Святитель Иннокентий Московский (Вениаминов) Митрополит



Житие

Краткое житие святителя Иннокентия, митрополита Московского

Свя­ти­тель Ин­но­кен­тий, мит­ро­по­лит Мос­ков­ский (в ми­ру Иван Ев­се­е­вич По­пов-Ве­ни­а­ми­нов), ро­дил­ся 26 ав­гу­ста 1797 г. в се­ле Ан­гин­ском Ир­кут­ской епар­хии в се­мье по­но­ма­ря. Маль­чик ра­но усво­ил гра­мо­ту и с 7 лет уже чи­тал Апо­стол в церк­ви. В 1806 г. его от­да­ли в Ир­кут­скую се­ми­на­рию. Здесь, как луч­ше­му вос­пи­тан­ни­ку, юно­ше да­ли фа­ми­лию Ве­ни­а­ми­нов в честь по­чив­ше­го Ир­кут­ско­го ар­хи­епи­ско­па Ве­ни­а­ми­на († 8 июля 1814 г.). 13 мая 1817 г. он был ру­ко­по­ло­жен в диа­ко­на к Бла­го­ве­щен­ской церк­ви Ир­кут­ска, а 18 мая 1821 г. – во свя­щен­ни­ка.

С 1823 г. на­ча­лось мис­си­о­нер­ское слу­же­ние бу­ду­ще­го апо­сто­ла Аме­ри­ки и Си­би­ри. 45 лет от­дал свя­ти­тель Ин­но­кен­тий де­лу про­све­ще­ния на­ро­дов Кам­чат­ки, Але­ут­ских ост­ро­вов, Се­вер­ной Аме­ри­ки, Яку­тии, Ха­ба­ров­ско­го края, со­вер­шая свой апо­столь­ский по­двиг в су­ро­вых усло­ви­ях, с боль­ши­ми опас­но­стя­ми для жиз­ни. Свя­ти­тель Ин­но­кен­тий кре­стил де­сят­ки ты­сяч лю­дей, стро­ил хра­мы, при ко­то­рых ос­но­вы­вал шко­лы и сам обу­чал в них ос­но­вам хри­сти­ан­ской жиз­ни. Мно­го по­мо­га­ло ему в тру­дах зна­ние раз­лич­ных ре­ме­сел и ис­кусств.

Свя­ти­тель Ин­но­кен­тий был за­ме­ча­тель­ным про­по­вед­ни­ком. Со­вер­шая ли­тур­гии, мо­леб­ны и все­нощ­ные бде­ния, он неиз­мен­но на­став­лял паст­ву. Во вре­мя мно­го­чис­лен­ных по­ез­док свя­ти­тель Ин­но­кен­тий изу­чал язык, быт и нра­вы на­ро­дов, сре­ди ко­то­рых про­по­ве­до­вал. Его тру­ды по гео­гра­фии, эт­но­гра­фии и язы­ко­зна­нию по­лу­чи­ли ми­ро­вую из­вест­ность. Он со­ста­вил ал­фа­вит и грам­ма­ти­ку але­ут­ско-ли­сьев­ско­го язы­ка и пе­ре­вел на него Ка­те­хи­зис, Еван­ге­лие и мно­гие мо­лит­вы. Од­но из луч­ших его про­из­ве­де­ний, «Ука­за­ние пу­ти в Цар­ство Небес­ное» (1833 г.), пе­ре­ве­де­но на раз­ные язы­ки ма­лых на­ро­дов Си­би­ри и вы­дер­жа­ло бо­лее 40 из­да­ний. Бла­го­да­ря тру­дам свя­ти­те­ля Ин­но­кен­тия в 1859 г. впер­вые услы­ша­ли Сло­во Бо­жие и бо­го­слу­же­ние на сво­ем род­ном язы­ке яку­ты.

29 но­яб­ря 1840 г. мит­ро­по­лит Мос­ков­ский Фила­рет со­вер­шил по­стри­же­ние от­ца Иоан­на в мо­на­ше­ство с име­нем Ин­но­кен­тий, в честь свя­ти­те­ля Ин­но­кен­тия Ир­кут­ско­го. 15 де­каб­ря ар­хи­манд­рит Ин­но­кен­тий был хи­ро­то­ни­сан во епи­ско­па Кам­чат­ско­го, Ку­риль­ско­го и Але­ут­ско­го. 21 ап­ре­ля 1850 г. епи­скоп Ин­но­кен­тий был воз­ве­ден в сан ар­хи­епи­ско­па.

Про­мыс­лом Бо­жи­им 5 ян­ва­ря 1868 г. свя­ти­тель Ин­но­кен­тий стал пре­ем­ни­ком мит­ро­по­ли­та Фила­ре­та на ка­фед­ре мос­ков­ских пер­во­и­е­рар­хов. Через Свя­тей­ший Си­нод мит­ро­по­лит Ин­но­кен­тий за­кре­пил ве­ко­вой мис­си­о­нер­ский опыт Рус­ской Церк­ви (еще в 1839 г. он пред­ло­жил про­ект улуч­ше­ния ор­га­ни­за­ции мис­си­о­нер­ско­го слу­же­ния). По­пе­че­ни­ем мит­ро­по­ли­та Ин­но­кен­тия бы­ло со­зда­но Мис­си­о­нер­ское об­ще­ство, мос­ков­ский По­кров­ский мо­на­стырь пре­об­ра­зо­ван в мис­си­о­нер­ский, в 1870 г. учре­жде­на Япон­ская Пра­во­слав­ная Ду­хов­ная Мис­сия во гла­ве с ар­хи­манд­ри­том Ни­ко­ла­ем Ка­сат­ки­ным (впо­след­ствии свя­ти­тель Ни­ко­лай Япон­ский, па­мять 3/16 фев­ра­ля), ко­то­ро­му свя­ти­тель Ин­но­кен­тий пе­ре­дал мно­гое из сво­е­го ду­хов­но­го опы­та. Весь­ма пло­до­твор­но бы­ло и управ­ле­ние свя­ти­те­лем Ин­но­кен­ти­ем Мос­ков­ской епар­хи­ей. Его ста­ра­ни­я­ми по­стро­е­на цер­ковь По­кро­ва Пре­свя­той Бо­го­ро­ди­цы в Мос­ков­ской ду­хов­ной ака­де­мии.

Свя­ти­тель Ин­но­кен­тий пре­ста­вил­ся ко Гос­по­ду 31 мар­та 1879 г., в Ве­ли­кую суб­бо­ту, и по­гре­бен в Свя­то-Ду­хов­ском хра­ме Тро­и­це-Сер­ги­е­вой Лав­ры. 6 ок­тяб­ря 1977 г. Рус­ской Пра­во­слав­ной Цер­ко­вью свя­ти­тель Ин­но­кен­тий про­слав­лен в ли­ке свя­тых. Па­мять его уста­нов­ле­но со­вер­шать два­жды в год: 31 мар­та/13 ап­ре­ля – в день его бла­жен­ной кон­чи­ны и 23 сен­тяб­ря/6 ок­тяб­ря – в день про­слав­ле­ния.

Полное житие святителя Иннокентия, митрополита Московского

26 ав­гу­ста 1797 го­да в глу­хом си­бир­ском се­ле Ан­гин­ском, что в Ир­кут­ской гу­бер­нии, у по­но­ма­ря церк­ви свя­то­го Ильи Про­ро­ка Ев­се­вия По­по­ва ро­дил­ся сын Иван, бу­ду­щий мит­ро­по­лит Мос­ков­ский и Ко­ло­мен­ский Ин­но­кен­тий. Но не свя­ти­тель­ские тру­ды на мос­ков­ской ка­фед­ре при­нес­ли ему ве­нец угод­ни­ка Бо­жия, хо­тя и это слу­же­ние нес вла­ды­ка до­стой­но. Бо­лее то­го, про­слав­лен мит­ро­по­лит за свой апо­столь­ский по­двиг, за рев­ност­ный мис­си­о­нер­ский труд на ни­ве Хри­сто­вой сре­ди на­ро­дов При­аму­рья, Яку­тии, Кам­чат­ки и Аляс­ки.

Бу­ду­ще­му свя­ти­те­лю, в то вре­мя Ване По­по­ву, не бы­ло и пя­ти лет, ко­гда отец стал учить его гра­мо­те. Маль­чик ока­зал­ся на ред­кость смыш­ле­ным. К вось­ми го­дам он уже чи­тал в хра­ме за бо­го­слу­же­ни­ем Апо­стол, да так, что до­став­лял при­хо­жа­нам боль­шое уте­ше­ние. В шесть лет Ва­ня оси­ро­тел – умер его отец, и мать, имея на ру­ках еще тро­их ма­лень­ких си­рот, вы­нуж­де­на бы­ла от­дать Ва­ню на вос­пи­та­ние бра­ту по­кой­но­го му­жа – Ди­мит­рию По­по­ву. В де­вять лет Иван был при­ве­зен в Ир­кутск и опре­де­лен в та­мош­нюю ду­хов­ную се­ми­на­рию. Дя­дя его, Ди­мит­рий По­пов, к те­му вре­ме­ни ов­до­вел и, при­няв мо­на­ше­ство с име­нем Да­вид, был пе­ре­ме­щен так­же в Ир­кутск, где по­се­лил­ся в ар­хи­ерей­ском до­ме уже в сане иеро­мо­на­ха. В сво­бод­ное вре­мя Иван ча­сто на­ве­щал сво­е­го дя­дю и все­гда за­ста­вал его за ка­ким-ли­бо за­ня­ти­ем. Осо­бен­но тот лю­бил за­ни­мать­ся ме­ха­ни­кой; пле­мян­ник при­смат­ри­вал­ся, по­мо­гал и на­ко­нец сам при­стра­стил­ся к это­му де­лу. Так в од­ной из ком­нат се­ми­на­рии он устро­ил во­дя­ные ча­сы с бо­ем. Ко­ле­са сде­ла­ны бы­ли при по­мо­щи про­сто­го но­жа и ши­ла из де­ре­ва, ци­фер­блат – из пис­чей бу­ма­ги, стрел­ки – из лу­чи­нок.

В 1814 го­ду в се­ми­на­рии сме­нил­ся рек­тор, и но­вый рек­тор ре­шил пе­ре­ме­нить фа­ми­лии уче­ни­кам. Преж­де все­го из­ме­не­ны бы­ли небла­го­звуч­ные фа­ми­лии, за­тем наи­бо­лее упо­треб­ля­е­мые – чтобы не бы­ло пу­та­ни­цы. Так Иван По­пов стал Ве­ни­а­ми­но­вым, по­лу­чив фа­ми­лию в честь умер­ше­го в том го­ду ува­жа­е­мо­го все­ми епи­ско­па Ир­кут­ско­го Ве­ни­а­ми­на (Баг­рян­ско­го). В 1817 го­ду, за год до окон­ча­ния се­ми­на­рии, Иван Ве­ни­а­ми­нов всту­пил в брак и был по­свя­щен в диа­ко­на ир­кут­ской Бла­го­ве­щен­ской церк­ви. В этом сане ему при­шлось про­слу­жить че­ты­ре го­да, и толь­ко в 1821 го­ду он был ру­ко­по­ло­жен во свя­щен­ни­ка той же церк­ви. Как свя­щен­ник отец Иоанн про­слу­жил здесь все­го два с неболь­шим го­да, но успел снис­кать лю­бовь при­хо­жан ис­то­вым со­вер­ше­ни­ем бо­го­слу­же­ния и в осо­бен­но­сти тем, что по вос­кре­се­ньям пе­ред ли­тур­ги­ей со­би­рал в храм де­тей и да­вал им уро­ки За­ко­на Бо­жье­го. Но про­мыс­лом Бо­жи­им отец Иоанн был пред­на­зна­чен к ино­го ро­да де­я­тель­но­сти.

В на­ча­ле 1823 го­да ир­кут­ский епи­скоп Ми­ха­ил по­лу­чил пред­пи­са­ние от Свя­тей­ше­го Си­но­да по­слать свя­щен­ни­ка на Але­ут­ские ост­ро­ва (ост­ров Уна­лаш­ку), вхо­див­шие то­гда в со­став рус­ских вла­де­ний, для про­све­ще­ния све­том Хри­сто­вой ве­ры та­мош­них ино­род­цев. Од­на­ко, бо­ясь даль­но­сти рас­сто­я­ния и су­ро­вых усло­вий жиз­ни, ни­кто из ду­хо­вен­ства ехать не хо­тел. Епи­скоп Ми­ха­ил ока­зал­ся в боль­шом за­труд­не­нии: доб­ро­воль­цев не на­хо­ди­лось, а на­силь­но по­сы­лать бы­ло нель­зя. И вдруг при­хо­дит к нему отец Иоанн Ве­ни­а­ми­нов и вы­ра­жа­ет же­ла­ние ехать.

С гру­стью от­пу­стил епи­скоп Ми­ха­ил та­ко­го при­мер­но­го свя­щен­ни­ка, и 7 мая 1823 го­да отец Иоанн вы­ехал из Ир­кут­ска со сво­им се­мей­ством, ко­то­рое со­сто­я­ло то­гда из ста­руш­ки-ма­те­ри, же­ны, го­до­ва­ло­го сы­на и бра­та.

Нуж­но за­ме­тить, что ко­гда ир­кут­ское ду­хо­вен­ство по­лу­чи­ло пред­ло­же­ние прео­свя­щен­но­го, отец Иоанн, как и дру­гие свя­щен­ни­ки, и не ду­мал его при­ни­мать. Об Уна­лаш­ке он слы­шал от од­но­го вы­ход­ца из тех мест, неко­е­го Ива­на Крю­ко­ва. Тот мно­го рас­ска­зы­вал ему о та­мош­ней жиз­ни и да­же убеж­дал его при­нять пред­ло­же­ние прео­свя­щен­но­го, но убеж­де­ния эти не дей­ство­ва­ли. О том, как по­яви­лось же­ла­ние у от­ца Иоан­на от­пра­вить­ся в столь да­ле­кое пу­те­ше­ствие, он сам на­пи­сал мно­го лет спу­стя: «Ко­гда этот же вы­хо­дец, Иван Крю­ков, уже про­стив­ший со мною со­всем и на про­ща­ние все еще убеж­дав­ший ме­ня ехать в Уна­лаш­ку – в тот же са­мый день, при про­ща­нии сво­ем с прео­свя­щен­ным (у ко­то­ро­го и мне слу­чи­лось быть в то вре­мя), стал рас­ска­зы­вать об усер­дии але­утов к мо­лит­ве и слу­ша­нию Сло­ва Бо­жия – то (да бу­дет бла­го­сло­вен­но Имя Гос­подне!) я вдруг и, мож­но ска­зать, весь за­го­рел­ся же­ла­ни­ем ехать к та­ким лю­дям. Жи­во пом­ню и те­перь, как я му­чил­ся нетер­пе­ни­ем, ожи­дая ми­ну­ты объ­явить мое же­ла­ние прео­свя­щен­но­му, и он точ­но уди­вил­ся это­му, но ска­зал толь­ко: по­смот­рим».

От­пра­вил­ся он преж­де все­го на свою ро­ди­ну, в се­ло Ан­гин­ское, а от­ту­да на па­воз­ке (род бар­жи) по ре­ке Лене до Якут­ска. Из Якут­ска пу­те­ше­ствен­ни­ки долж­ны бы­ли ехать на го­род Охотск, ле­жа­щий на во­сто­ке Си­би­ри, у по­бе­ре­жья Охот­ско­го мо­ря. Весь этот труд­ный путь в ты­ся­чу верст отец Иоанн со всей се­мьей про­ехал вер­хом на ло­ша­дях. А до­ро­га шла то уз­ки­ми тро­па­ми через гу­стые ле­са, то и во­все по бо­ло­ту; по­рой при­хо­ди­лось взби­рать­ся на длин­ный ко­со­гор или на кру­тую ка­ме­ни­стую го­ру и дви­гать­ся по ее скольз­кой, по­кры­той сне­гом вер­шине... С по­мо­щью Бо­жи­ей все эти труд­но­сти бы­ли пре­одо­ле­ны, и пу­те­ше­ствен­ни­ки услы­ша­ли на­ко­нец глу­хой рев мор­ских волн, бив­ших­ся о вы­со­кие ска­лы, ма­ло-по­ма­лу им ста­ли по­ка­зы­вать­ся мач­ты су­дов, сто­яв­ших на ре­ке Охо­те, а по­том и са­мый го­род Охотск. По­сле дол­го­го и труд­но­го пу­ти до Охот­ска пла­ва­ние от­ту­да до Уна­лаш­ки по­ка­за­лось пут­ни­кам несрав­нен­но лег­ким. 29 июля 1824 го­да, бо­лее чем через год, они бла­го­по­луч­но при­бы­ли на ме­сто.

Ост­ров Уна­лаш­ка, где дол­жен был по­се­лить­ся отец Иоанн, при­над­ле­жит к груп­пе Але­ут­ских ост­ро­вов, ко­то­рые, вме­сте с при­ле­га­ю­щей тер­ри­то­ри­ей Аляс­ки, бы­ли от­кры­ты рус­ски­ми в по­ло­вине XVIII сто­ле­тия и вско­ре объ­яв­ле­ны вла­де­ни­я­ми Рос­сии. За­се­ле­ние их рус­ски­ми про­мыш­лен­ни­ка­ми, при­вле­ка­е­мы­ми бо­га­тым пуш­ным про­мыс­лом, на­ча­лось с кон­ца XVIII ве­ка. Од­новре­мен­но на­ча­лась и про­по­ведь хри­сти­ан­ства сре­ди ту­зем­цев. В кон­це XVIII ве­ка здесь под­ви­за­лась мис­сия под на­чаль­ством ар­хи­манд­ри­та Иоса­фа, ко­то­рой уда­лось кре­стить жи­те­лей на Ка­дья­ке и дру­гих ост­ро­вах.

Несмот­ря на крат­ковре­мен­ность про­по­ве­ди, хри­сти­ан­ство в этих кра­ях име­ло боль­шой успех. Осо­бен­но усерд­но при­ни­ма­лось оно але­ута­ми, ко­то­рые по сво­е­му мяг­ко­му и крот­кому ха­рак­те­ру охот­но при­ни­ма­ли хри­сти­ан­скую ве­ру, на­все­гда остав­ляя язы­че­ство. Ко вре­ме­ни при­бы­тия от­ца Иоан­на в рус­ских вла­де­ни­ях в Се­вер­ной Аме­ри­ке на раз­ных ост­ро­вах слу­жи­ли еще три свя­щен­ни­ка-мис­си­о­не­ра.

При­е­хав на Уна­лаш­ку, отец Иоанн Ве­ни­а­ми­нов на­шел край­нюю ску­дость ре­ши­тель­но во всех сто­ро­нах жиз­ни и мис­си­о­нер­ско­го де­ла. На ост­ро­ве не бы­ло да­же хра­ма, и Бо­го­слу­же­ние со­вер­ша­лось в вет­хой ча­совне. По­это­му пер­вой за­бо­той от­ца Иоан­на бы­ло по­стро­е­ние хра­ма, что, од­на­ко, ока­за­лось де­лом нелег­ким, так как из але­утов ни­кто ра­бо­тать не умел, и мис­си­о­не­ру при­шлось пред­ва­ри­тель­но обу­чать их плот­нич­но­му, сто­ляр­но­му и дру­гим ре­мес­лам. В по­стро­ен­ном на­ко­нец хра­ме мно­гое, как, на­при­мер, пре­стол и ико­но­стас, бы­ло сде­ла­но ру­ка­ми са­мо­го от­ца Иоан­на. Од­новре­мен­но он усерд­но изу­чал але­ут­ский язык. Все это по­мог­ло ему с боль­шим успе­хом за­ни­мать­ся мис­си­о­нер­ской де­я­тель­но­стью. Его по­сто­ян­ные про­по­ве­ди и бе­се­ды от­ли­ча­лись про­сто­тою и до­ступ­но­стью и бы­ли со­гре­ты та­ким непо­сред­ствен­ным хри­сти­ан­ским чув­ством, что про­из­во­ди­ли боль­шое впе­чат­ле­ние и уста­нав­ли­ва­ли на­сто­я­щие сы­нов­ние от­но­ше­ния паст­вы к сво­е­му пас­ты­рю.

По­ми­мо Уна­лаш­ки, отец Иоанн Ве­ни­а­ми­нов ча­сто бы­вал и на дру­гих ост­ро­вах, на­став­ляя свою паст­ву и про­по­ве­дуя Сло­во Бо­жие сре­ди некре­ще­ных. Невоз­мож­но се­бе пред­ста­вить те труд­но­сти и опас­но­сти, ко­то­рые ему при­хо­ди­лось пе­ре­но­сить в по­доб­ных пу­те­ше­стви­ях, со­вер­шав­ших­ся на ут­лой ту­зем­ной лод­ке в хо­лод и непо­го­ду. Но за­то во вре­мя бе­сед с але­ута­ми, ко­гда, по сло­вам от­ца Иоан­на, «ско­рее уто­мит­ся са­мый неуто­ми­мый про­по­вед­ник, чем ослабнет их вни­ма­ние и усер­дие к услы­ша­нию сло­ва», он «де­я­тель­но узнал уте­ше­ния хри­сти­ан­ской ве­ры, эти сла­дост­ные и невы­ра­зи­мые при­кос­но­ве­ния бла­го­да­ти». О чу­дес­ном же слу­чае во вре­мя од­но­го из та­ких по­се­ще­ний отец Иоанн рас­ска­зы­ва­ет так.

«Про­жив­ши на Уна­лаш­ке по­чти че­ты­ре го­да, я в Ве­ли­кий пост от­пра­вил­ся в пер­вый раз на ост­ров Акун к але­утам, чтобы при­го­то­вить их к го­ве­нию. Подъ­ез­жая к ост­ро­ву, я уви­дел, что они все сто­я­ли на бе­ре­гу на­ря­жен­ны­ми, как в тор­же­ствен­ный празд­ник, и ко­гда я вы­шел на бе­рег, то они все ра­дост­но бро­си­лись ко мне и бы­ли чрез­вы­чай­но со мною лас­ко­вы и пре­ду­пре­ди­тель­ны. Я спро­сил их: по­че­му они та­кие на­ря­жен­ные? Они от­ве­ча­ли: «По­то­му, что мы зна­ли, что ты вы­ехал и се­го­дня дол­жен быть у нас. На ра­до­стях мы и вы­шли на бе­рег, чтобы встре­тить те­бя». – «Кто же вам ска­зал, что я бу­ду у вас се­го­дня, и по­че­му вы узна­ли ме­ня, что я имен­но отец Иоанн?» – «Наш ша­ман, ста­рик Иван Сми­рен­ни­ков, ска­зал нам: жди­те, к вам се­го­дня при­е­дет свя­щен­ник, он уже вы­ехал и бу­дет учить вас мо­лить­ся Бо­гу; и опи­сал нам твою на­руж­ность так, как те­перь ви­дим те­бя». – «Мо­гу ли я ви­деть это­го ва­ше­го ста­ри­ка-ша­ма­на? – "От­че­го же, мо­жешь; но те­перь его здесь нет, и ко­гда он при­е­дет, то мы ска­жем ему, да он и сам без нас при­дет к те­бе».

Это об­сто­я­тель­ство хо­тя чрез­вы­чай­но ме­ня и уди­ви­ло, но я все это оста­вил без вни­ма­ния и стал го­то­вить их к го­ве­нию, пред­ва­ри­тель­но объ­яс­нив им зна­че­ние по­ста и про­чее, как явил­ся ко мне этот ста­рик-ша­ман и изъ­явил же­ла­ние го­веть, и хо­дил очень ак­ку­рат­но. Я все-та­ки не об­ра­щал на него осо­бен­но­го вни­ма­ния и во вре­мя ис­по­ве­ди упу­стил да­же спро­сить его, по­че­му але­уты на­зы­ва­ют его ша­ма­ном. При­об­щив его Свя­тых Та­ин, я от­пу­стил его... И что же? К мо­е­му удив­ле­нию, он по­сле при­ча­стия от­пра­вил­ся к сво­е­му то­е­ну (стар­шине) и вы­ска­зал свое неудо­воль­ствие на ме­ня, а имен­но за то, что я не спро­сил на ис­по­ве­ди, по­че­му але­уты на­зы­ва­ют его ша­ма­ном, так как ему крайне непри­ят­но но­сить та­кое на­зва­ние от сво­их со­бра­тий, и что он во­все не ша­ман.

То­ен, ко­неч­но, пе­ре­дал мне неудо­воль­ствие ста­ри­ка Сми­рен­ни­ко­ва, и я тот­час же по­слал за ним для объ­яс­не­ния. Ко­гда по­слан­ные от­пра­ви­лись, то Сми­рен­ни­ков по­пал­ся им на­встре­чу со сло­ва­ми: «Я знаю, что ме­ня зо­вет свя­щен­ник отец Иоанн, и я иду к нему». Я стал по­дроб­но рас­спра­ши­вать его о неудо­воль­ствии ко мне, о его жиз­ни. На во­прос, гра­мо­тен ли он, он от­ве­тил, что хо­тя и негра­мо­тен, но Еван­ге­лие и мо­лит­вы зна­ет. За­тем я по­про­сил его объ­яс­нить, от­ку­да он зна­ет ме­ня, что да­же опи­сал мою на­руж­ность сво­им со­бра­тьям, и от­ку­да узнал, что в из­вест­ный день дол­жен явить­ся к вам и что бу­ду учить вас мо­лить­ся. Ста­рик от­ве­чал, что ему все это ска­за­ли двое его то­ва­ри­щей. «Кто же эти двое тво­их то­ва­ри­щей?» – спро­сил я его. «Бе­лые лю­ди», – от­ве­чал ста­рик. – «Где же эти твои бе­лые лю­ди, что они за лю­ди и ка­кой на­руж­но­сти?» – спро­сил я его. «Они жи­вут неда­ле­ко, здесь в го­рах, и при­хо­дят ко мне каж­дый день», – и ста­рик пред­ста­вил мне их так, как изо­бра­жа­ют свя­то­го Ар­хан­ге­ла Гав­ри­и­ла, т. е. в бе­лых одеж­дах и пе­ре­по­я­сан­но­го ро­зо­вою лен­тою через пле­чо. – «Ко­гда же яви­лись к те­бе эти лю­ди в пер­вый раз?» – «Они яви­лись вско­ре по­сле то­го, как окре­стил нас иеро­мо­нах Ма­ка­рий». По­сле се­го раз­го­во­ра я спро­сил Сми­рен­ни­ко­ва, мо­гу ли я их ви­деть. – «Я спро­шу их», – от­ве­тил ста­рик и ушел от ме­ня. Я же от­пра­вил­ся на неко­то­рое вре­мя на бли­жай­шие ост­ро­ва для про­по­ве­да­ния Сло­ва Бо­жия и по воз­вра­ще­нии сво­ем уви­дел Сми­рен­ни­ко­ва и спро­сил его: «Что же, ты спра­ши­вал этих бе­лых лю­дей, мо­гу ли я их ви­деть, и же­ла­ют ли они при­нять ме­ня?» – «Спра­ши­вал, – от­ве­тил ста­рик. – они, хо­тя и изъ­яви­ли же­ла­ние ви­деть и при­нять те­бя, но при этом ска­за­ли: «За­чем ему ви­деть нас, ко­гда он сам учит вас то­му, че­му мы учим?» – Так пой­дем, я при­ве­ду к ним». То­гда что-то необъ­яс­ни­мое про­изо­шло во мне, ка­кой-то страх на­пал на ме­ня и пол­ное сми­ре­ние. Что, еже­ли в са­мом де­ле, по­ду­мал я, уви­жу их, этих Ан­ге­лов, и они под­твер­дят ска­зан­ное ста­ри­ком? и как я пой­ду к ним? ведь я же че­ло­век греш­ный, сле­до­ва­тель­но, и недо­стой­ный го­во­рить с ни­ми, и это бы­ло бы с мо­ей сто­ро­ны гор­до­стью и са­мо­на­де­ян­но­стью, ес­ли бы я ре­шил­ся ид­ти к ним; на­ко­нец, сви­да­ни­ем мо­им с ан­ге­ла­ми я, мо­жет быть, пре­воз­нес­ся бы сво­ею ве­рою или воз­меч­тал бы мно­го о се­бе... И я, как недо­стой­ный, ре­шил­ся не хо­дить к ним, сде­лав пред­ва­ри­тель­но по это­му слу­чаю при­лич­ное на­став­ле­ние как ста­ри­ку Сми­рен­ни­ко­ву, так и его со­бра­тьям-але­утам, чтобы они бо­лее не на­зы­ва­ли Сми­рен­ни­ко­ва ша­ма­ном».

Отец Иоанн Ве­ни­а­ми­нов весь­ма уте­шал­ся усер­ди­ем але­утов к слу­ша­нию Сло­ва Бо­жия и ис­пол­не­нию за­по­ве­дей. Ред­кие из них при его по­се­ще­нии укло­ня­лись по ле­ни или нера­де­нию от го­ве­ния и очи­ще­ния со­ве­сти, и так как их пи­ща все­гда оди­на­ко­ва, то они, чтобы от­ме­тить пост, в дни го­ве­ния со­всем ни­че­го не ели. Во вре­мя бо­го­слу­же­ния они сто­я­ли вни­ма­тель­но и на­столь­ко непо­движ­но, что мож­но бы­ло по сле­дам их ног узнать, сколь­ко на­ро­ду бы­ло в хра­ме. Мно­гие бы­ли боль­ши­ми мо­лит­вен­ни­ка­ми, что ча­сто об­на­ру­жи­ва­лось лишь слу­чай­но или при их кон­чине. К свя­щен­ни­кам пи­та­ли пре­дан­ность и лю­бовь и го­то­вы бы­ли услу­жить им, чем мог­ли. С рас­про­стра­не­ни­ем хри­сти­ан­ства ста­ло пре­кра­щать­ся мно­го­жен­ство и вне­брач­ное со­жи­тие, а так­же убий­ство ра­бов при по­гре­бе­нии знат­ных лиц. Да­же ссо­ры и дра­ки ста­ли про­ис­хо­дить ред­ко, а меж­до­усо­бия, силь­но рас­про­стра­нен­ные до то­го, со­всем пре­кра­ти­лись.

Кро­ме сво­ей паст­вы на ост­ро­вах, отец Иоанн Ве­ни­а­ми­нов по­се­тил так­же се­ле­ние Ну­ше­гак на ма­те­ри­ке Аме­ри­ки, где в пер­вое его по­се­ще­ние кре­сти­лось три­на­дцать че­ло­век, а во вто­рой при­езд чис­ло уве­ро­вав­ших воз­рос­ло до двух­сот два­дца­ти.

Жизнь сре­ди але­утов, по­сто­ян­ная про­по­ведь им Сло­ва Бо­жия спо­соб­ство­ва­ли углуб­ле­нию зна­ния от­цом Иоан­ном але­ут­ско­го язы­ка. В даль­ней­шем он сам изоб­рел для але­утов аз­бу­ку и ма­ло-по­ма­лу стал пе­ре­во­дить свя­щен­ные кни­ги. Так, он пе­ре­вел Ка­те­хи­зис и Еван­ге­лие от Мат­фея. По­яв­ле­ние этих пе­ре­во­дов але­уты встре­ти­ли с боль­шой ра­до­стью и ста­ли усерд­но учить­ся гра­мо­те. Отец Иоанн устро­ил на Уна­лаш­ке учи­ли­ще для маль­чи­ков и сам учил их, со­ста­вив все учеб­ни­ки.

Кро­ме язы­ка, отец Иоанн усерд­но изу­чал быт сво­ей паст­вы. Так, он со­брал пес­ни але­утов, по сво­им на­блю­де­ни­ям за при­род­ны­ми яв­ле­ни­я­ми со­ста­вил «За­пис­ку об ост­ро­вах Уна­лаш­кин­ско­го от­де­ла». Хо­ро­шо изу­чив фа­у­ну ост­ро­ва, он да­же по­да­вал цен­ные со­ве­ты рус­ским про­мыш­лен­ни­кам от­но­си­тель­но охо­ты на мор­ских ко­ти­ков, на­прав­лен­ные к со­хра­не­нию и умно­же­нию ста­да этих цен­ных жи­вот­ных.

Сам отец Иоанн Ве­ни­а­ми­нов жил с се­мьей сна­ча­ла в тес­ной зем­лян­ке, или юр­те, а по­том пе­ре­шел в скром­ный до­мик, вы­стро­ен­ный соб­ствен­ны­ми ру­ка­ми. Сво­бод­ное вре­мя он по­свя­щал де­ла­нию ор­ган­чи­ков, а так­же бе­се­дам и иг­ра­ми с детьми, сво­и­ми и чу­жи­ми, ко­то­рых он очень лю­бил и был с ни­ми очень нежен.

В та­ких за­бо­тах и неусып­ных тру­дах отец Иоанн Ве­ни­а­ми­нов про­вел на Уна­лаш­ке де­сять лет. В те­че­ние это­го вре­ме­ни он об­ра­тил в хри­сти­ан­ство всех жи­те­лей ост­ро­ва. Тру­ды и по­дви­ги от­ца Иоан­на Ве­ни­а­ми­но­ва не мог­ли остать­ся неза­ме­чен­ны­ми со сто­ро­ны на­чаль­ства, и он был на­граж­ден на­перс­ным кре­стом и пе­ре­ве­ден на ост­ров Сит­ху, в Но­во­ар­хан­гельск – адми­ни­стра­тив­ный центр рус­ских вла­де­ний в Се­вер­ной Аме­ри­ке, для про­све­ще­ния дру­го­го на­ро­да – ко­ло­шей.

Но­вая паства от­ца Иоан­на силь­но от­ли­ча­лась от але­утов как по внеш­не­му ви­ду, так и ха­рак­те­ром. В от­ли­чие от некра­си­вых, неук­лю­жих, но доб­рых але­утов, ко­ло­ши бы­ли до­воль­но кра­си­вы: у них боль­шие чер­ные гла­за, пра­виль­ные чер­ты ли­ца, чер­ные во­ло­сы, сред­ний рост. По нра­ву бы­ли они гор­ды и са­мо­лю­би­вы. Идя в го­сти к рус­ским, они на­де­ва­ли са­мые луч­шие свои на­ря­ды и дер­жа­ли се­бя с боль­шим до­сто­ин­ством. Они очень мсти­тель­ны: ес­ли ко­лош по­че­му-ли­бо не мог ото­мстить за оби­ду при жиз­ни, он за­ве­щал свою месть по­том­кам. О про­по­ве­ди хри­сти­ан­ства сре­ди ко­ло­шей не мог­ло быть и ре­чи, так как к рус­ским они от­но­си­лись с боль­шим по­до­зре­ни­ем.

При­быв на Сит­ху, отец Иоанн за­нял­ся сна­ча­ла изу­че­ни­ем язы­ка и обы­ча­ев ко­ло­шей. Вско­ре осо­бен­ный слу­чай из­ме­нил от­но­ше­ние ко­ло­шей к рус­ским. На ост­ро­ве на­ча­лась эпи­де­мия оспы, от ко­то­рой ко­ло­ши, от­ка­зы­вав­ши­е­ся при­ни­мать при­вив­ки от рус­ских, гиб­ли в боль­шом ко­ли­че­стве. Меж­ду тем рус­ские и але­уты, ко­то­рым оспа бы­ла при­ви­та, оста­лись невре­ди­мы­ми. Это за­ста­ви­ло и ко­ло­шей про­сить рус­ских о по­мо­щи, и по­сле сво­е­го спа­се­ния они пе­ре­ста­ли смот­реть на них как на сво­их вра­гов. Тем са­мым от­кры­лась воз­мож­ность про­по­ве­ди хри­сти­ан­ства. И хо­тя об­ра­ще­ние ко­ло­шей шло мед­лен­но, од­на­ко они от­но­си­лись к про­по­вед­ни­кам с ува­же­ни­ем и не пре­пят­ство­ва­ли же­ла­ю­щим кре­стить­ся.

На ост­ро­ве Сит­хе отец Иоанн про­был пять лет. Вся его пят­на­дца­ти­лет­няя де­я­тель­ность, сна­ча­ла на ост­ро­ве Уна­лаш­ке, а по­том на Сит­хе, от­ли­ча­лась тем же рве­ни­ем, ко­то­рое из­древ­ле про­сла­ви­ло про­по­вед­ни­ков Еван­ге­лия. Он все­гда с боль­шой осто­рож­но­стью при­ни­мал­ся за свое де­ло и тем при­вле­кал к се­бе гру­бые серд­ца ди­ка­рей; ста­рал­ся бо­лее убеж­дать, чем при­нуж­дать, и тер­пе­ли­во вы­жи­дал доб­ро­воль­но­го же­ла­ния кре­стить­ся. Для де­тей он устра­и­вал шко­лы, в ко­то­рых пре­по­да­вал по им са­мим со­став­лен­ным учеб­ни­кам. На­ко­нец, кро­ме про­све­ще­ния све­том Еван­ге­лия, он обу­чал ту­зем­цев куз­неч­но­му и плот­ниц­ко­му ре­мес­лам, на­учил их при­ви­вать оспу. При этом он снис­кал сер­деч­ное рас­по­ло­же­ние к се­бе: ди­ка­ри по­лю­би­ли его. И по­ис­ти­не он был их бла­го­де­те­лем и на­став­ни­ком.

За вре­мя пре­бы­ва­ния на Сит­хе от­цом Иоан­ном бы­ла на­ча­та кни­га «За­ме­ча­ния о ко­лош­ском и ка­дьяк­ском язы­ках и от­ча­сти о про­чих на­ре­чи­ях в Рос­сий­ско-аме­ри­кан­ских вла­де­ни­ях», ко­то­рая, как и грам­ма­ти­ка але­ут­ско­го язы­ка, удо­сто­и­лась лест­ных от­зы­вов спе­ци­а­ли­стов и внес­ла мно­го но­во­го в на­у­ку.

Мно­го­лет­ний опыт в де­ле рас­про­стра­не­ния Сло­ва Бо­жия убе­дил от­ца Иоан­на в том, что при раз­бро­сан­но­сти ту­зем­ных по­се­ле­ний и все воз­рас­тав­шем чис­ле кре­ще­ных труд­но под­дер­жи­вать дух хри­сти­ан­ства у паст­вы. Для это­го бы­ла нуж­на по­сто­ян­ная про­по­ведь, что бы­ло невоз­мож­но при ма­ло­чис­лен­но­сти свя­щен­ни­ков и недо­стат­ке средств. Ре­ше­ние это­го за­ви­се­ло от выс­ше­го на­чаль­ства, сле­до­ва­тель­но, нуж­но бы­ло хло­по­тать. Кро­ме то­го, ему нуж­но бы­ло лич­но про­сить раз­ре­ше­ния на из­да­ние свя­щен­ных книг на але­ут­ском язы­ке. С этой це­лью отец Иоанн ре­шил­ся от­пра­вить­ся в Пе­тер­бург. При­няв та­кое ре­ше­ние, Иоанн взял от­пуск и, от­пра­вив су­пру­гу и де­тей на ро­ди­ну в Ир­кутск, 8 но­яб­ря 1838 го­да от­плыл с ост­ро­ва Сит­хи. Пла­ва­ние его про­дол­жа­лось око­ло вось­ми ме­ся­цев. 25 июня 1839 го­да он при­был в Пе­тер­бург.

По при­бы­тии в сто­ли­цу отец Иоанн в тот же день явил­ся в Свя­тей­ший Си­нод и сво­и­ми рас­ска­за­ми жи­во за­ин­те­ре­со­вал его чле­нов. Од­на­ко хло­по­ты в Си­но­де рас­тя­ну­лись на несколь­ко ме­ся­цев, ко­то­рые отец Иоанн не по­тра­тил на­прас­но. Он за­нял­ся сбо­ром по­жерт­во­ва­ний для рас­про­стра­не­ния и утвер­жде­ния хри­сти­ан­ства на Але­ут­ских ост­ро­вах и с этой це­лью от­пра­вил­ся в Моск­ву. В Москве он явил­ся к прео­свя­щен­но­му Фила­ре­ту, то­гдаш­не­му мит­ро­по­ли­ту Мос­ков­ско­му. Свя­ти­тель с пер­во­го взгля­да по­лю­бил тру­до­лю­би­во­го про­по­вед­ни­ка. «В этом че­ло­ве­ке есть что-то апо­столь­ское», — го­во­рил он об от­це Иоанне. Не раз в сво­бод­ное вре­мя бе­се­до­ва­ли они на­едине, и свя­ти­тель с удо­воль­стви­ем слу­шал див­ные рас­ска­зы от­ца Иоан­на о его жиз­ни сре­ди але­утов. Осе­нью отец Иоанн вер­нул­ся в Пе­тер­бург, где его жда­ло ре­ше­ние Свя­тей­ше­го Си­но­да об уве­ли­че­нии шта­та свя­щен­но- и цер­ков­но­слу­жи­те­лей в аме­ри­кан­ских вла­де­ни­ях Рос­сии. Ему так­же бы­ло раз­ре­ше­но пе­ча­тать свои пе­ре­во­ды, и, кро­ме то­го, за свои дол­го­лет­ние апо­столь­ские по­дви­ги он был на­граж­ден зва­ни­ем про­то­и­е­рея.

Но не толь­ко ра­дост­ные ве­сти жда­ли его в Пе­тер­бур­ге; из Ир­кут­ска со­об­щи­ли о кон­чине его су­пру­ги. Тяж­ко по­ра­зи­ло его это го­ре. Мит­ро­по­лит Фила­рет, уте­шая его, убеж­дал при­нять мо­на­ше­ство. Но из-за обре­ме­нен­но­сти боль­шой се­мьей и невоз­мож­но­сти в мис­си­о­нер­ских разъ­ез­дах вы­пол­нять все тре­бо­ва­ния мо­на­ше­ско­го уста­ва отец Иоанн со­гла­сил­ся не сра­зу. Ко­гда же, по хо­да­тай­ству мит­ро­по­ли­та Фила­ре­та, де­ти его (а их у него бы­ло ше­сте­ро: две до­че­ри и че­ты­ре сы­на) бы­ли устро­е­ны на ка­зен­ное со­дер­жа­ние, то он, ви­дя в этом ука­за­ние Бо­жие, по­дал про­ше­ние о по­стри­же­нии в мо­на­ше­ство. По­стриг был со­вер­шен 19 но­яб­ря 1840 го­да с на­ре­че­ни­ем име­ни Ин­но­кен­тия, в честь свя­ти­те­ля Ир­кут­ско­го. На дру­гой день иеро­мо­нах Ин­но­кен­тий был воз­ве­ден в сан ар­хи­манд­ри­та.

Меж­ду тем в Свя­тей­шем Си­но­де со­сто­я­лось ре­ше­ние об об­ра­зо­ва­нии но­вой епар­хии, к ко­то­рой бы­ли от­не­се­ны и Але­ут­ские ост­ро­ва. Воз­ник во­прос о на­зна­че­нии ар­хи­ерея на но­вое ме­сто. Им­пе­ра­то­ру Ни­ко­лаю Пав­ло­ви­чу был пред­став­лен спи­сок из трех из­бран­ни­ков, в чис­ле ко­то­рых был и ар­хи­манд­рит Ин­но­кен­тий. Го­су­дарь по­же­лал его ви­деть. Об­лас­кав но­во­по­став­лен­но­го ар­хи­манд­ри­та, им­пе­ра­тор ска­зал ему на про­ща­нье: «Пе­ре­дай­те мит­ро­по­ли­ту, что я же­лаю, чтобы вы бы­ли на­зна­че­ны ар­хи­ере­ем но­вой епар­хии».

По­свя­ще­ние Ин­но­кен­тия во епи­ско­па Кам­чат­ско­го, Ку­риль­ско­го и Але­ут­ско­го по­сле­до­ва­ло 15 де­каб­ря 1840 го­да в Ка­зан­ском со­бо­ре. «Я твер­до упо­ваю и ве­рую, – го­во­рил во вре­мя сво­е­го на­ре­че­ния во епи­ско­па Ин­но­кен­тий, – что Гос­подь, так дав­но пу­те­во­дя­щий ме­ня и да­ю­щий мне ныне но­вый жре­бий слу­же­ния бла­го­да­тию Сво­ею, да­ру­ет мне и но­вые си­лы к со­вер­ше­нию мо­е­го слу­же­ния. Мо­лю вас, Бо­го­из­бран­ные от­цы и пред­сто­я­те­ли су­щей на зем­ле Церк­ви! Вос­при­и­ми­те ме­ня в мо­лит­вы ва­ши и мо­ли­те Гос­по­да, да бу­дет со мною бла­го­дать и ми­лость Его все­гда». 10 ян­ва­ря 1841 го­да прео­свя­щен­ный Ин­но­кен­тий уже вы­ехал из Пе­тер­бур­га к ме­сту сво­е­го слу­же­ния на ост­ров Сит­ху, в Но­во­ар­хан­гельск, где бы­ло на­зна­че­но его ме­сто­пре­бы­ва­ние.

Об­рат­ный путь епи­скоп Ин­но­кен­тий со­вер­шал уже через Си­бирь. По пу­ти он за­ехал в Ир­кутск. Мож­но се­бе пред­ста­вить, с ка­ким чув­ством въез­жал прео­свя­щен­ный Ин­но­кен­тий в свой род­ной го­род и с ка­ким бла­го­го­ве­ни­ем и ра­до­стью встре­ча­ли жи­те­ли И


Молитвы
Тропарь святителю Иннокентию, митрополиту Московскому
глас 1

Во вся страны́ полу́нощныя изы́де веща́ние твое́,/ я́ко прие́мшия сло́во твое́,/ и́хже боголе́пно научи́л еси́,/ неве́дущия Христа́ све́том Ева́нгелия просвети́л еси́,/ челове́ческия обы́чаи украси́л еси́,/ Росси́йская похвало́, святи́телю о́тче наш Инноке́нтие,/ моли́ Христа́ Бо́га// спасти́ся душа́м на́шим.

Перевод: По всему Северу прошла проповедь твоя, поскольку принявших слово твоё, которым ты богодостойно раскрыл истины веры, незнающих Христа ты просветил светом Евангелия, облагородил человеческие нравы, моли Христа Бога о спасении душ наших.

Ин тропарь святителю Иннокентию, митрополиту Московскому
глас 3

Пе́рвый учи́тель пре́жде те́мным язы́ческим племена́м,/ пе́рвый возвести́тель им пути́ спаси́тельнаго,/ апо́стольски потруди́выйся в просвеще́нии Сиби́ри и Аме́рики,/ святи́телю о́тче наш Инноке́нтие,/ Влады́ку всех моли́/ мир вселе́нней дарова́ти// и душа́м на́шим ве́лию ми́лость.

Перевод: Первый учитель прежде темных языческих народов, первый возвеститель им пути спасительного, апостольски потрудившийся в просвещении Сибири и Америки, святитель отче наш Иннокентий, Владыку всех моли мир вселенной даровать и душам нашим великую милость.

Тропарь святителям Московским
глас 4

Первопресто́льницы Росси́йстии,/ и́стиннии храни́телие апо́стольских преда́ний,/ столпи́ непоколеби́мии, правосла́вия наста́вницы,/ Пе́тре, Алекси́е, Ио́но, Фили́ппе и Ермоге́не,/ Влады́ку всех моли́те/ мир вселе́нней дарова́ти,// и душа́м на́шим ве́лию ми́лость.

Перевод: Первосвятители Российские, истинные хранители апостольских преданий, непоколебимые столпы, наставники Православия, Петр, Алексей, Иона, Филипп и Ермоген, Владыку всех молите даровать мир вселенной и душам нашим великую милость.

Кондак святителю Иннокентию, митрополиту Московскому
глас 4

И́стинный и нело́жный учи́тель был еси́:/ запове́данная бо Го́сподем сам сотвори́в,/ и́мже учи́л еси́ и наказа́л еси́ ко благоче́стию приходя́щая ча́да,/ неве́рныя вразумля́л еси́ позна́ти ве́ру и́стинную,/ просвеща́я их святы́м Креще́нием./ Сего́ ра́ди со апо́столы ра́дуешися,// прие́мля по́честь благове́стника Христо́ва.

Перевод: Ты был искренним и истинным учителем, поскольку заповеданное Господом делал сам и тому же учил, наставлял благочестию всех приходящих, неверующих вразумлял познать веру истинную, просвещая их святым Крещением. Поэтому ты радуешься вместе с апостолами, приняв почетное звание благовестника Христова.

Кондак святителям Московским
глас 3

Во святи́телех благоче́стно пожи́сте,/ и лю́ди к Богоразу́мию наста́висте, и до́бре Бо́гу угоди́сте,/ сего́ ра́ди от Него́ нетле́нием и чудесы́ просла́вистеся,// я́ко ученицы́ Бо́жия благода́ти.

Перевод: Вы благочестиво прожили как святители и людей к познанию Бога направляли и хорошо послужили Богу, поэтому от Него прославились нетлением и чудотворением, наученные Божией благодатью.

Молитва святителю Иннокентию, митрополиту Московскому

О, па́стырю до́брый и учи́телю прему́дрый, о́бразе благонра́вия всем, благоче́стно жи́ти хотя́щим, святи́телю о́тче наш Инноке́нтие! К тебе́, я́ко ча́да ко отцу́, прибега́ем и мо́лимся, помина́я твою́ любо́вь к лю́дем: бу́ди щит несокруши́м Святе́й Це́ркви Правосла́вней и оте́честву на́шему, архиере́и благоле́пием святи́тельства и прему́дростию украси́, па́стырем в служе́нии ре́вность да́руй, мона́шествующия к по́двигом до́браго тече́ния в послуша́нии утверди́, правосла́вным христиа́ном ве́ру святу́ю непоро́чну соблюсти́ умоли́, мир весь предста́тельством твои́м умири́. Те́плый наш моли́твенниче, всеросси́йский свети́льниче, просвети́телю Сиби́ри и Аме́рики, осени́ го́рним благослове́нием нас, в ско́рбех су́щих, и пода́ждь утеше́ние и избавле́ние от боле́зней душе́вных и теле́сных; испроси́ нам свы́ше дух кро́тости, целому́дрия, смиренному́дрия, терпе́ния и любве́, да про́чее вре́мя жития́ на́шего в ве́ре и покая́нии поживе́м и в жи́зни ве́чней благода́рне восхва́лим просла́вльшаго тя Го́спода – Отца́, и Сы́на, и Свята́го Ду́ха, Тро́ицу Единосу́щную и Неразде́льную, ны́не и при́сно и во ве́ки веко́в. Ами́нь.


Каноны и Акафисты
Акафист святителю Иннокентию (Вениаминову), митрополиту Московскому и Коломенскому, апостолу Америки и Сибири

Кондак 1

Возбранный Святителю и добрый пастырю Богоданных словесных овец. Посвятивый всю жизнь твою, горение сердца и душу Христу. В полунощных странах неустанно трудивыйся, Святыя ради Церкви и спасения всех, не помышляя земныя награды. Мы же наследницы велия благодати твоея, воспеваем ти похвальныя песни сия. Ты бо предстоиши пред престолом Бога Славы, и ходатайствуеши о земле нашей и людех ея. Сия совокупльше воедино, Святая Церковь с нею же и мы благодарственная воспеваем ти тако:

Радуйся, святителю Московский Иннокентие, Апостолам равный и Аляски просветителю.

Икос 1

Ангелов сожителю бывый, святый Иннокентие, яко новый апостол возсиял от малыя веси сибирския до стран дальневосточных и мира западнаго. Из млада избра тя Господь, да прославиши светом православия древния языческая народы аляскинския и азиатския, да вкупе с нами прославят тя песненными похвалы сицевыми:

Радуйся, великий подражателю Христов и приемников его, Апостолов:

Радуйся, благовестителю арктических народов.

Радуйся, учителю Богомудрый алеутов и колошей:

Радуйся, светильниче пресветлый эскимосов и коряков.

Радуйся, смиренне подвижниче, стопы бо твоя от Бога исправляли бо ся:

Радуйся, устроителю церкви православныя Американския.

Радуйся, проповедати Евангелие вожделевый:

Радуйся, к неведающим спасения жалости исполненный.

Радуйся, святителю Московский Иннокентие, Апостолам равный и Аляски просветителю.

Кондак 2

Видяще отличныя от иных отрок добрыя познания в учении Божественнем, многия стремления и таланты твоя, такожде и велию радость в служении Богу и Церкви святей его, сродник твой от младых лет наставляя тя на путь веры и благочестия, во еже воспевати Богу: Аллилуиа.

Икос 2

Разум духовный от юности твоея Богом ти даровася, во еже служити Ему вся дни живота твоего и премудрости мира сего познавати. Мы же поминая святость жития твоего, празднуем с веселием память твою:

Радуйся, наставницы и учители твоя мудростию своею поразивый.

Радуйся, смирения и кротости исполненный:

Радуйся, твердое православия укрепление:

Радуйся, честное Пресвятыя Троицы носило и похваление.

Радуйся, подвиги твоими всех удививый:

Радуйся, ересь идольскую искоренивый.

Радуйся, употребивый таланты твоя на служение Вышнему.

Радуйся, нас вдохновивый на служение Богу и ближнему:

Радуйся, святителю Московский Иннокентие, Апостолам равный и Аляски просветителю.

Кондак 3

Сила вышняго вразуми тя к приятию Божественныя воли на служение Апостольское во Аляске, егда завершися учение твое во Иркутске. Идеже ты вместе с супружницею твоею возлюбленною Екатериною и чадом малым, отправися во апостольское путьшествие ко Российстей Америке воспевая Богу: Аллилуиа.

Икос 3

Имеяше воистину, отче Иннокентие, с небесе благодать тебе дана быти, а не от земли: како бо кто от человек возможет твоея ревности по Бозе познати? Ты бо не возбоялся еси расстояния дальнего и пути длительного, ради Евангелия Христова, по тундре замороженной и бурным морям путьшесвовавый. Тем же и мы, вдохновляемии подвиги твоими, вопием ти сице:

Радуйся, Апостолом бывый Америце:

Радуйся, основателю Церкви Православныя в мире западнем.

Радуйся, славный подражателю Апостола Павла:

Радуйся, храбро путьшествовавый по бурным морям северным.

Радуйся, Духом Святым укрепляемый:

Радуйся, Ангелы Господни носимый и охраняемый.

Радуйся, столпе православия непоколебимый:

Радуйся, пастырю Христов небоязненный.

Радуйся, святителю Московский Иннокентие, Апостолам равный и Аляски просветителю.

Кондак 4

Бурю внутрь имея помышлений сумнительных, како достойно есть пети и познати чудеса Твоя подвиги и терпение, блаженне Иннокентие? Никтоже бо может я исчести, ты же достигнув благополучно островов Уналашкинских, Ангелы хранимый в море бурнем, на брегу воспел хвалебную ангельскую песнь Богу: Аллилуиа.

Икос 4

Слышаша, Богомудре Иннокентие, ближнии и дальнии величие чудес твоих, яко уподобися ты в труде своем святым Кириллу и Мефодию, дал еси азбуку Алеутом Колошам и прочим северным народом, во еже могли бы Бога Истиннаго познати, и славити Его непрестанно, много потрудился на поприще сем, переводя писание Божественное на наречия северныя, мы же прославляем Бога, даровавшего нам светильника таковаго, вопием тебе с радостию:

Радуйся, просветителю древних северных народов:

Радуйся, Триединаго Божества благовеститель в штате Аляска.

Радуйся, устроивый Церковь Христову на камени твердом:

Радуйся, мудро сеявый благое и истинное на ниве благоплодной.

Радуйся, рабе усердный не скрывый таланта Божественнаго:

Радуйся, малое стадо Христово собравый воедино.

Радуйся, закона Христова скрижали, Богом писанныя:

Радуйся, яко истину Христову неведущии имут тя учителя.

Радуйся, святителю Московский Иннокентие, Апостолам равный и Аляски просветителю.

Кондак 5

Боготечная звезда явися тебе святаго Иннокентия Иркутскаго подвиг. Ты же примеру его подражая, наставляя вере православней язычники, путьшествоваше всюду, собирая рассеянное свое стадо, крестя их во имя Отца и Сына и Святаго Духа, верныя же научая, спасающему тобою Богу взывати: Аллилуиа.

Икос 5

Видеша людие язычестии подвиги и труды твоя, притекаху к тебе аки доброму пастырю, внимаху всякому слову из уст твоих исходящему, ты же имея радение о них, открываше школы повсюду во еже учити отроки истине, сего ради слышиши от всех сице:

Радуйся, наблюдателю проницательный чудес Зиждителевых:

Радуйся, преподавателю терпеливый истин простых и мудрых.

Радуйся, богатство неисчерпаемое в неверии живущим:

Радуйся, просветителю темноты невежества.

Радуйся, промышления о людех приятелище:

Радуйся, чистоты веры усердный хранителю.

Радуйся, всего мира во Христе утверждение:

Радуйся, наставниче добрый ко спасению.

Радуйся, святителю Московский Иннокентие, Апостолам равный и Аляски просветителю.

Кондак 6

Проповедника велия Богоносна чтит тя, преблаженне Иннокентие, Сибирь вся, Америка и Аляска, ты бо проповеда Евангелие на языках северных научая всех взывати Богу: Аллилуиа.

Икос 6

Возсиял еси свет животный, идяше просветити новокрещенныя люди земли полунощныя Христовым учением. Тии же, узревше Тя, яко ангела светла, спасение благовестити грядуща, яко пастыря добра, душу свою за овцы полагающа, восприяша реку Амур новым Иорданом в ней крестишася, с нимиже и мы вкупе воспеваем тебе сице:

Радуйся, в миру живый, но мирскаго не искавый:

Радуйся, Христа славити всеми языки завещавый.

Радуйся, просветителю великий племен всех северных:

Радуйся, подателю света Христова даже до последних времен.

Радуйся, делателю славный винограда Христова:

Радуйся, пастырю добрый и милостивый стада Иисусова.

Радуйся, слова Божия верный толкователю:

Радуйся, мира Христова всюду насадителю.

Радуйся, святителю Московский Иннокентие, Апостолам равный и Аляски просветителю.

Кондак 7

Хотя веру православную укоренити во стране полунощней повеле строити храм соборный, сам же таланты Богом ти данныя и приумноженныя, употребляя на дело благое сие, самостоятельно назираше строительство его, да в нем вернии воспоют Богу: Аллилуиа.

Икос 7

Новаго тя Павла, проповедника ревнастнаго разумеем, отче святый Иннокентие, давый не токмо грамоту новопросвещенным северным людем, целя их недуги не токмо душевныя, но и телесныя, порази всех знанием медицины таже и Богословия, мы же с познавшими чрез тя Христа воспеваем ти тако:

Радуйся, просветителю Тунгусов и Индейцев:

Радуйся, благовестителю эвенком и якутом.

Радуйся, таланты своими всех удививый:

Радуйся, Господеви, а не человеком угождати учивый.

Радуйся, врачу душевный вкупе же и телесный:

Радуйся, архитриклине пира церковнаго чудесный.

Радуйся, чрез все житие на ниве Господней потрудивыйся:

Радуйся, и по смерти от паствы своея любовию не отлучивыйся.

Радуйся, святителю Московский Иннокентие, Апостолам равный и Аляски просветителю.

Кондак 8

Странно бысть кругосветное путешествие твое, егда тя призваша предстати пред Святейшим Синодом, да представиши велия труды твоя и переводы, ради духовного одобрения, ты же достигше града Святаго Петра верно возопи Богу: Аллилуиа.

Икос 8

Весь еси предан быв душею же и телом заветам Христовым, мужественно прият весть о блаженной кончине супружницы твоея, посети святыни Киевския и Сергиевския, моляся усердно Господу о даровании ти благодати велия и помощи в трудех, с благодарением прият от руки святителя Филарета чин ангельский и сан архиерейский. Мы же поминающии сие дерзаем вопити к тебе сице:

Радуйся, Иоанну Крестителю в крещении людей поревновавый:

Радуйся, Кириллу и Мефодию в просвещении равный.

Радуйся, Герману Аляскинскому сомолитвенниче истинный:

Радуйся, Николая Японскаго наставниче славный.

Радуйся, Иннокентия Иркутскаго в проповедании подражателю:

Радуйся, Филарета Московскаго дел великий последователю.

Радуйся, венцем терпения на земли венчанный:

Радуйся, светом вечным на небеси осиянный.

Радуйся, святителю Московский Иннокентие, Апостолам равный и Аляски просветителю.

Кондак 9

Всякое древо по плоду познавается, плод же трудов твоих велий есть пред Господем. Возвратяся в сане епископа в новую епархию полунощной страны, усугуби труды во устроении и укреплении церкви Христовы. Сам устрои часы в колокольне новаго соборнаго храма, и повеле открытии семинарию на Ситхе обучения ради духовенства местного, да вси взывают Господу Сил: Аллилуиа.

Икос 9

Ветии многовещанныя подвигом твоим удивляются, ангели с тобою ликовствуют. Велика бо бысть епархия твоя, насеянная многими народы языческими, ты же посылаше проповедницы во вся удаленныя страны Сибири Восточной и на Аляску, да вси языцы познают веру истинную. Сего ради вопием ти сице,

Радуйся, Апостоле великий Арктический:

Радуйся, первый иерарше Американский.

Радуйся, истинный образе архипастыря православнаго:

Радуйся, не древле, а ныне подвизавыйся.

Радуйся, истинныя веры исповедниче:

Радуйся, Царствия Божия наследниче.

Радуйся, триязычную ересь поправый:

Радуйся, туземцам двери Царствия Небеснаго отверзый.

Радуйся, святителю Московский Иннокентие, Апостолам равный и Аляски просветителю.

Кондак 10

Спасти хотя всех притекающих к тебе, Богом водимый и ангелы укрепляемый, святителю Христов Иннокентие, посети народы Амурския долины Сибири, изучая нравы и обычаи, язык и традиции тоя страны, примером к подражанию им явился еси, непрестанно научая взывати Богу: Аллилуиа.

Икос 10

Стена еси всем, о православии трудящимся, и заступление к тебе с верою притекающим, святче Божий Иннокентие, пример достойный подражанию явивый, да продолжатся труды твоя в просвещении неведущих Христовой истины, мы же воспоминающее подвиги и труды твоя взываем ти сице:

Радуйся, добродетельми, яко виссоном, украшенный:

Радуйся, в премудрости с Соломоном сравненный.

Радуйся, подобно Иоанну Богослову Господа возлюбивый:

Радуйся, такожде и малыя чада твоя наставивый.

Радуйся, Евангелие переведый на языки туземныя:

Радуйся, основавый школы для изучения истины Божественныя.

Радуйся, семена Истины насадивый на почве Американстей:

Радуйся, трубо громогласная Евангельскаго благовестия.

Радуйся, святителю Московский Иннокентие, Апостолам равный и Аляски просветителю.

Кондак 11

Пение Всемогущему Богу паче иных принесл еси, святе Иннокентие, жизнь свою посвятивый просвещению иноверных, свет Евангельский донесый даже до конец земли, стопами обошед всю вселенную, на склоне лет своих быв призван на служения святительское, ты же восприяв сие со смирением Богу воспевая: Аллилуиа.

Икос 11

Светозарнаго светильника обретше в тебе, святителю Иннокентие, земля Русская, уподобися бо ты вселенским учителям, паству Российскую добре упасл еси, не забывая малая чада тобою оставленныя, поревноваше о них даже до смерти, мы же с ними согласно вопием ти таковая:

Радуйся, свете миру и соль земли бывый:

Радуйся, яко светильник, горяй во тьме, языком светивый.

Радуйся, ко Владыце всех нас покаянныя молитвы приносящий:

Радуйся, и сам о нас к Нему выну всегда молящийся.

Радуйся, светлое Православия проповедание:

Радуйся, златозрачное света Евангельскаго сияние.

Радуйся, сего ради велиим во Царствии Божием нареченный:

Радуйся, на земли в Церкви Господней прославленный.

Радуйся, святителю Московский Иннокентие, Апостолам равный и Аляски просветителю.

Кондак 12

Благодать просвещения и мира испроси нам, Святителю Христов Иннокентие, мира во всем мире, любви друг ко другу. Евангелие Христово до конца жития своего благовестивый, завещавый не плакати а радоватися о преставлении твоем, речей надгробных не глаголати но токмо проповедь назидательную и поучительную, мирно отшел еси в вышняя селения приявше Христовы тайны, мы же дивящееся таковому смирению вопием Богу: Аллилуиа.

Икос 12

Поюще труды твоя и подвиги, дивное житие на земли, прославляем тя, равноапостоле Христов Иннокентие: в тебе бо Бог в Троице прославляемый, дивно прославися, смиренно молим тя, силу свыше на укрепление православия ниспошли нам, на враги видимыя и невидимыя победу даруй, да вси народи приведенныя тобою ко Христу, вкупе же и мы воспеваем ти похвалы сия:

Радуйся, поминающих тя поминаяй:

Радуйся, нестроения наша исправляяй.

Радуйся, людем верным поможение:

Радуйся, рода христианскаго возвышение.

Радуйся, православия твердое ограждение:

Радуйся, неверия живое обличение.

Радуйся, Троицу Святую Богомудре исповедавый:

Радуйся, службу Божию совершати коемуждо своими языки завещавый.

Радуйся, святителю Московский Иннокентие, Апостолам равный и Аляски просветителю.

Кондак 13

О, преблагословенне отче Иннокентие, просвещение всех Христа чающих, нынешнее приемше малое приношение сие наше, вся народы православныя от находящих им зол и бед свободи, в мире любви и единении соблюди. И в царствие небесное предстательством твоим приведи всех нас, Богоприятным твоим ходатайством, да с тобою воспеваем: Аллилуиа.

Сей Кондак глаголи трижды. А по сем читается Икос 1 и Кондак 1.

Молитва святителю Иннокентию Московскому

О, пастырю добрый и учителю премудрый, образе благонравия всем, благочестно жити хотящим, святителю отче наш Иннокентие! К тебе, яко чада ко отцу, прибегаем и молимся, поминая твою любовь к людем: буди щит несокрушим Святей Церкви Православней и отечеству нашему, архиереи благолепием святительства и премудростию украси, пастырем в служении ревность даруй, монашествующия к подвигом добраго течения в послушании утверди, православным христианом веру святую непорочну соблюсти умоли, мир весь предстательством твоим умири.

Теплый наш молитвенниче, всероссийский светильниче, просветителю Сибири и Америки, осени горним благословением нас, в скорбех сущих, и подаждь утешение и избавление от болезней душевных и телесных; испроси нам свыше дух кротости, целомудрия, смиренномудрия, терпения и любве, да прочее время жития нашего в вере и покаянии поживем и в жизни вечней благодарне восхвалим прославльшаго тя Господа — Отца, и Сына, и Святаго Духа, Троицу Единосущную и Нераздельную, ныне и присно и во веки веков. Аминь.

Молитва иная святителю Иннокентию Московскому

О, святителю Христов Иннокентие, новоявленный угодниче! К тебе припадаем, раби Божии (имена), и молимся: всели в сердца наша любовь твою, еюже к Богу и ближним твоим в житии твоем преисполнен был еси.

Моли Христа Бога, да отпустятся нам согрешения наша вольная и невольная, да избавимся от всех враг видимых и невидимых, от всяких бед и скорбей и всяких недугов. Моли, да милостив будет нам Господь и зде, и в будущем веце и преставльшияся от нас отцы и братию, матери и сестры, и чада наша, в лики святых вчинив, в месте светле упокоит: да предстояще и поклоняющеся иконе твоей, имамы тя неусыпающаго молитвенника и предстоятеля о нас ко Господу, и благодарно с любовию величаем прославльшаго и послушающаго тя, в Троице славимаго Бога, Отца и Сына и Святаго Духа, ныне и присно, и во веки веков. Аминь.

Все святые

Святым человеком в христианстве называют угодников Божьих смысл жизни которых заключался в несении людям света и любви от Господа. Для святого Бог стал всем через глубокое переживание и общение с Ним. Все святые, чьи жития, лики и даты поминовения мы собрали для вас в этом разделе, вели праведную духовную жизнь и обрели чистоту сердца.