. Быт учи­ли­ща, ор­га­ни­зо­ван­но­го в сте­нах мо­на­сты­ря, был при­бли­жен к мо­на­стыр­ско­му – с об­щей мо­лит­вой, уча­сти­ем по оче­ре­ди в еже­днев­ных служ­бах и чте­ни­ем жи­тий на тра­пе­зе. В учи­ли­ще мог­ли по­сту­пить все, окон­чив­шие кур­сы цер­ков­но-учи­тель­ской шко­лы, учи­тель­ской се­ми­на­рии и во­об­ще сред­ние учеб­ные за­ве­де­ния. На­чаль­ник учи­ли­ща и учи­те­ля пред­став­ля­ли со­бой не столь­ко уче­ную кор­по­ра­цию, сколь­ко ду­хов­ное брат­ство, объ­еди­нен­ное стро­гим по­слу­ша­ни­ем на­чаль­ни­ку и об­щей вза­им­ной лю­бо­вью. Боль­шая часть пре­по­да­ва­те­лей со­сто­я­ла из свя­щен­но­и­но­ков, но бы­ли и про­то­и­е­реи и свя­щен­ни­ки. Учи­те­ля по­оче­ред­но про­во­ди­ли день с уче­ни­ка­ми, с ни­ми мо­ли­лись, тра­пе­зо­ва­ли и спа­ли сре­ди них. В учи­ли­ще пре­по­да­ва­лись: Свя­щен­ное Пи­са­ние, па­тро­ло­гия, но­мо­ка­нон, цер­ков­ное пе­ние, цер­ков­ная жи­во­пись, ар­хи­тек­ту­ра, цер­ков­ная гео­гра­фия, цер­ков­ная ис­то­рия, уче­ние о ду­хов­ной жиз­ни, бо­го­сло­вие об­щее и бо­го­сло­вие по­ле­ми­че­ское. Срок обу­че­ния в учи­ли­ще был трех­го­дич­ный.
В 1913 го­ду учи­ли­ще по­се­тил обер-про­ку­рор Свя­тей­ше­го Си­но­да Вла­ди­мир Кар­ло­вич Саб­лер, на ко­то­ро­го жизнь учи­ли­ща про­из­ве­ла боль­шое впе­чат­ле­ние. Под­во­дя ито­ги сво­е­го по­се­ще­ния, обер-про­ку­рор, об­ра­ща­ясь к уча­щим­ся, ска­зал: «Не взи­рая на окру­жа­ю­щий вас го­род­ской со­блазн, с его без­нрав­ствен­ной ат­мо­сфе­рой, гро­мом му­зы­ки и трес­ком ки­не­ма­то­гра­фов, вы в сво­ем ти­хом уеди­не­нии за мо­на­стыр­ской сте­ной, сво­и­ми незри­мы­ми по­дви­га­ми и мо­лит­вой при­но­си­те Бо­гу еди­ную яр­кую лам­па­ду... Это во­ис­ти­ну – учи­ли­ще бла­го­че­стия!»
Под­во­дя ито­ги сво­ей по­езд­ки, обер-про­ку­рор на­пи­сал: «Ве­ли­кая бу­дет поль­за от учре­жде­ния по­доб­ных учи­лищ в дру­гих епар­хи­ях. Доб­рые на­ча­ла цер­ков­но­го учи­тель­ства и вос­пи­та­ния на хри­сти­ан­ских на­ча­лах бла­го­че­стия, по­ло­жен­ные в ос­но­ва­ние это­го учре­жде­ния, по­сле­до­ва­тель­но про­во­дят­ся в по­все­днев­ную жизнь учи­ли­ща и да­ют бла­гие пло­ды, как о том сви­де­тель­ству­ют ар­хи­пас­ты­ри, предо­ста­вив­шие при­хо­ды окон­чив­шим учи­ли­ще кан­ди­да­там свя­щен­ства»[3].
В 1914 го­ду пас­тыр­ское учи­ли­ще по­се­тил пред­се­да­тель учеб­но­го ко­ми­те­та при Свя­тей­шем Си­но­де ар­хи­епи­скоп Фин­лянд­ский Сер­гий (Стра­го­род­ский). По­дроб­но озна­ко­мив­шись с жиз­нью и уста­вом учи­ли­ща, ар­хи­епи­скоп при­шел к вы­во­ду, что его устав дол­жен быть по­ло­жен в ос­но­ву об­ще­го уста­ва для всех пас­тыр­ских школ в Рос­сии и стать обя­за­тель­ным для всех.
Жизнь учи­ли­ща за все шесть лет пре­бы­ва­ния в нем ар­хи­манд­ри­та Про­ко­пия в ка­че­стве по­мощ­ни­ка на­чаль­ни­ка не зна­ла со сто­ро­ны уче­ни­ков ка­ких-ли­бо про­ступ­ков. На­про­тив, их при­хо­ди­лось удер­жи­вать от чрез­мер­но­го при­ле­жа­ния к уче­нию и мо­лит­ве. Огром­ная за­слу­га в ор­га­ни­за­ции ду­хов­ной жиз­ни учи­ли­ща при­над­ле­жа­ла ар­хи­манд­ри­ту Про­ко­пию. Он был вдох­но­вен­ным пре­по­да­ва­те­лем и про­по­вед­ни­ком. Его лек­ции и про­по­ве­ди про­из­во­ди­ли неот­ра­зи­мое дей­ствие на ду­ши слу­ша­те­лей. Пре­по­да­ва­ние им пред­ме­тов ас­ке­ти­ки, по­ле­ми­че­ско­го и пас­тыр­ско­го бо­го­сло­вия бы­ло вдох­нов­ле­но ас­ке­ти­че­ским жиз­не­по­ни­ма­ни­ем, вос­при­я­ти­ем жиз­ни как хри­сти­ан­ско­го по­дви­га бла­го­че­стия, по­дви­га ду­хов­ной борь­бы. Слу­ша­те­ли не от­ры­ва­ясь, по несколь­ко ча­сов под­ряд, несмот­ря ни на ка­кую уста­лость, жад­но ло­ви­ли каж­дое сло­во вдох­но­вен­но­го учи­те­ля. Совре­мен­ни­ки пи­са­ли о нем, что его от­но­ше­ние к под­чи­нен­ным и со­слу­жив­цам все­гда от­ли­ча­лось пол­ной опре­де­лен­но­стью: непо­бе­ди­мой вер­но­стью сво­им убеж­де­ни­ям и оте­че­ской снис­хо­ди­тель­но­стью. Они пи­са­ли о нем: «Об­раз от­ца Про­ко­пия, его бле­стя­щий ог­нем пра­вед­но­сти взгляд, с ми­лой и все­про­ща­ю­щей улыб­кой на доб­ром от­кры­том рус­ском ли­це, на­все­гда за­пе­чат­лел­ся в ду­шах знав­ших его»[4].
30 ав­гу­ста 1914 го­да ар­хи­манд­рит Про­ко­пий в ка­фед­раль­ном со­бо­ре Одес­сы был хи­ро­то­ни­сан во епи­ско­па Ели­са­вет­град­ско­го, ви­ка­рия Одес­ской и Хер­сон­ской епар­хии.
При на­ре­че­нии его во епи­ско­па Ели­са­вет­град­ско­го ар­хи­манд­рит Про­ко­пий ска­зал: «Слу­же­ние епи­скоп­ское по­ис­ти­не есть по­двиг и труд. Про­шло вре­мя спо­кой­ствия в на­шей цер­ков­но-об­ще­ствен­ной жиз­ни, ко­гда внеш­ние на­блю­да­те­ли по­ла­га­ли, что епи­скоп­ский сан несет с со­бою лишь ве­ли­чие по­ло­же­ния и все­об­щее по­чи­та­ние. Те­перь яс­но ста­ло всем, что в на­ше вре­мя по­все­мест­ной сек­тант­ской вак­ха­на­лии и хлы­стов­ско­го пси­хо­за, под­дер­жи­ва­е­мо­го мно­ги­ми об­ще­ствен­ны­ми кру­га­ми, вся­ко­му че­ло­ве­ку, име­ю­ще­му хоть ма­лую до­лю чув­ства пас­тыр­ско­го ду­ше­по­пе­че­ния и со­стра­да­ния к за­блуж­да­ю­щим­ся и по­ги­ба­ю­щим, епи­скоп­ское слу­же­ние несет мно­гие скор­би и непре­стан­ные тру­ды, на­ла­га­ет ве­ли­кий по­двиг, тре­бу­ет, чтобы доб­рый пас­тырь за­был о се­бе, о сво­ем по­кое и удоб­ствах и пре­иму­ще­ствах жиз­ни, от­дал бы все си­лы свои на слу­же­ние Бо­жи­ей Церк­ви, на за­щи­ту ее от на­па­де­ний вра­жи­их, обу­ре­ва­ю­щих вол­на­ми стра­стей че­ло­ве­че­ское об­ще­ство...
Но глав­ный труд свя­ти­тель­ский за­клю­ча­ет­ся как бы в усу­губ­ле­нии по­дви­га об­ще­хри­сти­ан­ско­го, по­дви­га очи­ще­ния сво­е­го серд­ца и жиз­ни доб­ро­де­тель­ной, тер­пе­ния, люб­ви и снис­хож­де­ния к немо­щам бра­тий и чад ду­хов­ных, несо­вер­шен­ных, но гря­ду­щих ко спа­се­нию; по­дви­га сми­ре­ния и непре­воз­но­ше­ния пред мень­ши­ми, несмот­ря на вы­со­кость са­на. Ведь ес­ли ар­хи­пас­тырь дол­жен на­учить па­со­мых доб­ро­де­те­ли по­ста и бла­го­дат­ной мо­лит­вы, он сам дол­жен непре­стан­но воз­но­сить свои сер­деч­ные воз­ды­ха­ния ко Гос­по­ду, пре­бы­вая в по­сте и воз­дер­жа­нии. Чтобы не до­пу­стить чад сво­их до пре­воз­но­ше­ния и гор­ды­ни, он сам дол­жен явить при­мер Хри­сто­вой кро­то­сти, тер­пе­ния и люб­ви, и толь­ко сво­им сми­ре­ни­ем по­сра­мит он гор­ды­ню че­ло­ве­че­скую. И по­то­му, хо­тя епи­скоп и не мо­жет быть со­вер­шен­но чужд вся­кой немо­щи, гре­ха и нечи­сто­ты, ибо "несть че­ло­век, иже жив бу­дет и не со­гре­шит", но во вся­ком слу­чае он дол­жен непре­стан­но тру­дить­ся и под­ви­зать­ся доб­рым по­дви­гом всей сво­ей жиз­ни ра­ди очи­ще­ния серд­ца, ис­ко­ре­не­ния стра­стей, из­гна­ния вся­кой нечи­сто­ты чрез непре­стан­ное са­мо­уко­ре­ние, мо­лит­ву, пост­ное воз­дер­жа­ние и труд. Но по­се­му-то свя­той апо­стол Па­вел и пи­шет апо­сто­лу Ти­мо­фею: "аще кто епи­скоп­ства хо­щет, добра де­ла же­ла­ет" (1Тим.3,1); ибо та­ко­вой же­ла­ет по­дви­га бла­го­че­стия, чи­сто­ты и свя­то­сти»[5].
Епи­скоп Про­ко­пий был участ­ни­ком Все­рос­сий­ско­го По­мест­но­го Со­бо­ра 1917/18 го­дов, восcта­но­вив­ше­го пат­ри­ар­ше­ство в Рус­ской Пра­во­слав­ной Церк­ви. На Со­бо­ре епи­скоп Про­ко­пий сде­лал до­клад о свя­ти­те­ле Со­фро­нии Ир­кут­ском и под­пи­сал­ся под ак­том о при­чис­ле­нии его к ли­ку свя­тых. То­гда же, на Со­бо­ре, епи­скоп был на­зна­чен на­мест­ни­ком Алек­сан­дро-Нев­ской Лав­ры в Пет­ро­гра­де. Ука­зом от 26 ян­ва­ря 1918 го­да он был осво­бож­ден от на­сто­я­тель­ства и на­зна­чен епи­ско­пом Ни­ко­ла­ев­ским, ви­ка­ри­ем Одес­ской епар­хии. В 1921 го­ду он стал епи­ско­пом Одес­ским и Хер­сон­ским. С это­го вре­ме­ни на­ча­лась его ак­тив­ная де­я­тель­ность как пра­во­слав­но­го ар­хи­пас­ты­ря в усло­ви­ях го­не­ний на Рус­скую Пра­во­слав­ную Цер­ковь. Чи­сто­та и без­упреч­ность его нрав­ствен­ной жиз­ни, твер­дые убеж­де­ния свя­ти­те­ля, по­движ­ни­че­ская лич­ная жизнь – все это со­зда­ло ему ре­пу­та­цию ар­хи­пас­ты­ря вы­со­кой ду­хов­ной жиз­ни.
В 1922 го­ду боль­ше­ви­ки на­ча­ли оже­сто­чен­ную борь­бу с Пра­во­слав­ной Цер­ко­вью, ис­поль­зуя для это­го об­нов­лен­че­ское дви­же­ние. 16 фев­ра­ля 1923 го­да епи­скоп Про­ко­пий был аре­сто­ван и за­клю­чен в Хер­сон­скую тюрь­му, а 26 ав­гу­ста был пе­ре­ве­ден в Одес­скую тюрь­му. Впо­след­ствии, из­ла­гая сле­до­ва­те­лю ис­то­рию сво­е­го аре­ста в Хер­соне, вла­ды­ка Про­ко­пий ска­зал: «В 1923 го­ду в свя­зи с по­яв­ле­ни­ем в Церк­ви об­нов­лен­че­ства, к ко­то­ро­му я по сво­им убеж­де­ни­ям не при­мкнул, я был при­вле­чен к су­ду за со­дей­ствие бе­лым; ме­ня об­ви­ня­ли в том, что я для бе­лых устра­и­вал мо­леб­ствия и сбор по­жерт­во­ва­ний. По­след­ние устра­и­ва­ли в церк­вях, но не по мо­е­му рас­по­ря­же­нию, а по рас­по­ря­же­нию управ­ля­ю­ще­го епар­хи­ей епи­ско­па – ви­ка­рия Алек­сея Ба­же­но­ва, ко­то­рый сей­час слу­жит об­нов­лен­че­ским мит­ро­по­ли­том в Ка­за­ни. Он к от­вет­ствен­но­сти при­вле­чен не был, по­то­му что был то­гда уже об­нов­лен­цем. Мест­ные пра­ви­тель­ствен­ные ор­га­ны к но­вым те­че­ни­ям- ори­ен­та­ци­ям цер­ков­но­го ха­рак­те­ра от­но­си­лись луч­ше, неже­ли к Церк­ви. Им боль­ше да­ва­лось при­ви­ле­гий в от­да­че хра­мов: груп­па ве­ру­ю­щих неболь­шая, а им да­ва­ли храм, а в нем от­ка­зы­ва­ли на­шей груп­пе. Им лег­че раз­ре­ша­ли со­зыв со­бра­ний... При­мер сле­ду­ю­щий от­но­си­тель­но Алек­сея Ба­же­но­ва: его к от­вет­ствен­но­сти не при­вле­ка­ли, а дру­гих, оди­на­ко­во ви­нов­ных, при­влек­ли».
По­пуляр­ность епи­ско­па Про­ко­пия бы­ла столь ве­ли­ка, что пра­во­слав­ное на­се­ле­ние го­ро­да Хер­со­на вы­бра­ло боль­шую груп­пу упол­но­мо­чен­ных, чтобы хло­по­тать об осво­бож­де­нии свя­ти­те­ля. Ими бы­ло по­да­но про­ше­ние Пат­ри­ар­ху Ти­хо­ну с прось­бой хо­да­тай­ство­вать об осво­бож­де­нии епи­ско­па Про­ко­пия. Они пи­са­ли: «Осме­ли­ва­ем­ся хо­да­тай­ство­вать пе­ред Ва­шим Свя­тей­ше­ством о на­прав­ле­нии по адре­су при­ла­га­е­мо­го об­ра­ще­ния на­ше­го к со­вет­ской вла­сти об осво­бож­де­нии на­ше­го до­ро­го­го ар­хи­пас­ты­ря епи­ско­па Про­ко­пия (Ти­то­ва) и об ока­за­нии воз­мож­но­го со­дей­ствия с Ва­шей сто­ро­ны к наи­ско­рей­ше­му воз­вра­ще­нию епи­ско­па Про­ко­пия к его лю­бя­щей пастве». 25 ок­тяб­ря 1924 го­да хо­да­тай­ство Пат­ри­ар­ха бы­ло по­да­но в ОГПУ.
Епи­скоп Про­ко­пий был при­го­во­рен к рас­стре­лу, ко­то­рый за­ме­ни­ли вы­сыл­кой за пре­де­лы Укра­и­ны. 12 ян­ва­ря 1925 го­да он был осво­бож­ден и вы­ехал в Моск­ву. В это вре­мя Пат­ри­арх Ти­хон пред­при­ни­мал хло­по­ты, ка­са­ю­щи­е­ся ле­га­ли­за­ции Си­но­да Рус­ской Пра­во­слав­ной Церк­ви, в со­став ко­то­ро­го был вклю­чен и епи­скоп Про­ко­пий. 7 ап­ре­ля Пат­ри­арх Ти­хон скон­чал­ся. Епи­скоп Про­ко­пий участ­во­вал в по­гре­бе­нии Свя­тей­ше­го и в из­бра­нии мит­ро­по­ли­та Пет­ра (По­лян­ско­го) на пост Ме­сто­блю­сти­те­ля в со­от­вет­ствии с за­ве­ща­тель­ны­ми рас­по­ря­же­ни­я­ми по­чив­ше­го Пат­ри­ар­ха.
Вме­сте с неко­то­ры­ми дру­ги­ми ар­хи­ере­я­ми епи­скоп Про­ко­пий при­ни­мал ак­тив­ное уча­стие в по­мо­щи Ме­сто­блю­сти­те­лю в де­лах по управ­ле­нию Рус­ской Пра­во­слав­ной Цер­ко­вью. В июне 1925 го­да епи­скоп Про­ко­пий был воз­ве­ден в сан ар­хи­епи­ско­па Одес­ско­го и Хер­сон­ско­го.
Осе­нью 1925 го­да вла­сти про­ве­ли ак­цию по уни­что­же­нию ка­но­ни­че­ско­го воз­гла­вия Рус­ской Пра­во­слав­ной Церк­ви, в ре­зуль­та­те ко­то­рой бы­ли аре­сто­ва­ны де­сят­ки вы­да­ю­щих­ся ар­хи­ере­ев во гла­ве с Пат­ри­ар­шим Ме­сто­блю­сти­те­лем мит­ро­по­ли­том Пет­ром. Сре­ди дру­гих 19 но­яб­ря 1925 го­да был аре­сто­ван и ар­хи­епи­скоп Про­ко­пий[6].
Сле­до­ва­тель во вре­мя до­про­са спро­сил, на­ве­щал ли ар­хи­епи­скоп быв­ше­го обер-про­ку­ро­ра Си­но­да Саб­ле­ра и ка­кие цер­ков­ные во­про­сы они об­суж­да­ли. Ар­хи­епи­скоп Про­ко­пий от­ве­тил: «За вре­мя мо­е­го пре­бы­ва­ния в Москве я был у Вла­ди­ми­ра Кар­ло­ви­ча Саб­ле­ра, на­сколь­ко пом­нит­ся, три ра­за. По­шел я его на­ве­стить в пер­вый раз при­бли­зи­тель­но в мар­те 1925 го­да, при­чем ни­ка­кой осо­бой при­чи­ны к это­му по­се­ще­нию не бы­ло, кро­ме же­ла­ния несколь­ко уте­шить стар­ца. Вто­рой раз я был у него вес­ной или в на­ча­ле ле­та 1925 го­да. Ни­ко­го у него не встре­тил. Бе­се­да шла во­круг недав­них цер­ков­ных со­бы­тий – по­гре­бе­ния Пат­ри­ар­ха и его по­след­не­го по­сла­ния (или, как его на­зы­ва­ли в га­зе­тах, за­ве­ща­ния). Го­во­ри­ли о за­ве­ща­нии Пат­ри­ар­ха. Суж­де­ние на­ше по это­му по­во­ду бы­ло та­ко­во: тон по­сла­ния и из­ло­же­ние ме­ста­ми неудач­ны. Са­мый стиль не пат­ри­ар­ший, и не вы­дер­жан­ный, и недо­ста­точ­но со­лид­ный. Что же ка­са­ет­ся неко­то­рых мо­мен­тов прак­ти­че­ско­го ха­рак­те­ра, как на­при­мер су­да над за­гра­нич­ны­ми цер­ков­ни­ка­ми, то то­гда по это­му во­про­су раз­го­во­ра не бы­ло. Ве­ро­ят­нее все­го, в этот же раз за­шел раз­го­вор о за­гра­нич­ни­ках во­об­ще, при­чем Саб­лер с пря­мым осуж­де­ни­ем от­но­сил­ся к Кар­ло­вац­ко­му со­бо­ру и к эми­гра­ции, а так­же к за­тее Ки­рил­ла[7], на­звав его да­же "мер­зо­па­кост­ным". В ка­ком от­но­ше­нии и в чем его "мер­зо­па­кост­ность", я не рас­спра­ши­вал, а он сам не го­во­рил.
Во вре­мя мо­е­го по­след­не­го ви­зи­та к Саб­ле­ру, быв­ше­му в ок­тяб­ре ме­ся­це, при­бли­зи­тель­но в по­ло­вине это­го ме­ся­ца, го­во­рил я с ним по по­во­ду те­ку­ще­го цер­ков­но­го по­ло­же­ния; го­во­ри­ли о вза­и­мо­от­но­ше­ни­ях Церк­ви с го­су­дар­ством, об об­нов­лен­цах, о непри­лич­ном по­ве­де­нии епи­ско­па Бо­ри­са (Ру­ки­на. – И. Д.) в от­но­ше­нии мит­ро­по­ли­та Пет­ра, о его ин­три­гах[8], на­ко­нец, о мит­ро­по­ли­те Ми­ха­и­ле (Ер­ма­ко­ве. – И. Д.), ко­то­рый к это­му вре­ме­ни на­чал под­пи­сы­вать­ся "Ки­ев­ским мит­ро­по­ли­том" и но­сить две па­на­гии, о воз­мож­но­стях ле­га­ли­за­ции. К за­те­ям мит­ро­по­ли­та Ми­ха­и­ла Саб­лер от­нес­ся от­ри­ца­тель­но. Что же ка­са­ет­ся во­про­са о ле­га­ли­за­ции Церк­ви, то го­во­ри­ли о невоз­мож­но­сти цер­ков­но­го су­да над эми­грант­ским ду­хо­вен­ством как о глав­ном пре­пят­ствии к ле­га­ли­за­ции[9]. Нам пред­став­ля­лось, что этот суд невоз­мо­жен, во-пер­вых, в си­лу ма­лой ав­то­ри­тет­но­сти Пат­ри­ар­ше­го Ме­сто­блю­сти­те­ля мит­ро­по­ли­та Пет­ра и, во-вто­рых, в си­лу невоз­мож­но­сти по ка­но­ни­че­ским пра­ви­лам за­оч­но­го су­да. При про­ща­нии Саб­лер про­сил ме­ня пе­ре­дать мит­ро­по­ли­ту Пет­ру по­клон и ска­зать, что он, Саб­лер, за него, Пет­ра, мо­лит­ся, со­ве­ту­ет ему на­де­ять­ся и быть тер­пе­ли­вым в этом во­про­се, ожи­дая, что власть со вре­ме­нем са­ма уве­рит­ся в ло­яль­но­сти Церк­ви и ле­га­ли­зу­ет ее. Этот по­клон Саб­ле­ра и его сло­ва я пе­ре­дал мит­ро­по­ли­ту Пет­ру при по­след­нем его по­се­ще­нии, быв­шем в на­ча­ле но­яб­ря 1925 го­да».
26 мая 1926 го­да Осо­бое Со­ве­ща­ние при Кол­ле­гии ОГПУ при­го­во­ри­ло ар­хи­епи­ско­па Про­ко­пия к трем го­дам за­клю­че­ния; он был от­прав­лен вме­сте с аре­сто­ван­ным по то­му же де­лу епи­ско­пом Ам­вро­си­ем (По­лян­ским) в Со­ло­вец­кий конц­ла­герь. В де­каб­ре 1928 го­да вла­сти без предъ­яв­ле­ния но­во­го об­ви­не­ния при­го­во­ри­ли его и епи­ско­па Ам­вро­сия к трем го­дам ссыл­ки на Урал, они бы­ли со­сла­ны сна­ча­ла в Тю­мен­ский округ, а за­тем в То­боль­ский.
«Ко­гда мы еха­ли из Со­лов­ков в ссыл­ку, нас от Ле­нин­гра­да со­про­вож­да­ла Ека­те­ри­на Вла­ди­ми­ров­на Ска­дов­ская, ко­то­рая при­е­ха­ла из Хер­со­на по­слу­жить нам. До­ро­гой мы шли эта­пом, а она еха­ла сво­бод­но. На оста­нов­ках – в до­ме за­клю­че­ния – при­но­си­ла нам пе­ре­да­чи. И так от Ле­нин­гра­да с на­ми до­е­ха­ла до го­ро­да То­боль­ска.
В го­ро­де То­боль­ске нас всех тро­их – ме­ня (ар­хи­епи­ско­па Про­ко­пия. – И. Д.), епи­ско­па Ам­вро­сия По­лян­ско­го и свя­щен­ни­ка Иоан­на Ска­дов­ско­го – аре­сто­ва­ли и предъ­яви­ли об­ви­не­ние в ан­ти­со­вет­ской аги­та­ции, и глав­ным об­ра­зом в том, что мы буд­то бы ру­га­ли мест­ное ду­хо­вен­ство, что оно без­дей­ству­ет. Тут же при аре­сте во вре­мя обыс­ка бы­ла най­де­на цер­ков­ная ли­те­ра­ту­ра – ру­ко­пис­ная и на­пе­ча­тан­ная на ма­шин­ках, ко­то­рая ха­рак­те­ри­зо­ва­ла об­щее со­сто­я­ние цер­ков­ной жиз­ни по от­дель­ным те­че­ни­ям, где, ко­неч­но, ка­са­лась и су­ще­ству­ю­ще­го по­ли­ти­че­ско­го строя в во­про­се об от­но­ше­ни­ях Церк­ви и го­су­дар­ства.
Нас про­дер­жа­ли в изо­ля­то­ре в го­ро­де То­боль­ске пол­то­ра ме­ся­ца, по­сле че­го за пре­кра­ще­ни­ем де­ла мы бы­ли осво­бож­де­ны. Нас на­пра­ви­ли в се­ло Об­дорск, Ска­дов­ская по­еха­ла об­рат­но в Хер­сон. В Об­дор­ске мы про­жи­ли ме­сяц. Ме­ня на­зна­чи­ли в се­ло Му­жи, а По­лян­ско­го в се­ло Шу­рыш­ка­ры.
В Му­жах я про­жил пять-шесть дней, а от­ту­да был на­прав­лен в Ки­е­ват, где про­жил с 1929 го­да по июль 1931 го­да. В Му­жах мы сна­ча­ла оста­но­ви­лись у Дьяч­ко­ва, на вто­рой же день пе­ре­шли на квар­ти­ру, ка­жет­ся, к Ко­не­вой. Там я по­зна­ко­мил­ся с Хри­сти­ни­ей Те­рен­тье­вой, чле­ном цер­ков­но­го со­ве­та. Я у нее бы­вал в до­ме, ко­гда толь­ко при­е­хал в Му­жи и ко­гда при­ез­жал в Му­жи из Ки­е­ва­та по сво­им лич­ным де­лам. С ней объ­яс­нять­ся очень труд­но, так как по-рус­ски она го­во­рит неваж­но. Бы­ла один раз и она у ме­ня, за­хо­ди­ла ко мне в квар­ти­ру, так как я до­го­во­рил­ся, чтобы она по­лу­ча­ла с по­чты всю мою кор­ре­спон­ден­цию и пе­реот­прав­ля­ла мне. Она этим ока­з


Молитвы
Тропарь священномученику Прокопию, архиепископу Херсонскому
глас 1

Свети́льник всесве́тлый во гра́де Херсо́не яви́лся еси́, па́стырю до́брый, священному́чениче Проко́пие. Любо́вь и милосе́рдие в сердца́х ве́рных насажда́я, тве́рдо стоя́ти во испове́дании ве́ры Правосла́вныя призыва́л еси́. Те́мже со пресви́тером Иоа́нном за Христа́ пострада́л еси́, и ны́не ку́пно с ни́м на небеси́ престо́лу Бо́жию предстоя́, моли́ Ми́лостиваго Бо́га оте́чество на́ше в Правосла́вии и благоче́стии утверди́ти, ми́р Це́ркви дарова́ти и душа́м на́шим ве́лию ми́лость.

Перевод: Светильником преярким в городе Херсоне стал ты, пастырь добрый, священномученик Прокопий. Любовь и милосердие в сердцах верующих насаждая, твердо стоять в исповедании веры Православной призывал ты. Потому с пресвитером Иоанном за Христа пострадал ты, и сейчас вместе с ним на Небесах Престолу Божию предстоя, моли милостивого Бога отечество наше в Православии и благочестии укрепить, мир Церкви даровать и душам нашим великую милость.

Кондак священномученику Прокопию, архиепископу Херсонскому
глас 4

Во святи́телех благоче́стно пожи́в, и муче́ния пу́ть проше́д, безбо́жия си́лу побежда́я, побо́рник бы́в Херсо́нстей па́стве, богому́дре. Те́мже тя́ почита́юще, та́ко вопие́м ти́: от бе́д изба́ви на́с при́сно твои́ми мольба́ми, о́тче священному́чениче Проко́пие.

Перевод: В сане святительском благочестиво послужив и мученичества путь пройдя, безбожия силу побеждая, защитник был Херсонской паствы, Богомудрый. Потому тебя почитая, так взываем к тебе: «От бед избавляй нас всегда твоими молитвами, отче священномученик Прокопий».

Молитва священномученику Прокопию, архиепископу Херсонскому

О, пресла́вный священному́чениче Проко́пие, страстоте́рпче непреодоле́нный, Архиере́ю Бо́жий и о Це́ркви Херсо́нстей хода́таю! При́зри на моле́ние на́с, почита́ющих святу́ю па́мять твою́ и испроси́ на́м у Христа́ Бо́га проще́ния грехо́в на́ших, да не до конца́ прогне́вается на на́с Госпо́дь: согреши́хом бо и недосто́йнии яви́хомся милосе́рдия Бо́жия. Моли́ о на́с Го́спода, да ниспо́слет ми́р на гра́ды и ве́си на́ша, да изба́вит на́с от наше́ствия иноплеме́нников, междоусо́бныя бра́ни и вся́ких раздо́ров, и нестрое́ний. Утверди́, священному́чениче всеблаже́нне, ве́ру и благоче́стие во все́х на́с, и да изба́вит на́с Госпо́дь от ересе́й, раско́лов и вся́каго суеве́рия. О, ми́лостивый на́ш предста́телю! Моли́ся за ны́ ко Го́споду, да сохрани́т на́с от гла́да и вся́ких боле́зней, и да пода́ст вся́ на потре́бу челове́ком поле́зная. Наипа́че же да сподо́бимся моли́твами твои́ми Небе́снаго Ца́рствия Христа́ Бо́га на́шего, Ему́же че́сть и поклоне́ние подоба́ет со Безнача́льным Его́ Отце́м и Пресвяты́м Ду́хом, ны́не и при́сно и во ве́ки веко́в. Ами́нь.


Каноны и Акафисты
Акафист священномученику Прокопию, архиепископу Херсонскому

Кондак 1

Избранному на жертвенное служение Богу, ныне у Престола Вседержителя предстоящему священномученику Прокопию благодарственное приносим пение. Ты же, яко имеяй велие дерзновение ко Господу, ограждай нас от всяких зол и обстояний молитвами твоими, да зовем ти:

Радуйся, священномучениче Прокопие, Херсонскаго края светильниче неугасимый.

Икос 1

Ангели на небеси возрадовашася зело рождшемуся тебе, святителю Прокопие, в праздник Рождества Христова. Ты бо младенческим гласом восхвалив Богомладенца Иисуса, верно послужил еси Ему ангельским житием своим. Мы же, видя тя, яко избран сосуд благодати Божественныя, вопием ти:

Радуйся, в день Рождества Иисусова преславно рожденный.

Радуйся, со ангельскими чинми Христа восхваляяй.

Радуйся, Духа Святаго честное вместилище.

Радуйся, законов Божиих благое хранилище.

Радуйся, правде Христовой усердно послуживый.

Радуйся, службою своею Христа ублаживый.

Радуйся, житием своим ангелом подражавый.

Радуйся, во Царствии Божии награду стяжавый.

Радуйся, священномучениче Прокопие, Херсонскаго края светильниче неугасимый.

Кондак 2

Видя велие усердие к познанию богословия, дарова тебе Господь, отче Прокопие, разумети Писания Божественная. Ты же, в сердце своем словеса Христа нося: "Иже сотворит и научит, сей велий наречется в Царствии Небеснем", потщался еси поученьми твоими и примером добрым люди в вере Христовой утвердити, научая непрестанно пети: Аллилуиа.

Икос 2

Разумом, данным тебе от Бога, уразумел еси добре, блаженне Прокопие, яко в мире неудобь обрящеши спасение. Сего ради брака уклонился еси, единому Господеви благоугоджати хотя. Мы же, умиляяся иноческим подвигом твоим, яко ангелу поем ти:

Радуйся, явивыйся ангельским силам светлое уподобление.

Радуйся, пребывати во святости имевый велие произволение.

Радуйся, душу свою от соблазнов усердно хранивый.

Радуйся, в сердце своем Иисуса с любовию носивый.

Радуйся, чистоту в житии твоем многоскорбнем всегда соблюдавый.

Радуйся, помыслы суетныя и неполезныя далече от себе отгнавый.

Радуйся, верность Христу присно сохранявый.

Радуйся, душу свою от пристрастий земных удалявый.

Радуйся, священномучениче Прокопие, Херсонскаго края светильниче неугасимый.

Кондак 3

Силу Вышний дарова тебе на служение в Церкви, священномучениче Прокопие, ты бо добре потрудился еси в земли Томстей и Иркутстей, и многия подвиги тамо подъял еси, непрестанно помощи у Господа прося, и воспевая Ему: Аллилуиа.

Икос 3

Имущи душу твою присно к Богу любовию пламенеющую, сан священства приял еси, святе Прокопие, и помощию Божиею вспомоществуемый, усердно служил еси алтарю Господню. Мы же, прославляюще подвиги твоя, похвальная восписуем ти:

Радуйся, пред алтарем Господним Богу обрученный.

Радуйся, во священстве благодатию дивно почтенный.

Радуйся, священством твоим Христу славно угодивый.

Радуйся, вся службы со страхом и благоговением совершавый.

Радуйся, пред всеми Христа исповедавый.

Радуйся, Царствие Небесное от Него наследовавый.

Радуйся, о душах наших молитвенниче усердный.

Радуйся, на суде Господнем защитниче наш верный.

Радуйся, священномучениче Прокопие, Херсонскаго края светильниче неугасимый.

Кондак 4

Буря ярости воздвижеся на Церковь Христову, егда безбожницы восхотеша разрушити ю. Ты же, святителю Христов, Архиепископом в земли Херсонстей от Господа поставлен был еси, да пасеши словесное стадо, от хищных волков сохраняя е, с ним же благодарственно взывал еси укрепляющему тя Христу Богу: Аллилуиа.

Икос 4

Слышаще и видяще православнии людие равноангельное житие твое, священномучениче Прокопие, притекаху к тебе послушати словеса твоя, да водимии тобою, праведнаго жития достигнут. Мы же, видяще тя украшена смиренномудрием и кротостию Христовою, с радостию зовем ти:

Радуйся, Апостолом на небеси сопричастниче.

Радуйся, Христовым святителем сопрестольниче.

Радуйся, благодетелю наш, предстательством твоим Царствия Небеснаго нас сподобляющий.

Радуйся, молитвами твоими от ада преисподняго души наша спасающий.

Радуйся, молящийся о всех, в помощь тя призывающих.

Радуйся, слышащий всех, к тебе с надеждою взывающих.

Радуйся, паству Херсонскую, в гонениях сущую, верною Христу сохранивый.

Радуйся, стаду своему словесному рассеятися не попустивый.

Радуйся, священномучениче Прокопие, Херсонскаго края светильниче неугасимый.

Кондак 5

Боготечную звезду яви тя Господь граду Херсону, святителю Прокопие, ты бо поучении своими паству твою наставлял еси, да вси единым серцем и едиными усты взывают Спасителю Богу: Аллилуиа.

Икос 5

Видя, священномучениче Христов, како врази Церкви Православныя на агнцы твоя ополчахуся, вся силы своя полагал еси да ни един не отпадет от стада твоего. Сего ради и пострадал еси, яко добрый пастырь, душу свою за словесныя овцы полагая. Сего ради приими от нас сие усердное славословие:

Радуйся, всех противников на пути к Царствию Небесному победивый.

Радуйся, блаженный небожителю, вечных благ наслаждаяйся.

Радуйся, Самаго Христа Бога вождем к Небесному Отечеству имевый.

Радуйся, светильниче пресветлый на Церковней свещнице поставленный.

Радуйся, твердый столпе Православия, имже Святая Церковь красуется и укрепляется.

Радуйся, тобою бо слово Христово: "Претерпевый до конца, той спасен будет" исполняется.

Радуйся, за терпение твое нетленный венец на небеси прияти сподобивыйся.

Радуйся, благами небесными за скорби земныя утешающийся.

Радуйся, священномучениче Прокопие, Херсонскаго края светильниче неугасимый.

Кондак 6

Проповедником воли Божией был еси, священномучениче Прокопие, егда вместо смерти тебе предстоящия на Соловки сослан был еси. Ты же, яко ангец кроткий, страдания вся за Христа беззлобно претерпевал еси, воспевая усердно Богу: Аллилуиа.

Икос 6

Возсиял еси, яко лучезарное светило, горением любве твоея ко Господу, архиерею Божий, тако и чада твоя духовная любити Господа и уповати на Него научал еси. Приими же и от наших любящих сердец похвалы сия:

Радуйся, праведному Иову усердный подражателю.

Радуйся, о нас пред Богом верный предстателю.

Радуйся, терпением своим мучителей удививый.

Радуйся, праведным житием твоим многих ко Господу обративый.

Радуйся, пред всеми небоязненно Христа исповедавый.

Радуйся, Царствие Небесное верностию Христу унаследовавый.

Радуйся, ныне на небеси Бога о нас умоляющий.

Радуйся, яко искусный кормчий, к вечному блаженству нас приводящий.

Радуйся, священномучениче Прокопие, Херсонскаго края светильниче неугасимый.

Кондак 7

Хотяще вечное спасение получити, всеблаженне Прокопие, Господу нашему во всем подражал еси, скорбным путем к Царствию Небесному шествуя: взем иго Христово на себе и смирению и кротости научивыйся у Него, обрел еси покой души своей, присно зовущей Творцу: Аллилуиа.

Икос 7

Новое гонение воздвиже на тя, священномучениче славне, враг рода человеческаго, егда паки гонители Церкви удалиша тя от паствы твоея на Соловки и по сем на Урал. Ты же, многия скорби перенеся в краях дальних, присно в молитвах благодарил еси за вся Благодетеля Бога. Мы же, похваляя страдания твоя, взываем ти:

Радуйся, вся искушения в житии твоем добре претерпевый.

Радуйся, купно со Христом на Голгофу свою твердо шедый.

Радуйся, голод и мраз, и иныя страдания до конца мужественно претерпевый.

Радуйся, присно пребывати со Христом восхотевый.

Радуйся, светлою свещею во мраце греховнем светящий.

Радуйся, яко светильник в Церкви Православней горящий.

Радуйся, терпению нас научающий.

Радуйся, всех от погибели адския молитвами твоими спасающий.

Радуйся, священномучениче Прокопие, Херсонскаго края светильниче неугасимый.

Кондак 8

Странником и пришельцем в мире сем был еси, святе Прокопие. Господь же, любящия Его любяй, тако устрои, яко да и в заточении Службу повершати возможеши, и сим многих утешиши, вразумиши и наставиши, благодаря за вся благодеяния Христа Бога, и воспевая Ему усердно: Аллилуиа.

Икос 8

Всем сердцем своим и душею возносивыйся ко Господу, егда в заточении службы церковныя совершал еси, святителю Прокопие. Мы же, за таковое твое твердое исповедание Православныя веры ублажая тя, возсылаем ти усердное хваление:

Радуйся, добрый пастырю, ищущих спасения.

Радуйся, образе кротости, смиренномудрия и терпения.

Радуйся, гонящим тя, вся прощавый.

Радуйся, паству Херсонскую в тяжких лишениях не оставивый.

Радуйся, и ныне со усердием ей помогаяй.

Радуйся, преодолевати вся препоны вражия ю научаяй.

Радуйся, верный о нас пред Богом заступниче.

Радуйся, теплый о нас пред Спасителем нашим молитвенниче.

Радуйся, священномучениче Прокопие, Херсонскаго края светильниче неугасимый.

Кондак 9

Всякое естество удивися твоему, священномучениче Прокопие, славному подвигу: ты бо, плоть распяв со страстьми и похотьми, молитвою неустанно отгонял еси вся напасти и искушения, от духов лукавых исходящия. Мы же, тобою научаеми стойко претерпевати вся лишения Христа ради, с тобою купно взываем Ему: Аллилуиа.

Икос 9

Витийства человек, не ведавших истины веры Православныя, словом Божиим отметал еси, досточудне, увещавая паству свою твердо стояти во Православии, не внимая словесем, восстающих на Церковь Божию. Сего ради, хвалим тя за таковое твое попечение о спасении душ наших пении сими:

Радуйся, Церкви Христовой светило светозарное.

Радуйся, пастве твоей заступление предивное.

Радуйся, возвеселивый ангельский чин твоим за Христа страданием.

Радуйся, по Бозе и Богородице все наше упование.

Радуйся, тесным путем к Дому Божию шедый.

Радуйся, благословение Отца Небеснаго наследивый.

Радуйся, Божия милости нам щедрый подателю.

Радуйся, пред Господем наш верный предстателю.

Радуйся, священномучениче Прокопие, Херсонскаго края светильниче неугасимый.

Кондак 10

Спастися хотящим и Небеснаго Царствия взыскующим вспомоществовал еси, отче предивный, верныя чада твоя присно утешая. Ты бо Херсонскою паствою мудро управлял еси и в заточении далече сущи, и даже до мученическия кончины твоя не оставил еси ю, присно наставляя всех на путь спасения и научая пети: Аллилуиа.

Икос 10

Стена и прибежище был еси чадом твоим, святителю Прокопие, ограждая их молитвами своими от всех наветов вражиих. Ныне же, прославляя святую память твою, усердно молим тя: предстоя Престолу Творца всяческих, защищай присно и нас от всякия скорби и напасти, да умиленно поем ти:

Радуйся, един многоценный бисер, иже есть Христос, стяжавый.

Радуйся, Его ради вся блага мира сего презревый.

Радуйся, представши Престолу Господню, поклонитися Ему сподобивыйся.

Радуйся, на Небесех с радостию вселивыйся.

Радуйся, Ангелом и всем святым во Царствии Божии сожителю.

Радуйся, града Херсона небесный хранителю.

Радуйся, пред Отцем Небесным Христом исповеданный.

Радуйся, на небеси надеждою вечнаго спасения обрадованный.

Радуйся, священномучениче Прокопие, Херсонскаго края светильниче неугасимый.

Кондак 11

Пение ангельское всеумиленно принося в души твоей, священномучениче Прокопие, мужественно на смерть со Иоанном пресвитером шествовал еси. Мы же, взирая на подвиг ваш и мученическую кончину вашу, взываем ко Господу: Аллилуиа.

Икос 11

Свет небесный осия души ваша, священномученицы святии Прокопие и Иоанне, егда сия вознесени быша святыми Ангелы ко Престолу Господню. Сего ради, немощный глас наш ко ангельскому пению совокупив, восхваляем мученическую кончину вашу и взываем: Радуйтеся, в невечернем дни Царствия Божия водвореннии. Радуйтеся, славою Божиею на небесех осененнии. Радуйтеся, пред Христом Иисусом приснии наши заступницы. Радуйтеся, веры Православныя неустрашимии исповедницы. Радуйтеся, во Царствии Небеснем нетленную часть улучившии. Радуйтеся, от Искупителя вечную мзду приимшии. Радуйтеся, с небеси на нас присно взирающии. Радуйтеся, на спасения стезю нас наставляющии.

Радуйся, священномучениче Прокопие, Херсонскаго края светильниче неугасимый.

Кондак 12

Благодатию от Бога почтенный, святителю отче Прокопие, сердце твое сокрушенно и смиренно соблюл еси. Сего ради молим тя, Архипастырю наш, научи и нас, чад твоих, смиренным сердцем и сокрушенною душею купно с тобою славити Бога песнию: Аллилуиа.

Икос 12

Поюще твое ангелоподобное житие и восхваляя мученическую кончину твою, Прокопие всеблаженне, благодарим щедраго и милостиваго Бога, иже дал есть нам таковаго крепкаго покровителя и защитника граду нашему. Сего ради, уповая на велию помощь твою, с надеждою взываем ти:

Радуйся, града Херсона милостивый покровителю.

Радуйся, паствы Херсонския мудрый святителю.

Радуйся, верныя люди от врагов защищаяй.

Радуйся, всех от болезней и скорбей присно избавляяй.

Радуйся, краю Херсонскому присный предстателю.

Радуйся, благ вечных и временных нам от Бога подателю.

Радуйся, словесному стаду твоему добрый пастырю.

Радуйся, добрый и благий наш Архипастырю.

Радуйся, священномучениче Прокопие, Херсонскаго края светильниче неугасимый.

Кондак 13

О, преславный угодниче Божий, священномучениче Прокопие, светлый светильниче земли Херсонския! Ныне, восхваляя святую память твою, молим тя: приими от нас малое сие моление наше и умоли Господа, да милостив будет к немощем нашим и, простив нам всякое прегрешение вольное же и невольное, сподобит нас на Страшнем Суде одесную Его стати и купно с тобою и со всеми святыми в радости нескончаемей воспевати: Аллилуиа. Аллилуиа. Аллилуиа.

Сей кондак читается трижды. Затем икос 1 и кондак 1.

Все святые

Святым человеком в христианстве называют угодников Божьих смысл жизни которых заключался в несении людям света и любви от Господа. Для святого Бог стал всем через глубокое переживание и общение с Ним. Все святые, чьи жития, лики и даты поминовения мы собрали для вас в этом разделе, вели праведную духовную жизнь и обрели чистоту сердца.